Книга Изумруды пророка. Переводчик Васильков Н.. Содержание - 5. Топкапы-сарай

– Вот мы и приехали, – вздохнула госпожа Казати, которая не впервые была в Константинополе, да к тому же еще побывала в этом квартале и днем, чтобы произвести разведку на местности. – Дом Саломеи совсем недалеко...

Действительно, фиакр вскоре остановился перед кедровой калиткой тонкой резьбы. Калитка вела в сад. Маленький бронзовый молоточек был привешен перед зарешеченным окошечком. Альдо постучал. Окошечко открылось, и маркиза назвала свое имя. После короткого ожидания появилась служанка. Она поклонилась гостям и повела их за собой по саду, где царили не разнообразные ароматы лета, а запах туи и жженого дерева. Они прошли по маленькой сверкающей чистотой передней и остановились на пороге просторной комнаты, освещенной подвешенным на цепях к низкому потолку бронзовым светильником. Прямо под лампой стояла женщина, и отсветы коротких язычков пламени плясали на ее одежде и волосах. Когда гости вошли в комнату, женщина молча поклонилась, но в этом поклоне не было и следа угодливости. Морозини с любопытством рассматривал гадалку, ему казалось, что он пронесся сквозь годы назад и попал в средневековье. Действительно, на Саломее был изысканный головной убор, какие носили в то время женщины Иерусалима, у нее было поразительной красоты лицо цвета слоновой кости и громадные темные глаза с проницательным взглядом, прямой, почти греческий нос, полные, четко обрисованные губы... В общем, внешность гадалки оказалась еще более яркой и впечатляющей, чем у самой Казати. Сколько Саломее лет, сказать было трудно: на вид едва ли больше тридцати, но, судя по тому, что говорили Луизе, она была известна как прорицательница довольно давно. Впрочем, неважно, сколько бы ей ни было, красота ее просто ослепляла...

Гадалка скользнула взглядом по клиентке, после чего посмотрела на Морозини настолько пристально, что тому стало не по себе... Он слегка поклонился.

– Вот перед вами та, кто нуждается в вашей помощи, мадам, – сказал он. – Я могу подождать в саду...

Саломея прошла в глубину комнаты, приподняла тяжелую бархатную занавеску.

– Там холодно. Пройдите сюда, здесь горит огонь...

У нее оказался низкий теплый голос, чуть хрипловатый, но это только добавляло ей очарования. Когда она стояла вот так у драпировки, поддерживая ее рукой с множеством тонких браслетов, то напоминала библейских героинь, из-за которых мужчины теряли головы. Вирсавию, Суламифь или ту самую Саломею, имя которой она носила... Та Саломея, которая свела с ума Ирода, та Саломея, что своим танцем добилась от царя обещания выполнить любое ее желание и попросила голову Иоанна Крестителя, та Саломея, должно быть, была очень похожа на эту... Под длинной желтой шелковой туникой, украшенной вышивкой, под тяжелыми ожерельями из янтаря, бирюзы, жемчуга и кораллов угадывались дивные линии тела, не просто восхитительного, но настолько волнующего, что Альдо про себя подумал: хорошо, что Луиза не взяла сюда с собой своего художника, из-за которого у нее и так слишком много беспокойства...

Обстановка в комнате, куда его отправили, была почти такой же, как в соседней: здесь все было подчинено удобству, глаз ласкали ковры, многочисленные подушки, занавеси из тяжелого шелка, прикрывавшие окно. От бронзовой жаровни исходило не только нежное тепло, но и тонкий аромат сандала. Служанка, которая только что проводила их к гадалке, появилась снова. На этот раз – с медным подносом, на котором стоял дымящийся кофе: видимо, чтобы скрасить ожидание...

Морозини уселся на диван, обитый бархатом кораллового цвета, царившего в этом доме наравне с ярко-желтым, и выпил, одну за другой, две чашки кофе: без этого, похоже, он бы заснул. Ему было до странности хорошо здесь, он расслабился так, как не мог себе позволить расслабиться уже несколько недель. Время словно остановилось, он не мог бы сказать, долго ли продолжалось гадание, и, когда Саломея снова приподняла занавеску и заглянула к нему, улыбнулся ей, сказав:

– Как, уже?

Лицо прорицательницы смягчилось, перестало быть таким гордым и неприступным, она одарила князя бесконечно ласковой улыбкой:

– Раз вам показалось, что прошло мало времени, значит, вам у меня хорошо!

– Вы правы, так оно и есть...

Увидев Луизу Казати, он понял, что она страшно взволнована. Наверное, она даже всплакнула, потому что принялась спешно наводить порядок в своем макияже, делавшем ее похожей на лунного Пьеро. Тем не менее Альдо догадался, что она довольна. Возможно, Саломее удалось рассеять ее сомнения, избавить от подозрений? Две женщины церемонно распрощались, и Казати королевской походкой направилась к двери, как всегда напоминая примадонну, покидающую подмостки, но в момент, когда Альдо, в свою очередь, поклонился и собрался уходить, прорицательница схватила его за руку.

– Скоро тебя ждет большая опасность. Приходи ко мне на следующую ночь в этот же час. Один!

Он открыл было рот, чтобы задать вопрос, но она сделала ему знак молчать, жестом указав на высокий черный силуэт, скользнувший в прихожую. Морозини покачал головой, улыбнулся и ничего не сказал. Несколько минут спустя он уже ехал рядом со своей спутницей в коляске, продвигаясь через ночь, которая чем ближе к утру, тем становилась темнее.

В течение всей поездки они не обменялись и парой слов... Луиза, съежившись в своем уголке, казалось, задремала, и Альдо вовсе не хотелось возвращать ее к реальности. Только когда фиакр подъехал к дверям «Пера-Паласа» и портье гостиницы, открыв дверцу, помог маркизе выйти из экипажа, она вдруг объявила:

– Это на самом деле совершенно удивительная женщина, я ни секунды не жалею о том, что отправилась в это путешествие, но не вернусь сюда никогда!..

– Почему же?

– Она говорит слишком правдивые вещи!

Потом Казати своим обычным царственным жестом протянула Альдо руку для поцелуя, а когда тот склонился над ней, добавила:

– Спасибо, друг мой, что проводили меня, но я думаю, что завтра нам не удастся увидеться: я намерена проспать до самого отхода поезда. Хочу поспать и подумать.

– Тогда я желаю вам приятного возвращения домой, Луиза. Я был счастлив провести этот вечер с вами.

– Вы останетесь здесь, в этом городе?

– Да, думаю, что пробуду в Стамбуле еще несколько дней. Я же вам говорил: есть дела, которые надо уладить.

– Наверное, вам предстоит откопать еще какое-то чудо из чудес? Как бы мне хотелось задержаться и посмотреть, но, что поделаешь, надо возвращаться... Удачи вам!

– А вам – счастливого пути!

5. Топкапы-сарай

Видаль-Пеликорн приехал следующим поездом, и приехал не один. Большой трансевропейский экспресс ходил всего три раза в неделю, и, поскольку даты более или менее совпадали, Морозини отправился встречать поезд. Среди моря шляп пассажиров с Запада и тюрбанов носильщиков он отыскал взглядом долговязую фигуру и лондонскую фуражку друга и помахал ему рукой. Но, подойдя поближе, увидел, что Адальбера сопровождает прелестная юная особа. Из-под бежевой шляпки выбивались светлые кудряшки, хорошенькие голубые глазки смотрели ясным и невинным взглядом, круглое личико украшали ямочки, стройное и подвижное тело облегал превосходно сшитый бежевый костюм, открывавший очень красивые ноги с чуть, пожалуй, великоватыми ступнями, элегантно обутые в туфли из такой же светло-коричневой кожи ящерицы, что и сумка. На плечи незнакомки был небрежно накинут просторный дорожный плащ из тонкой шерсти. Опытным глазом Альдо безошибочно определил в ней англичанку – сомнений быть не могло, этот фарфоровый оттенок кожи дарят только окрестности Гайд-парка, – но англичанку, одевающуюся в Париже и притом не лишенную средств к существованию. Дальнейшее лишь подтвердило верность его выводов.

– А, ты здесь! – воскликнул, увидев венецианца, сияющий от радости археолог. – Позвольте, дорогая моя, представить вам князя Морозини, моего друга, о котором я столько вам рассказывал. Альдо, это мисс... или, вернее, достопочтенная Хилари Доусон, моя коллега. Мы познакомились в вагоне-ресторане в первый же вечер пути.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru