Пользовательский поиск

Книга Молчаливая роза. Переводчик Виленский М. Э.. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

— Когда Флориан первый раз вошел к ней в комнату, она была еще совсем ребенком, ей едва исполнилось тринадцать. Она боялась его. О, как она его боялась… Он наказал ее в то утро за какую-то мелкую провинность, за нарушение им же самим установленных правил. Но она сразу поняла, что теперь он пришел совсем за другим, куда более ужасным. — Тетушка Стелл принялась комкать и разглаживать плед, лежавший у нее на коленях. — Он попытался убедить ее вести себя тихо, пообещал, что снова прибьет ее, если она не даст ему того, за чем он явился. Она сопротивлялась отчаянно, но он повалил ее на кровать. Потом Флориан сорвал с нее пеньюар. Это был подарок Энни от умершего незадолго перед тем отца. Пеньюар был белым и длинным, и его специально вышили для Энни.

У Девон перехватило горло.

— Господь Всемогущий!

— Энни потом говорила, что звук рвущейся ткани преследовал ее долгие годы.

Слезы снова заструились по щекам Девон, в то время как ее воображение проигрывало страшные сцены насилия. Эти картины ей уже доводилось видеть в ту злополучную ночь, которую она провела в Желтой комнате стаффордской гостиницы.

— Тогда еще на простынях осталась кровь, — едва слышно прошептала она.

— Она была маленькая и хрупкая, — сказала Стелл. — Когда Флориан входил в нее, он нанес ей жестокую травму.

Из уст Девон вырвался стон боли и отчаяния.

— Прошу вас… не надо больше. Я не в силах этого слышать.

Тетушка Стелл вздохнула и откинулась в кресле.

— Ничего, дорогая, ничего… В конце концов, это случилось очень и очень давно. Потом Энни удалось от него ускользнуть, и она получила от жизни свою долю счастья.

— Счастья? Но откуда бы ему взяться? Насколько я знаю, она прожила всю жизнь в одиночестве.

Тетушка Стелл улыбнулась.

— Она была счастлива. Это я вам могу сказать наверное.

Но Девон ей не поверила. Как может быть счастлива женщина, проживая в полном одиночестве в том самом доме, где ей приходилось страдать? Вытащив из сумочки салфетку она промокнула глаза.

— Этот человек воистину был монстром!

— Полагаю, он лишился рассудка. Энни говорила, что он часто совершал необъяснимые поступки, впадал в беспричинную ярость и все такое. В конце концов Энни убежала из дому. Она устроилась в приют и не покидала его до тех пор, пока Флориан и его жена не умерли. Я увидела ее, когда она пришла с визитом к моим родителям. Нам потребовалось совсем немного времени, чтобы сблизиться.

— Я никогда не смогу забыть о том, что он с ней сотворил.

— Деточка, все это уже давно сделалось историей. Теперь он не может причинить ей боль.

Ой ли! — подумала Девон. Она собралась было поделиться своими сомнениями со Стелл, но на лицо старой женщины снова снизошел покой и Девон не захотелось его нарушать.

— Одного я не могу понять, — сказала она, — отчего все это свалилось именно на мою голову? Я даже представления не имею, что мне делать со всеми этими тайнами.

Тетушка Стелл наклонилась к Девон и похлопала ее по руке.

— Когда настанет время, вы поймете, как вам быть дальше. Пути Господни неисповедимы, Девон. Делайте то, что должно, и не позволяйте никому вставать у вас на дороге.

— Даже Джонатану? Он не хочет и слышать о том, чтобы я продолжала расследование. Он желает сохранить репутацию Стаффордов незапятнанной.

— Ерунда все это. Флориан Стаффорд не единственная паршивая овца в семейном стаде. Не обращайте внимания и продолжайте свое дело. — Стелл сжала ладонь Девон. — Если у моего племянника хватит сообразительности, он вам сам окажет помощь.

Девон обреченно покачала головой.

— Никогда он этого не сделает. Наоборот, он будет строить мне всяческие козни, чтобы меня остановить.

— Ну, для этого нужно время.

— За последние несколько недель мы часто были вместе.

— А потом Джонатан обозлился и разорвал с вами отношения…

Девон подняла взгляд.

— Это я обозлилась, когда узнала, что он скрывает от меня факты. Это я разорвала с ним отношения.

Тетушка Стелл улыбнулась.

— Что ж, понятно…

— Мне бы хотелось, чтобы того, что произошло со мной, никогда не происходило. Но теперь я не в силах забыть случившееся.

— Зачем же забывать? Если на то будет Господня воля вы узнаете, как действовать дальше.

Девон эти слова несколько ободрили, ведь именно таким образом она и поступала с самого начала — в соответствии с волей Творца. Она собралась сказать еще что-то, но заметила, что тетушка Стелл снова переключилась на созерцание трепыхавшихся за окном веток.

Девон с силой сжала руку старой леди.

— Мне пора, — тихо сказала она. Тетушка Стелл молчала. — Я ужасно рада, что мне довелось с вами познакомиться.

Старушка только улыбнулась в ответ и принялась раскачиваться в своем кресле взад-вперед, взад-вперед…

Глава 17

Пока Девон шла от тетушки Стелл, ее не покидало щемящее чувство жалости. Она оплакивала тяжкий жизненный путь Энни Стаффорд. На свой счет она была спокойна, поскольку знала наверняка, что ничего ей в ту злополучную ночь не привиделось и все, что произошло в Желтой комнате, было не менее реальным, чем унылый зимний пейзаж.

Отвезя Элвуда Доббса домой, Девон попрощалась с ним и поблагодарила за предоставленную возможность побеседовать с тетушкой Стелл. Она собралась было побродить среди руин родового гнезда Стаффордов, но пошел дождь со снегом, что было очень похоже на непогоду в день ее первого визита в это местечко.

— Боюсь, нам еще раз придется сюда приехать. — сказала она задумчиво водителю. — Сегодня мы провели здесь довольно много времени, и теперь я хочу отправиться обратно.

По пути домой Девон занесла в блокнот все, что удалось почерпнуть во время беседы с Элвудом Доббсом и тетушкой Стелл. К себе на квартиру она вернулась в самом конце рабочего дня и еще стояла в дверном проеме, когда зазвонил телефон. Пробежав по коридору, Девон успела подхватить трубку прежде, чем телефон замолчал.

— Ага, вот ты и попалась. Я просто обзвонилась тебе сегодня. — Это была Марсия Уинтерс, ее литературный агент.

— Извини, Марсия, у меня выдалась очень загруженная неделя.

— И конечно, ты, не разгибая спины, сидела над «Следами»? — Девон отметила, что в голосе Марсии прозвучало раздражение.

— «Следам» я посвящаю утро. — Честно говоря, это было преувеличением, но заканчивать роман так или иначе было необходимо. Она еще раз пообещала себе взяться с утра пораньше за недописанную книгу, а потом переключиться на Стаффордский проект.

— Когда ты намереваешься представить книгу? Издатель уже начал дергаться. Не стоит портить с ним отношения.

Девон подумала с минуту, пытаясь представить себе объем предстоящей работы, потом сказала.

— Дай мне время до тридцать первого января. Обещаю, что готовая рукопись будет лежать на твоем столе в пять часов вечера.

— Хорошая девочка. — Подведя столь оптимистический итог, Марсия повесила трубку, и телефон сразу же затрезвонил снова. На этот раз звонила Эвелин Фрэнки, ее издатель. Беседа прошла примерно в том же ключе, что и с Марсией, еще более укрепив решимость Девон разобраться с долгами. Как только «Следы» будут дописаны, исчезнет проблема денег, а значит, можно будет все силы положить на работу над новой книгой, окончание которой представлялось теперь Девон главной задачей жизни.

Молчаливая роза.

Эти два слова пришли к ней неожиданно, как было неожиданным все, что так или иначе имело отношение к Стаффордскому проекту. Девон не смогла бы ответить на вопрос, почему решила остановиться именно на этом названии: просто она сразу поняла, что лучшего не найти.

Включив записывающее устройство телефона и прослушав голоса людей, звонивших ей в течение дня, среди которых вопреки ее надеждам не оказалось голоса Джонатана, Девон направилась к компьютеру, чтобы просмотреть заметки к завершающим главам романа «Следы», но не успела сделать и нескольких шагов, как телефон опять напомнил о себе уже в третий раз с момента ее возвращения под родной кров. Девон решила, не поднимая трубку, прослушать сообщение и сразу же замерла на месте, услышав хорошо знакомый глубокий мужской голос.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru