Пользовательский поиск

Книга Молчаливая роза. Переводчик - Виленский М. Э.. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

Одну пару рук она знала хорошо: это были руки Майкл гладкие, ухоженные пальцы, полированные, наманикюренные ногти, — и они отлично выполняли то, что им было положено. Другие руки спутать с ними было просто невозможно. Грубые пальцы проникали в нее, мозолистые ладони гладили ее. Это не были руки Майкла, но Боже, какие чудесные ощущения они вызывали.

Майкл раздвинул ей ноги и проник внутрь ее тела. Тем временем другие руки продолжали делать свое. Фантастика! — сказала она себе. Наслаждайся, раз судьба посылает тебе такую возможность. И она наслаждалась.

— Майкл, — шептала Девон, чувствуя, что приближав венец удовольствия, страсть набегала на нее волнами восторга. Она задрожала, словно в лихорадке, а чужие руки все прекращали своей работы, растягивая ее удовольствие, делая его острее, чем это когда-либо было у нее с Майклом. В этот момент Майкл тоже достиг вершины наслаждения. Она прижалась к нему изо всех сил, но вдруг ее внутреннее зрение обнаружило, что это был вовсе не Майкл. На его месте возник смуглый мужчина с хорошо развитой мускулатурой, грубый и одновременно нежный. Работяга, судя по всему, и скорее всего иностранец, подумала Девон, хотя и не понимала хорошенько, откуда у нее взялись подобные мысли.

Португалец, тут же неизвестно почему решила она. Смелый, страстный любовник. Сумасшествие, да и только. Однако, когда блестевший от пота Майкл откинулся на спину, руки воображаемого незнакомца легкими пожатиями пожелал ли ей счастливо оставаться, она решила, что, возможно, это совсем так.

— Это было удивительно, — сказал Майкл едва ли не с благоговением.

— Да.

Некоторое время они лежали молча. Девон не хотелось избавляться от восхитительного чувства, оставшегося после того, второго человека. Майкл же наконец перекатился на бок, свесил с постели ноги, встал и отправился в душ. Предполагалось, что Девон к нему присоединится. Она вздохнула — как хорошо было бы полежать еще немного, но делать нечего. В следующее мгновение она опустила свои длинные стройные ноги на прикроватный коврик.

Когда с мытьем было покончено, Майкл открыл дверь ванной комнаты и обнаружил, что в спальне темно.

— Это ты выключила свет? — спросил он, глядя в темноту.

— Наверное, перегорела лампочка. — Девон хотела было подойти к столику, но Майкл ее остановил.

— Да Бог с ней. Давай-ка ложиться спать.

Девон растянулась на постели, Майкл же щелкнул выключателем и погасил свет в ванной. Потом он сделал два шага по направлению к кровати и замер. Девон затаила дыхание. Вернее, она не могла дышать.

В комнате было темно, хоть глаза выколи. Тем не менее, Девон показалось, что тьма надвигается в каком-то концентрированном виде и словно обволакивает ее. Темнота клубилась, словно живое существо, разрасталась, окутывала своими щупальцами их обоих.

Майкл снова включил свет в ванной. Он был бледен как мел и держался за дверной косяк — судя по всему, ему и в самом деле требовалась поддержка.

— Майкл? — позвала Девон. Она была уверена, что он испытал то же чувство.

На этот раз он не стал тушить свет в ванной. Хотя свет бил Девон в глаза, у нее и мысли не возникло, что его можно выключить снова.

Майкл проскользнул под одеяло и перекатился на свою сторону. О горевшем в ванной свете он даже не упомянул — просто взбил подушку и закрыл глаза. Ему понадобилось довольно много времени, чтобы восстановить привычный ритм дыхания и погрузиться в беспокойную дремоту.

Девон лежала в одном положении в течение получаса, опасаясь пошевелиться. Что-то произошло — в этом она не сомневалась. Как не сомневалась в том, что нечто снова на нее обрушится и ждать осталось недолго.

Глава 2

Волнения и беспокойства донимали Девон и прежде. Беспричинные тревоги не были редкостью, но никогда не продолжались слишком долго.

Отправляясь в путешествие, она предполагала отдохнуть расслабиться, но пребывание в этой старой гостинице только увеличило нервное напряжение, снедавшее ее последнее время. Причиной, возможно, явилось недосыпание или переизбыток общения, при котором требовалось сдерживать себя и значит, нервничать еще больше. А может, все дело было в не дописанной книге?

Явными признаками беды для Девон всегда были сильном сердцебиение, потеющие ладони и покалывание в пальцах. Тревога со временем вызывает страх — так ей сказал врач. Впервые она испытала все это через шесть месяцев после разрыва с Полом. Пол заявил тогда, что их брак — ошибка. Он вовсе не собирался жить семейной жизнью в общепринятом смысле этого слова. Ему требовалась свобода, чтобы «найти себя» — так он выразился. «Брак — это не мое», — добавил он и исчез.

Вот тогда-то сознание Девон стало словно распадаться на составляющие. Брак означал для нее вечность. Ее родители состояли в браке в течение тридцати пяти лет. Они так и не смогли понять, отчего ушел Пол. И Девон тоже не могла. Она любила Пола.

Когда появились первые симптомы, она сразу поняла, что у нее нервный срыв. Благодарение Богу, Он послал ей Эрни Таунсенда — психолога, чей телефон Девон обнаружила, листая справочник втайне от родителей. Те были твердо уверены, что посещения психологов и психоаналитиков — причуда богатых людей, которым требовалось поведать кому-нибудь свои надуманные проблемы.

Доктор Таунсенд показал Девон, в чем корень ее беспокойства и как можно держать его под контролем. Ей очень хотелось избавиться от этого обременительного чувства, и в результате довольно быстро удалось его преодолеть. Когда все закончилось, она пришла к выводу, что стала понимать себя куда лучше, чем прежде. Тем не менее время от времени депрессия возобновлялась, хотя и в более мягкой форме.

За исключением этой. Симптомы были те же: сердцебиение, влажные ладони — древние как мир признаки страха. Тело готовилось сражаться или бежать прочь от опасности.

Но на этот раз страх был какой-то особенный, не имевший ничего общего с тем, что было раньше. То, что она ощутила в комнате гостиницы, скорее носило название ужаса, всепоглощающего кошмара.

Девон широко раскрыла глаза и уставилась в пространство перед собой. Так что же с ней приключилось на самом деле? Откуда взялись столь отчетливые видения?

Ты же не веришь в призраки! — спросила она себя. Но именно об этом Девон сейчас напряженно думала. В комнате явственно ощущалось чье-то присутствие. Некто скрывался в темноте за пределами белого кружка света, некто настолько зловещий и дьявольский, что ощущение зла, исходившее от этого существа, не давало ей дышать.

Девон улеглась поудобнее, но глаз не закрыла. Не могла, и все тут. Комната на ее глазах удлинялась, превращаясь в бесконечный коридор. Рядом с ней зашевелился Майкл. Видно, ему тоже было не сладко. Неужели и он что-то почувствовал?

Не будь уже так поздно, она разбудила бы его и умолила увезти ее отсюда. Он наверняка стал бы смеяться и уверять, что все это только игра ее воображения. Или она не права? Девон вовсе не была уверена, что на этот раз он ее осмеет.

Она взглянула на крохотные рубиновые цифры на часах, что стояли на прикроватном столике: два часа ночи. А ей-то казалось, что она провела в темноте часов шесть. Интересно, доживет ли она до рассвета? Может быть, имеет смысл закрыть дверь в ванную и приглушить тем самым свет? Тогда, возможно, ей удастся забыться сном.

Она несколько раз согнула и разогнула ноги, чтобы размяться, и вылезла из постели, после чего прикрыла дверь в ванную. Но даже такая малость снова несказанно ее разволновала. Сердцебиение усилилось; сердце готово было выскочить из груди.

Чем дольше она лежала, тем больше ее мучило какое-то неприятное ощущение. Оно сдавливало ей виски, отзываясь в голове бесконечно повторяющимися с вами: что-то не в порядке, что-то не так…

Девон несколько раз глубоко вдохнула, пытаясь успокоить бешено стучащее сердце. Один только Господь знает, ей нужно было уснуть. Когда минуло три, ее веки словно лились свинцом, пришлось закрыть глаза. И в то же мгновение Девон едва не подпрыгнула — такой ее обуял ужас, захотелось закричать что было силы. Ладони снова вспотели, желудок сжал болезненный спазм.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru