Пользовательский поиск

Книга Игры форов. Переводчик Сукасова В. К.. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Глава 4

По комм-линку скутера Майлз вызвал военного врача базы, срочно затребовав его присутствия вместе с инструментами для проведения судмедэкспертизы, мешком для тела и медицинским транспортом. После чего Майлз и его команда заблокировали верхний конец дренажной трубы пластиковым щитом, принудительно позаимствованным с ближайшей заброшенной тренировочной площадки. Вымокший и замерзший к тому времени настолько, что ему было уже все равно, Майлз заполз обратно в трубу, чтобы привязать веревку к обутым лодыжкам неизвестного. Когда он выбрался, врач и санитар были на месте.

Врач, крупный, лысеющий мужчина, с сомнением уставился внутрь дренажной трубы.

— Что вы там видели, мичман? Что случилось?

— С этой стороны не видно ничего, кроме ног, сэр, — доложил Майлз. — Он здесь здорово застрял. Похоже, проток над ним засорился. Нужно будет посмотреть, что там вместе с ним выплеснется.

— Какого черта он там делал? — врач почесал свою веснушчатую лысину.

Майлз развел руками:

— Странный способ покончить с собой. Топиться, вообще, способ медленный и ненадежный.

Врач поднял брови, соглашаясь. Майлзу и врачу пришлось присоединиться к Олни, Паттасу и санитару, тянувшим веревку, прежде чем застывшее, зажатое в трубе тело начало высвобождаться.

— Крепко застрял, — заметил санитар, пыхтя. Наконец тело выскочило вместе с хлынувшим потоком грязной воды. Паттас и Олни уставились на труп издалека, а Майлз буквально приклеился к плечу врача. Тело, одетое в насквозь промокшую черную рабочую форму, было синим и как будто восковым. Нашивки на воротнике и содержимое карманов позволяли идентифицировать его как рядового из службы снабжения. На теле не было заметных повреждений, за исключением синяков на плечах и поцарапанных ладоней.

Врач наговаривал на диктофон короткие, отрицательные фразы — предварительные результаты осмотра. Сломанных костей нет, волдырей от нейробластера нет. Предварительное заключение — смерть через утопление или переохлаждение, или и то и другое, в пределах последних двенадцати часов. Он отключил диктофон и добавил поверх плеча:

— Смогу сказать точно, когда мы разложим его у себя в лазарете.

— Подобные вещи здесь часто случаются? — тихо спросил Майлз.

Врач бросил на него хмурый взгляд.

— Я упаковываю несколько идиотов каждый год. А чего ждать, когда пять тысяч ребятишек в возрасте от восемнадцати до двадцати собирают вместе на острове и предлагают им поиграть в войну? Допускаю, этот парень, кажется, открыл абсолютно новый способ себя укокошить. Полагаю, все способы увидеть просто невозможно.

— Так вы думаете, он это сам с собой сделал?

И правда, было бы по-настоящему нелегко убить человека и потом засунуть его туда. Врач прошелся к трубе, присел и заглянул в нее.

— Похоже на то. Не взгляните ли еще разок туда, а, мичман? На всякий случай.

— Хорошо, сэр, — Майлз понадеялся, что это будет в последний раз. Он никогда бы не смог представить, что чистка дренажных труб окажется таким… волнующим занятием. Майлз прополз весь путь под дорогой к протекающему щиту, проверяя каждый сантиметр, но нашел только оброненный погибшим фонарик. Так. Рядовой, очевидно, забрался в трубу намеренно. С определенной целью. Какой целью? Зачем карабкаться по трубам посреди ночи, посреди сильного ливня? Майлз протиснулся обратно и передал фонарик врачу.

Он помог санитару и врачу засунуть тело в мешок и загрузить его на транспорт, затем приказал Олни и Паттасу поднять блокирующий щит и вернуть его на прежнее место. Бурая вода с ревом хлынула из нижнего конца трубы и покатилась дальше вниз по канаве. Врач постоял рядом с Майлзом, облокотившись на дорожное ограждение и наблюдая, как падает уровень воды в маленьком озере.

— Думаете, там может быть еще один на дне? — с болезненным любопытством поинтересовался Майлз.

— Этот парень единственный отмечен в утреннем отчете как отсутствующий, — ответил врач. — Так что, наверное, нет.

Однако не похоже было, что он готов биться об заклад.

Единственная вещь, которая обнаружилась, когда вода спала, была промокшая парка рядового. Он, очевидно, повесил ее на поручень, перед тем как войти в трубу, и она с него упала, или ее сдул в воду ветер. Врач взял ее с собой.

— А вы довольно спокойно к этому отнеслись, — заметил Паттас, когда Майлз отошел от медицинского транспорта и врач с санитаром уехали. Паттас был совсем не намного старше самого Майлза.

— Вам никогда не приходилось иметь дело с трупами?

— Нет. А вам?

— Да.

— Где?

Майлз помедлил. События трехлетней давности промелькнули перед его мысленным взором. О тех коротких месяцах, когда он оказался втянут в отчаянную битву вдалеке от дома, по воле случая спутавшись с армией космических наемников, нельзя было здесь не только упоминать, но даже и делать какие-то намеки. Регулярные имперские войска, правда, с презрением относились к наемникам, живым или мертвым. Но кампания у Тау Верде определенно научила Майлза различать «учебное» и «реальное», войну и военные игры. Она показала ему, что у смерти есть более тонкие способы воздействия, нежели прямое касание.

— Бывало, — приглушенно ответил Майлз. — Пару раз.

Паттас пожал плечами, отходя.

— Ну, — неохотно признал он через плечо, — по крайней мере, вы не боитесь испачкать руки. Сэр.

Майлз удивленно изогнул брови. «Нет. Этого я не боюсь».

Он отметил прочистку трубы на своей отчетной панели, вернул гусеничный скутер, оборудование и необычайно тихих Олни и Паттаса сержанту Ньюву в эксплуатационную службу, после чего направился к офицерским казармам. Никогда в жизни он еще так сильно не хотел принять горячий душ.

Майлз хлюпал по коридору по направлению к своей комнате, когда один офицер выглянул из-за двери:

— Э, мичман Форкосиган?

— Да?

— Вам недавно звонили по видео. Я там записал для вас номер.

— Звонили? — Майлз остановился. — Откуда?

— Из Форбарр-Султаны.

У Майлза похолодело внутри. Что-то случилось дома?

— Спасибо.

Он развернулся и направился прямиком в конец коридора, где находилась кабинка с видеоконсолью, которой совместно пользовались офицеры, живущие на этом этаже.

Майлз в мрачном предчувствии скользнул в кресло и вызвал сообщение. Номер был ему незнаком. Он ввел его вместе с кодом своего счета и стал ждать. Раздалось несколько гудков, затем видеопанель с шипением ожила. На ней материализовалось симпатичное лицо его кузена Айвена, каковое лицо широко улыбнулось Майлзу.

— А, Майлз. Наконец-то.

— Айвен! Где ты, черт побери? Что там у тебя?

— О, я дома. И это не значит дома у матери. Я подумал, тебе будет интересно взглянуть на мою новую квартиру.

У Майлза появилось смутное, потустороннее ощущение, что он каким-то образом подключился к линии связи с некой параллельной вселенной или иным астральным планом. Форбарр-Султана, да. Он и сам жил в столице. В своем предыдущем воплощении. Много веков назад.

Айвен поднял свою видеокамеру и с головокружительным эффектом поводил ею из стороны в сторону.

— Она полностью обставлена. Я перехватил арендный договор от одного капитана из оперативного управления, которого перевели на Комарр. Реальная сделка. Переехал только вчера. Видишь балкон?

Майлз видел балкон, залитый вечерним солнечным светом цвета теплого меда. Дома Форбарр-Султаны возносились как в каком-то сказочном видении, плавая в летней дымке, затянувшей все позади них. Алые цветы густо облепили ограждение — такие красные в ровном свете, что было почти больно глазам. У Майлза было такое чувство, что он сейчас пустит слюни в карман своей рубашки или просто разрыдается.

— Красивые цветы, — выдавил он.

— Ага, моя девушка принесла.

— Девушка? — Ах да, человеческие существа делились на два пола. Когда-то. И от одного из них пахло гораздо лучше, чем от другого. Гораздо лучше. — Которая?

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru