Пользовательский поиск

Книга Женские чары. Переводчик Ступина Л. Н.. Содержание - 5

Кол-во голосов: 0

Она ойкнула от боли. Только этого ей не хватало! Ну вот, раскроила себе ладонь! Надо включить свет, а то еще и ногу порезать можно… Она начала потихоньку сползать с кровати, но тут в коридоре раздались шаги, дверь отворилась, и в комнате вспыхнул верхний свет.

– Какого черта? – хмуро осведомился Алекс, стоя в дверном проеме в одних трусах. – Что случилось?

Маргарет прищурилась от яркого света и, сжав в кулак порезанную ладонь, буркнула:

– Я порезалась.

Увидев себя его глазами, она чуть не заплакала от обиды. Всклокоченная, сорочка в крови… Нечего сказать, новобрачная!

– Порезались? Каким образом?

– Хотела вскрыть вены, но промахнулась, – процедила она сквозь сжатые зубы.

– Не смешно, – хмуро заметил он и подошел к кровати. – Дайте взглянуть.

Маргарет разжала ладонь. Алекс с великой осторожностью взял ее руку в свои большие сильные ладони и осмотрел порез. От его нежного прикосновения у Маргарет защемило в груди. Она прикусила нижнюю губу и прерывисто дышала, сдерживая слезы.

– По-моему, ничего страшного. Сейчас забинтуем, и все будет в порядке. – Он усмехнулся. – До следующей свадьбы точно заживет. Пойдемте в ванную. Я обработаю рану и наложу вам повязку.

Маргарет тихонько всхлипнула. Алекс поднял глаза и заметил, что у нее подрагивают плечи.

– Маргарет? – Он легонько коснулся ее плеча и с участием спросил: – С вами все в порядке?

Теперь слезы потекли в два ручья, и Алекс, приподняв ей лицо за подбородок, заглянул в глаза.

– Что, так больно? Может, отвезти вас в больницу? – предложил он. – Вдруг вы повредили сухожилие или еще что-нибудь… Может, надо наложить швы?

Оттолкнув его здоровой рукой, Маргарет вскочила и босиком пошла в ванную.

– Не надо мне ничего накладывать! – бормотала она сквозь всхлипы. – Я плачу вовсе не из-за руки!

– А из-за чего же вы плачете? – спросил Алекс и пошел за ней в ванную, старательно обходя капли крови на паркете.

– И вовсе я не плачу! – пробубнила она и потянулась к крану.

– Если это из-за лампы, то не беспокойтесь, – сказал он, открыл воду и достал из шкафчика белоснежное полотенце. – Уверяю вас, она не представляет ценности.

– При чем тут лампа! – Маргарет замотала ладонь в край полотенца и, спрятав лицо, заплакала навзрыд.

Алекс покачал головой, осторожно взял ее за плечи и привлек к себе.

– Рука болит? ~ тихо спросил он, гладя ее по волосам.

Не поднимая глаз, она замотала головой.

– Можно я еще разок взгляну? Хочу убедиться, что ничего страшного с вами не приключилось.

Она молча кивнула и отстранилась.

Он размотал полотенце и еще раз осмотрел рану.

– Ну вот, кровь почти остановилась, – сказал он и, открыв аптечку, достал перекись водорода, бинт и фиксирующую повязку. Ловко обработал рану, забинтовал ладонь и улыбнулся. – Все! Утром будете как новенькая!

Маргарет молча сопела, и он оторвал кусок бумажного полотенца и протянул ей.

– Вам лучше?

Она кивнула, промокнула мокрые глаза и тихо пробормотала:

– Извините. Дело в том, что я жутко сентиментальная. А свадьба это так… так трогательно.

– Маргарет Сноудон, должен вам сказать, – Алекс расплылся в улыбке, – вы… вы просто чудо! Во всяком случае, с вами точно не соскучишься.

Она распахнула глаза и, моргнув мокрыми ресницами, спросила:

– А разве я теперь не Томпсон? – И снова расплакалась.

5

Алекс поменял белье и деликатно удалился, дав Маргарет возможность переодеться в свежую ночную рубашку. Когда он постучал в дверь и вошел, неся на подносе стакан горячего молока, Маргарет уже успокоилась и сидела в кровати, облокотясь на подушки. Алекс поставил поднос на столик и с улыбкой заметил:

– Сейчас вы похожи на девочку десяти лет.

– Зато чувствую себя столетней старухой, – пробормотала она.

Алекс сел на краешек кровати и протянул ей стакан с молоком.

– Для двадцати пяти лет вы успели немало, – задумчиво глядя, как она пьет молоко, заметил он. – Вы уже довольно известный автор, получили премию…

– Раз я раненая, вы обращаетесь со мной как с ребенком, да? – Маргарет невесело хмыкнула. – Какой еще известный автор? Ну получила премию, а дальше что? Вдруг еще одна неудача? Тогда про меня никто и не вспомнит.

– А вы будьте осторожнее в выборе тем, – посоветовал ей Алекс.

– Постараюсь. – Маргарет вздохнула и, допив молоко, стала вертеть пустой стакан в руках.

– А вы уже решили, чем займетесь теперь?

Маргарет ответила не сразу:

– Хочу попробовать себя в новом жанре. Говорят, теперь неплохо платят за сценарии к мыльным операм. – Она снова невесело хмыкнула и бросила на него взгляд. – К тому же там куда меньше вероятность, что тебя привлекут к суду.

– Так вы поэтому согласились выйти за меня замуж? – тихо спросил Алекс. – Чтобы избежать судебного иска?

Маргарет молчала. Она и сама еще толком не поняла, почему приняла предложение Алекса.

– Не только поэтому, – тихо сказала она, избегая его взгляда. – Ведь разводы тоже редко обходятся без суда. Деньги переходят из одних рук в другие, а горечь остается у обеих сторон навсегда.

Взяв у нее из рук пустой стакан, Алекс поставил его на поднос и заметил:

– Вы говорите о разводах с большим знанием дела. Ваши родители разводились с кровопролитными боями?

– А что, разве бывает по-другому?

Алекс пожал плечами.

– Пожалуй, вы правы. – Он поднялся. – Однако будем надеяться, что мы с вами, если доживем до развода, сумеем расстаться, сохранив достоинство и уважение друг к другу.

– Что значит «если»? – удивилась Маргарет. – Вы имели в виду «когда»?

Алекс внимательно посмотрел на нее и, взяв поднос со столика, тихо сказал:

– Мы разведемся, когда я сочту нужным.

– А как же я? Выходит, мое мнение ничего не значит?

– Это зависит от некоторых причин.

– От каких именно?

– В свое время я дам вам знать.

– Это не ответ! – Маргарет выпрямилась и, задев локтем за столик, поморщилась от боли.

– Другого ответа не будет, так что будьте паинькой, – Алекс ухмыльнулся, – и ложитесь баиньки!

– Почему вы говорите со мной как с маленькой? – возмутилась Маргарет. – Ведь я вам жена, а не дочь.

Алекс поставил поднос на столик, сел на кровать и наклонился к ней. Заметив опасный блеск в глубине его глаз, Маргарет запаниковала, а он уперся ладонями в подушку, словно запер ее в замок, и вкрадчивым голосом спросил:

– Что я слышу, любовь моя? Ты разочарована или мне это только показалось?

– Вам показалось! – еле слышно выдохнула она. – И я… я не ваша любовь.

– Верно, – согласился Алекс. (От этих слов сердце у Маргарет защемило от обиды.) – Но, как вы только что сами изволили заметить, вы мне жена. Так что предлагаю перейти на «ты». Договорились?

– Я вам жена только на бумаге, – севшим от волнения голосом пробормотала Маргарет. – У нас ведь фиктивный брак.

Алекс окинул ее выразительным взглядом и, задержав взгляд на вырезе сорочки – Маргарет инстинктивно сложила руки на груди, испугавшись, что он заметит ее возбуждение, – со значением сказал:

– Должен сказать, Маргарет, что для фиктивной жены ты слишком красива и чертовски соблазнительна. – И он коснулся пальцем уголка ее рта.

– Не надо… – Она откинулась на подушки, испугавшись, что не устоит перед искушением, если он вздумает ее поцеловать.

– А разве жены на бумаге не должны целовать своих мужей перед сном? – спросил Алекс, неспешно проводя пальцем по се нижней губе. – Что скажешь, Мэг?

– Я… я… – промямлила Маргарет, стараясь не думать о том, как ей хочется снова ощутить вкус его поцелуя.

Алекс наклонился к ней так близко, что обжег ее лицо своим дыханием.

– Спокойной ночи, Маргарет! – сказал он и на миг приложился к ее губам своими горячими губами. – И сладких тебе снов! – Он встал и, забрав поднос со столика, вышел, плотно затворив за собой дверь.

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru