Пользовательский поиск

Книга Терпение Мегрэ. Переводчик - Тетеревникова А.. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Мегрэ не торопился, ни разу не посмотрел молодой женщине в лицо.

— Теперь речь идет не просто о грабежах, не только о драгоценностях, не о свиданиях в отеле «Бюсьер». Речь идет о двух убийствах, совершенных хладнокровно, преднамеренно. Тут слетит по меньшей мере одна голова.

Не в силах больше сидеть на месте, она встала и тоже принялась шагать, стараясь не подходить близко к комиссару.

— Что вы об этом думаете? — услышал он ее шепот.

— Что Фернан превратился в дикого зверя, а ты в его самку. Что ты жила тут месяцы и годы с тем, кого называла папой и кто доверял тебе, и ждала часа, когда сможешь пойти порезвиться с этим негодяем. И теперь уже не важно, кто держал пистолет, убивший Манюэля.

— Не я.

— Сядь сюда!

Он указал ей на инвалидное кресло, и она, онемев, вытаращила глаза.

— Сядь сюда.

Он схватил ее за руку и заставил сесть в кресло.

— Не шевелись. Я покажу тебе место, где Манюэль сидел большую часть дня. Здесь! Вот! Чтобы иметь радио под рукой, журнал под другой. Точно?

— Да.

— А где находился пистолет, без которого Манюэль никогда не пересаживался с места на место?

— Не знаю.

— Лжешь, ты видела, как Пальмари клал его туда каждое утро после того, как вечером уносил к себе в спальню. Верно?

— Может быть.

— Не «может быть», черт возьми! Это правда. Ты забываешь, что я приходил сюда двадцать или тридцать раз, чтобы поболтать с ним.

Она сидела застывшая, бледная, в том кресле, где умер Манюэль.

— Теперь слушай внимательно. Ты ушла за покупками нарядная и свежая, поцеловав папу в лоб и послав ему последнюю улыбку из дверей гостиной. Предположим, что в этот момент оружие было еще на своем месте, за радиоприемником. Фернан отпирает дверь своим ключом — у него был ключ, который позволял ему приходить к вожаку, когда это было необходимо. Представляешь, как Фернан обходит кресло и просовывает руку за радиоприемник, чтобы схватить пистолет и выпустить первую пулю в затылок Манюэля? Нет, крошка, Пальмари не мальчик из церковного хора, он насторожился бы сразу же, как только Фернан сделает неверное движение. Дело в том, что, кода ты целовала папу, когда ты ему улыбалась, когда вышла легкими шагами молодой красивой женщины, вертя своим маленьким задом, пистолет уже был у тебя в сумке. Все было рассчитано по минутам. На лестничной площадке ты сунула пистолет в руки Фернана, который как бы случайно выходил из своей квартиры. Пока ты ходила за покупками, за превосходным мясом, за овощами, вкусно пахнувшими огородом, он совершал задуманное. Теперь уже не нужно было обходить кресло старика и тянуться к желанному пистолету. Фернану достаточно было только быстрого движения, после того как он обменяется несколькими словами с Пальмари. Я знаю, как Манюэль берег оружие. Пистолет был как следует смазан, и я уверен, что в твоей сумке остались следы этого масла.

— Неправда! — вскричала она, бросаясь на Мегрэ и осыпая его ударами кулаков. — Я не убивала его! Это Фернан! Это он все сделал! Он все придумал!

Комиссар, не пытаясь отражать удары, громко позвал:

— Жанен! Займись-ка ею.

— Надеть наручники?

— Да, пока не успокоится. Я пошлю тебе чего-нибудь поесть, а сам постараюсь успеть пообедать.

Глава 8

— Сначала пиво, хозяин.

В маленьком ресторане еще пахло кухней от обеда, но бумажные скатерти исчезли со столов, и только в одном углу сидел какой-то клиент и читал газету.

— Не мог бы ваш официант снести два или три бутерброда и графинчик красного на пятый этаж, в квартиру слева?

— А вы? Вы уже обедали? На кухне все уже кончилось.

Не хотите ли тоже бутербродов? Например, с ветчиной.

Мегрэ чувствовал, что весь взмок. Он ощущал пустоту во всем своем массивном теле, ноги и руки обмякли.

Он столько часов шел напролом, не замечая окружения, что ему даже трудно было сказать, какой сегодня День. Он удивился, увидев, что часы показывали половину третьего.

Что он позабыл? Он неясно отдавал себе отчет, что не явился в назначенное место, но куда? Ах да! На авеню Гобелен, к Жело-сыну, который должен был приготовить ему список ювелиров, посещаемых Фернаном Ба-Рийаром.

Все это сейчас уже не важно. Список понадобится позже, и комиссар представил себе маленького следователя, который будет вызывать одного свидетеля за другим в свой неряшливый кабинет и собирать пухлое досье.

Мир начинал оживать вокруг Мегрэ. Он снова слышал шум улицы, видел отблески солнца и медленно наслаждался своим бутербродом.

— Это хорошее вино?

— Некоторые находят его немного терпким, но потому, что оно не привозное. Я получаю его от своего зятя, он делает всего бутылей двадцать в год, этого вина.

Комиссар попробовал этого вина, которое послали Жанену, и, когда вышел из бистро «У овернца», уже не выглядел, как разъяренный бык.

— Когда мой дом станет наконец спокойным? — простонала консьержка, увидя его.

— Скоро, скоро, дорогая мадам.

— А квартирную плату я по-прежнему должна отдавать молодой даме?

— Сомневаюсь. Это решит судебный следователь.

Лифт поднял его на пятый этаж. Сначала он позвонил в дверь направо. Ему открыла мадам Барийар с заплаканными глазами, все в том же цветном халатике.

— Я пришел проститься с вами, Мина. Извините, что я вас так называю, но я не могу выбросить из головы ту маленькую девочку, что в адской обстановке Дуэ вложила свою ручку в руку человека с окровавленным лицом, не знавшего, куда ему идти. Но и вы тоже не знали, куда он вас ведет.

— Правда ли, господин комиссар, что мой муж…

Она не смела произнести слово «убийца».

Он кивнул.

— Вы еще молоды, Мина. Мужайтесь!

Губы мадам Барийар распухли, лицо сморщилось, и она только прошептала:

— Как могла я ничего не замечать?

И вдруг она бросилась на грудь Мегрэ; он дал ей выплакаться вдоволь. Когда-нибудь, конечно, она найдет новую опору, другую руку, за которую сможет ухватиться.

— Обещаю, что приду навестить вас. Берегите себя.

Жизнь продолжается.

В квартире напротив Алина сидела на диване.

— Мы едем, — объявил Мегрэ. — Хотите одеться или предпочитаете, чтобы вас увезли в таком виде?

Она смотрела на него глазами человека, который много думал и принял решение.

— Я его увижу?

— Да.

— Сегодня?

— Да.

— Я смогу говорить с ним?

— Да.

— Сколько захочу?

— Сколько захотите.

— Имею я право принять душ?

— При условии, что дверь в ванную останется открытой.

Она пожала плечами. Ей было все равно, смотрят на нее или нет. Около часа она занималась своим туалетом, самым тщательным, наверное, какой ей приходилось когда-либо совершать.

Она потрудилась вымыть голову и высушить феном, а потом долго колебалась, прежде чем выбрала строгий черный атласный костюм.

Все это время взгляд ее был жестким, лицо решительным.

— Жанен! Спустись и посмотри, стоит ли внизу наша машина.

— Иду, шеф!

На минуту Мегрэ и молодая женщина остались в гостиной одни. Она натягивала перчатки. Солнце потоками врывалось через оба окна, выходившие на улицу.

— Признайтесь, у вас была слабость к Манюэлю, — прошептала она.

— В известном смысле, да.

Подумав, она добавила, не глядя на него:

— И ко мне тоже, нет?

И он повторил:

— В известном смысле.

После чего он открыл дверь, а когда они вышли, запер ее и сунул ключ в карман. Спустились на лифте. За рулем черной машины сидел инспектор. Жанен, стоя на тротуаре, не знал, что ему делать.

— Иди домой и поспи.

— Вы думаете, жена и дети позволят мне это! И все-таки спасибо, шеф.

За рулем был Ваше, и комиссар тихо сказал ему несколько слов. Потом сел рядом с Алиной. Когда они проехали сотню метров, молодая женщина, смотревшая в окно, повернулась к Мегрэ:

— Куда мы едем?

Вместо того чтобы проехать в уголовную полицию самым прямым путем, они ехали по авеню Гранд-Арме, обогнули Триумфальную арку, чтобы спуститься к Елисейским полям.

24

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru