Книга Игры форов. Переводчик Сукасова В. К.. Содержание - Глава 8

Иллиан позволил себе холодную улыбку, принимая сказанное за шутку. Улыбка Майлза была более болезненной. «Ты не знаешь, ты не знаешь, как это было…» Три части обмана и тумана, а одна часть… нечто другое. Дзен, гештальт, мания? Неконтролируемые моменты высочайшей экзальтации. Сможет ли он сделать это снова? Возможно, сейчас он для этого слишком много знает. «Оцепенеешь и упадешь». Возможно, на этот раз это действительно будет только роль.

Иллиан откинулся в кресле, поднял прижатые друг к другу ладони и потом уронил их на стол.

— Очень хорошо, капитан Унгари. Он весь ваш. Используйте его как захотите. Ваша задача, таким образом, — собрать информацию по текущему кризису в Ступице Хеджена. Вдобавок, если это окажется возможно, использовать мичмана Форкосигана для устранения дендарийских наемников со сцены. Если вы решите использовать фальшивый контракт, чтобы вытащить их из Ступицы, для стимулирующей предоплаты можете использовать деньги, предназначенные для финансирования секретные операций. Вы знаете, каких результатов я жду, жаль, что не могу заранее дать более точные приказы касательно сведений, которые вы сами и будете собирать.

— Я не возражаю, сэр, — ответил Унгари, слегка улыбаясь.

— Хм. Получайте удовольствие от своей независимости, пока она у вас есть. Она закончится после первой вашей ошибки, — тон Иллиана был сардоническим, но взгляд вполне уверенным, пока он не обратил его на Майлза. — Майлз, ты будешь путешествовать в качестве адмирала Нейсмита, в свою очередь путешествующего инкогнито, возможно, возвращающегося к дендарийскому флоту. Если капитан Унгари решит, что ты должен активировать роль Нейсмита, он сам займет позицию твоего телохранителя, чтобы всегда иметь возможность контролировать ситуацию. Было бы слегка чересчур требовать от Унгари отвечать за свою миссию и еще и за твою безопасность, так что у тебя будет и настоящий телохранитель. Эта легенда даст капитану Унгари необычную свободу маневра, так как она будет объяснять наличие у тебя во владении собственного корабля — у нас есть скачковый пилот и быстрый курьерский корабль, который мы получили… неважно где, но у которого нет никаких связей с Барраяром. В настоящий момент у него джексонианская регистрация, что прекрасно соответствует таинственному прошлому адмирала Нейсмита. Это столь очевидная фальшивка, что никто не будет искать следующий уровень, э, фальшивости, — Иллиан помолчал. — Ты, конечно, будешь подчиняться приказам капитана Унгари. Вот это следует без всяких оговорок, — прямой взгляд Иллиана был холодным, как ночь на острове Кайрил.

Майлз с готовностью улыбнулся, чтобы показать, что намек понят. «Я буду хорошим, сэр, — только отпустите меня с планеты!» От призрака до приманки — интересно, это повышение?

Глава 8

Виктор Рота, агент по снабжению. Так мог бы отрекомендоваться сутенер. Майлз с сомнением рассматривал свой новый образ, точная копия которого висела над видеопанелью в его каюте. Почему, кстати, нельзя было повесить простое спартанское зеркало? Где же Иллиан раздобыл этот корабль? Изготовленный на Бете, он был напичкан всякими бетанскими приспособлениями, являвшимися элементами роскоши. Майлз забавлялся, представляя себе ужасную картину того, что могло произойти, если бы программа хитроумной акустической зубной щетки пошла вразнос.

«Рота» был одет неопределенно, но с учетом его предполагаемого происхождения. Майлз отверг бетанский саронг — на станции Пол-6 для него было слишком холодно. Впрочем, свободные зеленые брюки держались на веревке от саронга, и на нем были сандалии в бетанском стиле. Зеленая рубашка из дешевого синтетического шелка с Эскобара, дорогая мешковатая кремовая куртка в том же стиле. Смешанный гардероб того, кто когда-то стартовал с Колонии Бета и кого с тех пор здорово помотало по галактике: со взлетами и падениями. Хорошо. Слоняясь по насыщенной оборудованием каюте хозяина корабля, он тихонько разговаривал сам с собой вслух, разогревая давно не использовавшийся бетанский акцент.

Они без всяких приключений пристали к Полу-6 сутки назад. И все трехнедельное путешествие от Барраяра прошло без всяких приключений. Похоже, Унгари предпочитал, чтобы все было именно так. Капитан СБ проводил большую часть времени, подсчитывая, делая снимки и снова подсчитывая: корабли, войска, охрану гражданскую и военную. Они смогли найти свой повод для посещения четырех из шести скачковых станций, расположенных на пути между Полом и Ступицей Хеджена, и на всем пути Унгари подсчитывал, измерял, классифицировал, вносил в компьютер и обрабатывал данные. Наконец они прибыли на последний (или первый, зависит от направления движения) аванпост Пола, его точку опоры в самой Ступице Хеджена.

В свое время Пол-6 просто отмечал точку скачка, был приспособлен лишь для экстренных остановок и передачи сообщений. Никто пока не решил проблему передачи сообщений через червоточный скачок, единственный способ — физически перевозить их на скачковом корабле. В самых развитых регионах сети ком-корабли совершали скачок каждый час или даже чаще, после чего испускали узконаправленный импульс, который путешествовал со скоростью света к следующей точке скачка в этом секторе локального пространства, где сообщения принимались и отправлялись дальше — таков был самый быстрый способ передачи информации. В менее развитых секторах приходилось просто ждать, иногда неделями или месяцами, пока мимо будет проходить корабль, и надеяться, что команда не забудет передать ваше сообщение.

Ныне Пол-6 не просто отмечал, он откровенно оборонял точку скачка. Унгари щелкал языком в возбуждении, идентифицируя и суммируя корабли космического флота Пола, собранные в пространстве вокруг нового сооружения. Им удалось использовать спиральную траекторию приближения к станции, так что они могли наблюдать все ее стороны и замечать все корабли, как пришвартованные, так и находящиеся в движении.

— Вашей главной задачей здесь, — ранее сказал Унгари Майлзу, — будет дать любому наблюдателю нечто, за чем наблюдать интереснее, чем за мной. Покрутитесь вокруг. Не думаю, что вам придется прилагать какие-то особые усилия, чтобы стать заметным. Используйте свою легенду: если повезет, вы можете даже заключить контракт-другой из тех, что могут оказаться достойными дальнейшего изучения. Хотя я сомневаюсь, что вы сразу наткнетесь на что-нибудь по-настоящему ценное — так не бывает.

Майлз положил свой чемоданчик с образцами на кровать, открыл его и перепроверил. Просто коммивояжер, вот я кто. Дюжина образцов ручного оружия, с вынутыми батареями, зловеще блеснула ему в лицо. Стопка видеодисков описывала более крупные и более интересные системы вооружений. И еще более интересная коллекция тонких дисков была удобно спрятана в куртке Майлза. Смерть. Торгуем оптом и в розницу.

Телохранитель Майлза встретил его у переходного люка. Господи, и почему только Иллиан назначил на эту должность сержанта Оверкилла? Без сомнения, по той же причине, по какой послал его на остров Кайрил: потому что доверял ему. Но Майлза приводила в смущение необходимость работать с человеком, который однажды его арестовал. Интересно, какое мнение сложилось к этому моменту о Майлзе у Оверхолта? К счастью, гигант был молчуном.

Оверхолт был одет так же неформально и эклектично, как и сам Майлз, хотя вместо сандалий на нем были прочные ботинки. Он выглядел в точности, как чей-то телохранитель, пытающийся выглядеть как турист. Логично предположить, что именно такого рода человека мелкий торговец оружием Виктор Рота скорее всего и нанял бы. Функциональный и декоративный: режет, колет, рубит… Даже сами по себе Майлз или Оверхолт были бы запоминающимися фигурами, а вместе… Что ж, Унгари прав. Не стоит беспокоиться, что их не заметят.

Майлз первым прошел по швартовному рукаву и ступил на Пол-6. Они проследовали по коридору — одному из нескольких, спицами сходящихся от причалов к таможенной зоне, где чемоданчик с образцами и личность Майлза были тщательно проверены, а Оверхолту пришлось предъявить регистрационное свидетельство на парализатор. После этого они получили свободный доступ к пространству перевалочной станции, за исключением неких охраняемых коридоров, ведущих, очевидно, в милитаризованные зоны. Эти зоны, как ясно дал понять Унгари, были его, Унгари, делом, а отнюдь не Майлза.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru