Пользовательский поиск

Книга Апокалипсис. Переводчик Яблоков Ю.. Содержание - Элизабет Бир Между дьяволом и синим морем

Кол-во голосов: 0

Солдаты уходят. Крови совсем мало, только две небольшие дырочки в тех местах, где пули вошли в тело. Мы здесь, Внутри, не знали, что теперь у них такое оружие. Мы не знали, что пули могут так убивать. Мы ничего не знали.

— Ты это сделала, — говорит Рэчел.

— Я сделала это ради вас, — отвечает Мэйми. — Ради вас!

Они стоят в противоположных концах кухни, Мэйми прижимается спиной к двери, которую она только что закрыла за собой, вернувшись наконец домой, Рэчел стоит у той стены, у которой умер Том. Дженни, напичканная снотворным, лежит в спальне. Хэл, юное лицо которого искажено яростью оттого, что он не смог противостоять пятерым вооруженным охранникам, сбегал за врачом, живущим в блоке J, и застал его перевязывающим ногу козе.

— Ты это сделала. Ты. — Она говорит с трудом, глухим голосом.

Кричи, хочется мне сказать. Рэчел, кричи.

— Я сделала это, чтобы спасти вас!

— Ты сделала это, чтобы я навсегда осталась в этой тюрьме. Как ты.

— Ты никогда не считала это место тюрьмой! — кричит Мэйми. — Ты же была счастлива здесь!

— А ты никогда не будешь счастлива. Никогда. Ни здесь, ни где-либо еще.

Я закрываю глаза, чтобы не видеть этого ужасного, взрослого выражения на лице моей Рэчел. Но в следующее мгновение она снова становится ребенком, бежит мимо меня в спальню, содрогаясь от рыданий, и хлопает дверью.

Я смотрю Мэйми в лицо.

— Зачем?

Но она не отвечает. И я понимаю, что это не имеет значения; я не поверила бы ей, что бы она ни сказала. Она не отвечает за свои действия. Она больна, она в депрессии. Теперь мне приходится поверить в это. Она моя дочь, и ее мозг пострадал так же, как и ее кожа, изуродованная страшными болячками. Она жертва болезни, и никакие ее слова не смогут ничего изменить.

Скоро утро. Рэчел стоит в узком проходе между кроватью и стеной, складывая свою одежду. На покрывале сохранился отпечаток тела Дженни, которая здесь спала; саму Дженни Хэл Стивенсон отвел в ее барак, где ей, проснувшись, не придется видеть Мэйми. На грубо сколоченной полке рядом с Рэчел горит масляная лампа, отбрасывая тени на новую стену, от которой исходит запах средства против термитов.

Одежды у Рэчел немного. Синие колготки, старые, неумело заштопанные; свитер с торчащими нитками; две пары носков; юбка, которую она надевала на танцы. Все остальное — на ней.

— Рэчел, — говорю я.

Она не отвечает, но я понимаю, чего ей стоит это молчание. Даже такое небольшое неповиновение, даже сейчас. И все же она уходит. Используя связи Мак-Хейба, она уходит Наружу, уходит, чтобы найти подпольную лабораторию по производству лекарства. Если его коллеги разработали следующее поколение препарата, она возьмет его с собой. И даже если лекарства нет, она все равно пойдет. И по пути постарается заразить своей болезнью как можно больше людей, заразить депрессией и отвращением к насилию.

Она считает, что это ее долг. Из-за Дженни, из-за Мэйми, из-за Мак-Хейба. Ей шестнадцать лет, и она верит — несмотря на то что она выросла Внутри, она верит, — что должна что-то предпринять. Даже если это окажется ошибкой. Лучше сделать ошибку, решила она, чем вообще ничего не сделать.

Она понятия не имеет о жизни Снаружи. Она никогда не смотрела телевизор, никогда не стояла в очередях за хлебом, никогда не видела "домов крэка" и кровавых фильмов. Она не знает, что такое напалм, пытка, нейтронная бомба, групповое изнасилование. Для нее Мэйми, с ее смятением и эгоистическими страхами, воплощает высшую степень жестокости и предательства; неуклюжие, робкие домогательства Питера — самую страшную опасность; кража цыпленка — преступление, перед которым меркнет все остальное. Она никогда не слышала об Освенциме, Канпуре,[43] инквизиции, боях гладиаторов, Нате Тернере,[44] Пол Поте, Сталинграде, Теде Банди,[45] Хиросиме, Ми-Лаи,[46] ручье Вундед-Ни,[47] Бабьем Яре, Кровавом воскресенье, Дрездене[48] и Дахау. Выросшая в атмосфере вялости и инертности, она ничего не знает о ярости, вызываемой депрессией, об эпидемии разрушения, развязанной нашей цивилизацией, которую так же сложно остановить, как заразную болезнь.

Я не думаю, что она сумеет найти подпольных ученых, что бы там ни рассказывал ей Мак-Хейб. Не думаю, что, выйдя Наружу, она сможет заразить сколько-нибудь значительное число людей. Не думаю, что она пройдет большое расстояние, прежде чем ее схватят, вернут сюда или убьют. Она не может изменить мир. Он слишком старый, слишком устойчивый, слишком злой. У нее ничего не получится. Нет на свете силы мощнее разрушения.

Я собираю вещи, чтобы идти с ней.

Элизабет Бир

Между дьяволом и синим морем

Элизабет Бир — автор ряда научно-фантастических романов, среди которых трилогия о Дженни Кейси: "Выкованная" ("Hammered"), "Шрам" ("Scardown") и "На связи с миром" ("Worldwire"), завоевавшая премию журнала "Locus"; "Глубинные течения" ("Undertow") и "Карнавал" ("Carnival"), попавший в число финалистов премии Филипа Дика. Она написала также фэнтезийную серию "Век Прометея" ("Promethean Age") и, в соавторстве с Сарой Монетт, роман "Товарищ волкам" ("А Companion to Wolves"). Кроме тою, начиная с 2003 года Элизабет Бир опубликовала около пятидесяти рассказов. Многие из них вошли в сборник "Цепи, которые ты отвергаешь" ("The Chains That You Refuse"). На веб-сайте писательницы imiw.elizabethbear.com представлена информация о готовящихся к выпуску новых произведениях.

В рассказе "Между дьяволом и синим морем", впервые появившемся в электронном журнале "SCI Fiction", описывается поездка курьера по постапокалиптической Америке. История напоминает повесть Роджера Желязны "Долина Проклятий" ("Damnation Alley"), хотя и не является вторичной. Элизабет Бир, несколько лет прожившая в Лас-Вегасе, явно поддалась очарованию окружающей пустыни, где некогда был ядерный полигон, что и отразилось на этом рассказе. Собирая материалу писательница специально изучала правила передвижения по радиоактивной зоне: если вдруг события, предшествующие описываемой истории, произойдут в действительности, это может оказаться полезным.

Наступил конец света — и миновал. И, в общем, оказалось, что большого значения он не имеет.

Почта в любом случае должна работать. Хари подписала подготовленные с вечера бумаги, сверила с календарем даты, посидела еще, разглядывая свою подпись, и надела на ручку колпачок. Покачивая в руке металлический стержень, подняла голову и взглянула в выцветшие глаза Диспетча.

— А что такого особенного в этом рейсе?

Он пожал плечами, развернул к себе сколотую стопку бумаг и принялся внимательно изучать правильность заполнения каждого бланка. Хари не следила за ним. Она никогда не делала ошибок.

— А что, непременно должно быть что-то особенное?

— Иначе ты не обещал бы мне столько заплатить.

Она усмехнулась, когда Диспетч поставил на стол термозащищенный стальной контейнер.

— Через восемь часов это должно быть в Сакраменто, — сказал он.

— Что там?

— Медицина. Эмбриональные стволовые клетки в контейнере с терморегуляцией. Температура не должна быть выше или ниже определенного уровня. К тому же по одной хитрой формуле посчитали, что клетки могут прожить в данном объеме питательной среды строго определенное время. И за то, чтобы получить их к восемнадцати ноль-ноль, заказчик в Калифорнии заплатит кругленькую сумму.

— Сейчас почти десять утра. Что значит слишком высокая или слишком низкая температура?

Хари взвесила в руке контейнер. Он был легче, чем казался на вид. И он без труда поместится в багажник ее мотоцикла.

вернуться

43

В Канпуре, осажденном англичанами во время восстания сипаев в Индии в 1857 г., восставшие убили 200 английских заложников, в основном женщин и детей.

вернуться

44

Haт Тернер — организатор восстания рабов в США в 1831 г., вместе со своими сообщниками убил около 90 белых людей.

вернуться

45

Тед Банди (1946–1989) — американский серийный убийца, предполагается, что в числе его жертв — примерно 35 женщин.

вернуться

46

Ми-Лаи — деревня во Вьетнаме, где в 1968 г. американские солдаты совершили убийств 500 мирных жителей.

вернуться

47

Бойня на ручье Вундед-Ни (1890) была последним крупным вооружённым столкновением между индейцами сиу и армией США. В ходе стрельбы погибли 350 индейцев, включая женщин и детей.

вернуться

48

Имеется в виду серия бомбардировок Дрездена, проведенных британскими ВВС 13–15 февраля 1945 г.; число жертв среди населения составило до 40 000 убитыми и 30 000 ранеными.

72
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru