Пользовательский поиск

Книга Игры форов. Переводчик Сукасова В. К.. Страница 52

Кол-во голосов: 0

— Хм, — Кавило откинулась на койке, бормоча наполовину про себя: — Итак, это было сделано. А значит, это может быть сделано снова.

«Что, что может быть сделано?» — Майлз потер лицо рукой, пытаясь проснуться и сконцентрироваться. — Как Грегор?

— Довольно забавен.

Император Грегор Мрачный забавен? С другой стороны, если чувство юмора Кавило соответствовало другим особенностям ее личности, то оно, должно быть, было извращенным.

— Я имел в виду его самочувствие.

— Намного лучше, чем твое, если судить по твоему виду.

— Полагаю, его лучше кормили.

— Что, вкус настоящей армейской жизни слишком крепок для вас, лорд Форкосиган? Тебя кормили также, как моих солдат.

— Не может быть, — Майлз поднял неровный наполовину обкусанный резиновый завтрак. — Они бы уже подняли мятеж.

— О Боже, — она рассмотрела отвратительный кусок, сочувствующее нахмурив брови. — Эти. Я думала, их забраковали. Как это они здесь оказались? Должно быть, кто-то экономит. Приказать подать для тебя обычное меню?

— Да, спасибо, — быстро ответил Майлз и замолчал. Она ловко перенаправила его внимание с Грегора на него самого. Ему нужно продолжать думать об императоре. Интересно, а полезной информации к этому моменту Грегор выдал много?

— Вы понимаете, — осторожно начал Майлз, — что создаете крупный межпланетный инцидент между Верваном и Барраяром.

— Вовсе нет, — здраво ответила Кавило. — Я друг Грега. Я спасла его от попадания в руки верванской тайной полиции. Он сейчас под моей протекцией, до тех пора пока не появится возможность вернуть ему подобающее положение.

Майлз моргнул:

— А у верванийцев, вообще, есть тайная полиция?

— Вроде того, — Кавило пожала плечами. — Уж у Барраяра она есть определенно. Станис, похоже, сильно на этот счет беспокоится. Они там в Имперской СБ, должно быть, пребывают в большом смущении: допустить столь серьезный прокол. Боюсь, их репутация преувеличена.

«Не совсем. Я представитель Имперской СБ, и я знаю, где находится Грегор. Так что, с формальной точки зрения, Имперская СБ в этой ситуации как раз на коне, — Майлз не знал, смеяться ему или плакать. — Или прямо под ним».

— Если все мы такие добрые друзья, — сказал Майлз, — то почему я заперт в этой камере?

— Для твоей же безопасности, конечно. В конце концов, генерал Метцов открыто угрожал, э-э… как это было?… сломать каждую косточку в твоем теле, — она вздохнула. — Боюсь, дорогой Станис скоро потеряет свою полезность.

Майлз побледнел, вспомнив, что еще сказал Метцов во время того разговора.

— Из-за… нелояльности?

— Вовсе нет. Нелояльность иногда может быть очень полезна, если ей правильно управлять. Но общая стратегическая ситуация может вскоре очень серьезно измениться. Самым невообразимым образом. А ведь сколько времени я потратила взращивая его… Надеюсь, не все барраярцы так скучны, как Станис, — она коротко улыбнулась. — Очень на это надеюсь.

Она наклонилась вперед, предельно сосредоточенная:

— Это правда, что Грегор, э-э, убежал из дома, чтобы избавиться от давления со стороны своих советников, вынуждавших его жениться на женщине, которую он не любит?

— Мне он об этом не говорил, — сказал Майлз удивленно. Стоп — что это там задумал Грегор? Надо быть осторожным, чтобы не помешать ему. — Хотя существует… определенное беспокойство. Если он внезапно умрет, не оставив наследника, многие опасаются, что начнется борьба между группировками.

— У него нет наследника?

— Группировки не могут ни на ком согласиться. Кроме самого Грегора.

— Так его советники обрадуются, если он женится?

— Подозреваю, они будут вне себя от радости. А… — беспокойство Майлза, возникшее после такого поворота разговора, внезапно взорвалось вспышкой озарения, как будто его огрели шоковой дубинкой. — Командор Кавило… Вы ведь не думаете, что можете сделать себя императрицей Барраяра, а?

Ее улыбка заострилась:

— Конечно, я не могу. А Грег может, — она выпрямилась, явно раздраженная оторопелым выражением на лице Майлза. — Почему бы и нет? Пол у меня соответствующий. И, похоже, соответствующая военная биография.

— Сколько вам лет?

— Лорд Форкосиган, право, что за грубый вопрос, — ее голубые глаза сверкнули. — Если бы мы были на одной стороне, мы могли бы работать вместе.

— Командор Кавило, я не думаю, что вы понимаете Барраяр. Или барраярцев, — вообще-то, в барраярской истории были эпохи, когда стиль командования Кавило как раз превосходно бы подошел. Например, времена террора в правление Юрия Безумного. Но они-то потратили последние двадцать лет на то, что бы как раз уйти от такого стиля.

— Я нуждаюсь в твоем сотрудничестве, — сказала Кавило. — Или, по крайней мере, оно было бы весьма полезным. Для нас обоих. Твой нейтралитет тоже будет… приемлем. Твоя активная оппозиция, однако, станет проблемой. Для тебя. Но я думаю, нам следует избегать попадания в ловушки дурного отношения на этой ранней стадии, а?

— Что там случилось с женой и ребенком того капитана грузовоза? Вернее, вдовой и сиротой? — сквозь зубы поинтересовался Майлз.

Кавило слегка помедлила.

— Этот человек был предатель. Самого худшего сорта. Продал свою планету за деньги. Он был пойман и уличен в шпионаже. Нет никакой моральной разницы между вынесением смертельного приговора и исполнением его.

— Я с этим согласен. Как и многие своды законов. А как насчет разницы между казнью и убийством? Верван не находится в состоянии войны. Действия капитана могли быть незаконными, послужить причиной ареста, суда, тюрьмы или социопатической терапии. Куда же из этой цепочки выпал суд?

— Барраярец, рассуждающий о законности? Как странно.

— Так что случилось с его семьей?

Черт возьми, у нее был момент подумать.

— Нудные верванийцы потребовали их отпустить. Естественно, я не хотела, чтобы он об этом знал, иначе бы я быстро потеряла бы контроль над его действиями.

Правда или ложь? Никак не узнать. «Но она дистанцируется от своей ошибки. Она позволила своей привычке получать превосходство через террор управлять ее реакциями, прежде чем обрела уверенность в происходящих событиях. Потому что она этой уверенности не имела. Я знаю то выражение, что было на ее лице. Параноидальные убийцы знакомы мне как свои пять пальцев. Один из них семнадцать лет был моим телохранителем». Кавило, на короткое мгновение, показалась, если не менее опасной, то какой-то домашней и обычной. Но он должен приложить усилие, чтобы выглядеть убежденным и не представляющим для нее угрозы, даже если его от этого тошнило.

— Действительно, — признал он. — Со стороны командира было бы трусостью отдать приказ, который не готов выполнить сам. А вы не трусливы, командор, этого у вас не отнимешь.

Вот это правильный тон: да, он поддается убеждению, но и не меняет свою позицию подозрительно быстро. Ее бровь сардонически изогнулась, как бы спрашивая: «А кто ты такой, чтобы судить об этом?» Но ее напряжение слегка спало. Она посмотрела на хронометр и встала:

— Сейчас я оставлю тебя, чтобы ты подумал о преимуществах сотрудничества. Надеюсь, в теории ты знаком с математическим решением дилеммы заключенного. Сможешь ли ты соединить теорию с практикой — вот это будет интересной проверкой твоих умственных способностей.

Майлз выдавил диковатую ответную улыбку. Ее красота, ее энергия, ее яркое эго действительно вызывали восхищение. Неужели Кавило действительно… оживила Грегора? В конце концов, Грегор же не видел, как она поднимала нейробластер и… Какое оружие перед лицом этой личной атаки на Грегора должен использовать опытный офицер Имперской СБ? Попытаться в свою очередь соблазнить ее? Отдать себя в жертву за императора, грудью бросившись на Кавило, казалось столь же привлекательным, как проглотить активированную акустическую гранату.

Кроме того, он сомневался, что смог бы это сделать. Дверь задвинулась, скрыв полумесяц ее улыбки. Слишком поздно он поднял руку, чтобы напомнить ей об обещании сменить его рацион.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru