Пользовательский поиск

Книга Предводитель волков. Переводчик - Васильков А.. Содержание - XX. ВЕРНА СВОЕМУ ОБЕЩАНИЮ

Кол-во голосов: 0

Обе женщины задрожали с головы до ног.

— Кто вы такой, что вам известны все эти подробности? — спросила графиня.

— Когда придет время вам это узнать, я скажу вам. После недолгого колебания графиня сказала:

— Хорошо, вы пройдете в пролом; Лизетта встретит вас у конюшни.

— О госпожа! — воскликнула Лизетта. — Я никогда не решусь идти за этим человеком!

— Я пойду сама, — ответила графиня.

— В добрый час! — откликнулся Тибо. — Вот это женщина!

И, скользнув в овраг, что тянулся вдоль дороги, он исчез. Лизетта едва не лишилась чувств.

— Обопритесь на меня, мадемуазель — предложила ей графиня, — и пойдем. Мне не терпится услышать, что скажет этот человек.

Женщины незаметно вернулись в замок со стороны фермы.

Никто не видел, как они выходили; никто не видел, как они вошли.

Графиня в своей комнате ждала, пока Лизетта приведет к ней незнакомца.

Через десять минут появилась Лизетта, очень бледная.

— Ах, госпожа, — сказала она. — Мне незачем было его встречать.

— Почему это? — спросила графиня.

— Потому что он не хуже меня знает дорогу! О, если бы госпожа знала только, что он мне сказал! Я уверена, госпожа, что этот человек — демон!

— Впустите его! — приказала графиня.

— Я здесь, — сказал Тибо.

— Хорошо, — сказала графиня Лизетте. — Оставьте нас, мадемуазель.

Лизетта вышла.

Графиня осталась одна с Тибо.

Вид его не внушал доверия.

Чувствовалось, что он готов решительно осуществить свои намерения и что намерения эти дурные: сатанинский смех кривил его рот, глаза горели адским огнем.

На этот раз Тибо не стал прятать свои красные волосы: он выставил их напоказ.

Они спадали ему на лоб, словно огненный плюмаж.

И все же графиня, даже не побледнев, устремила взгляд на Тибо.

— Эта девушка сказала, что вы знаете дорогу в мою спальню; вы уже бывали здесь?

— Да, госпожа, один раз.

— Когда же?

— Позавчера.

— В какое время?

— От половины одиннадцатого до половины первого ночи.

Графиня взглянула ему в лицо.

— Это неправда!

— Хотите, я расскажу вам все, что здесь произошло?

— В названный вами час?

— Да.

— Говорите, — коротко приказала графиня.

Тибо был не менее лаконичен, чем та, что спрашивала его.

— Господин Рауль вошел через эту дверь, — начал он, указывая на дверь, ведущую в коридор, — и Лизетта оставила его одного. Вы вошли отсюда, — он показал на дверь туалетной комнаты, — и застали его стоящим на коленях. Ваши волосы были распущены, их поддерживали три бриллиантовые шпильки; на вас было домашнее платье из розовой тафты, отделанное гипюром, розовые шелковые чулки, туфельки из серебряной парчи; вокруг шеи — нитка жемчуга.

— Совершенно точное описание, — подтвердила графиня. — Продолжайте.

— Вы три раза ссорились с господином Раулем. В первый раз из-за того, что он задерживался в коридорах, чтобы целоваться с вашей служанкой; во второй — из-за того, что его видели в полночь по дороге из Эрневиля в Виллер-Котре; в третий — из-за того, что на балу в замке, где вас не было, он четыре контрданса танцевал с госпожой де Боннёй.

— Продолжайте.

— В ответ на эти упреки ваш возлюбленный — иногда удачно, иногда неудачно — оправдывался; вы сочли его оправдания достаточными, потому что простили его; в это время вбежала перепуганная Лизетта и закричала, что вернулся ваш муж и ваш возлюбленный должен бежать.

— Значит, вы и в самом деле демон, как уверяет Лизетта, — зловеще рассмеявшись, сказала графиня. — Я вижу, что мы поладим… Договаривайте.

— Тогда вы и ваша горничная втолкнули упирающегося господина Рауля в вашу туалетную комнату, затем Лизетта вывела его через коридор и две или три комнаты в противоположное крыло дома; спустившись по винтовой лестнице, беглецы обнаружили, что дверь внизу заперта; они спрятались в чулане; Лизетта открыла окно, находившееся всего в семи или восьми футах над землей, господин Рауль выпрыгнул в это окно и побежал в конюшню. Там он нашел своего коня, но с перерезанными сухожилиями и поклялся поступить так же с самим графом, если они встретятся: господин Рауль считал низостью без необходимости калечить благородное животное. Затем господин Рауль пешком отправился к пролому в стене; по ту сторону ограды его подстерегал граф с обнаженной шпагой в руке. У барона был при себе охотничий нож; вынув его из чехла, он вступил в бой.

— Граф был один?

— Слушайте… Граф, казалось, был один; после четвертого или пятого выпада граф был ранен ножом в плечо. Упав на одно колено, он закричал: «Ко мне, Лесток!» В это время барон вспомнил о своей клятве и наклонился, чтобы перерезать графу сухожилия; когда господин Рауль поднимался, Лесток напал на него сзади; лезвие вошло под лопатку и вышло из груди… мне незачем уточнять: вы целовали рану.

— Дальше?

— Граф и его слуга вернулись в замок, оставив барона без помощи. Придя в себя, тот окликнул шедших на рынок крестьян, они положили его на носилки и хотели доставить в Виллер-Котре. Но в Пюизе раненому стало так плохо, что им пришлось остановиться. Его оставили на той постели, где вы его нашли и где вечером он испустил последний вздох в девять с половиной часов и одну секунду.

Графиня встала.

Подойдя к ларцу, она достала из него нитку жемчуга, которая была у нее на шее накануне, и молча протянула ее Тибо.

— Что это? — спросил тот.

— Возьмите; это стоит пятьдесят тысяч ливров.

— Вы хотите отомстить?

— Да, — ответила графиня.

— Месть стоит большего.

— Сколько она стоит?

— Ждите меня завтра ночью; я скажу вам.

— Где мне вас ждать?

— Здесь, — сказал Тибо, хищно оскалившись.

— Я буду ждать вас.

— Так до завтра?

— До завтра. Тибо вышел.

Графиня убрала жемчуг обратно в ларец, затем приподняла двойное дно и вынула флакон с опаловой жидкостью и маленький кинжал, рукоятка и ножны которого были украшены драгоценными камнями, а на клинке была золотая насечка.

Спрятав флакон и кинжал к себе под подушку, графиня встала на колени и произнесла молитву, а затем, не раздеваясь, бросилась на постель…

XX. ВЕРНА СВОЕМУ ОБЕЩАНИЮ

Расставшись с графиней, Тибо тем же путем и без всяких происшествий вышел сначала из замка, а затем из парка.

Но, оказавшись за оградой, Тибо в первый раз в своей жизни не знал, куда идти. Его хижину сожгли, друга у него нет; подобно Каину, он не знал, где преклонить голову.

Тибо отправился в лес, свое постоянное убежище.

Он добрел до Шавиньи; уже начало рассветать, и Тибо постучался в отдельно стоявший дом, попросив продать ему хлеба.

Женщина была одна, мужа не было дома; она дала Тибо хлеб, но не захотела брать у него денег: Тибо внушал ей страх.

Не заботясь более о еде, Тибо вернулся в лес.

Он знал между Флёри и Лонпоном одно непроходимое место.

Там он решил провести весь день.

В поисках укрытия среди камней он заметил, как в овраге что-то блеснуло.

Из любопытства он решил спуститься.

Блестящий предмет оказался серебряной пластинкой с перевязи.

Перевязь обвивала шею трупа, или вернее, скелета, потому что мясо с него было обглодано, и кости были чистыми, какие встречаются лишь в анатомическом кабинете или в мастерской художника.

Скелет был совсем свежим — он лежал не больше одного дня.

— А вот это, — сказал Тибо, — вероятнее всего, работа моих друзей-волков; похоже, они воспользовались моим разрешением.

Он спустился в ров (ему хотелось узнать, кому принадлежал скелет) и смог удовлетворить свое любопытство.

Господа волки, несомненно, сочли, что пластинку не так легко переварить, как все остальное, и она осталась на груди скелета, как этикетка на тюке с товаром.

«Ж.Б.Лесток,

личный телохранитель господина графа де Мон-Гобер».

— Хорошо! — смеясь, сказал Тибо, — этот недолго ждал наказания за убийство!

42
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru