Пользовательский поиск

Книга К истории экономического развитие Голландии в XVI-XVIII веках. Переводчик: Сегаль М. Н.. Страница 86

Кол-во голосов: 0

Несколько иной, впрочем и не столь удачной,, была Вест-Индская компания. Основана она была в 1621 г., после того как нидерландцы уже довольно долгое время предпринимали поездки в Южную Америку и в Вест-Индию{1180}.[384] Во влиятельных кругах, главным представителем которых являлся в данном случае Олденбарневелде, против учреждения такой компании имелись значительные возражения. Опасались, что предоставление ей исключительных прав на торговлю с Западом выльется в монополию на соль и на кожи, так как, пока оставались невозможными рейсы в Испанию и Португалию, соль приходилось вывозить из Вест-Индии и с островов Зеленого Мыса; в противном случае в Нидерландах терпели бы нужду в соли, что в свою очередь гибельно отразилось бы на чрезвычайно важном сельдяном промысле{1181}.

Все такие и подобные им сомнения были, однако, в конце концов оставлены; после падения Олденбарневелде и после окончания перемирия[385] основание Вест-Индской компании стало делом решенным. Новая компания, получившая одновременно монополию на сообщение и торговлю с Западным побережьем Африки, с Северной и Южной Америкой и с Тихим океаном, носила с самого начала ясно выраженный воинственный, наступательный характер. В ее задачи входило нападать на испанские владения в Новом Свете, чтобы отвлекать таким способом боевые силы неприятеля{1182}.[386] Помимо этого компания должна была приносить метрополии торговые доходы и даже больше, чем Ост-Индская компания, которая только доставляла товары и тянула деньги с метрополии; в; областях же, отведенных Вест-Индской компании, надеялись найти золото и основать колонии, которые будут вывозить с родины все для них необходимое и в свою очередь доставлять нужное ей сырье. Неопределенность этих целей, ставя которые заблуждались как относительно способности Африки и Южной Америки к поглощению европейских изделий, так и относительно возможности основания поселений в тропических странах, стала для Вест-Индской компании роковой. На деле оказалось, что торговля имела для нее второстепенное значение: прибыли ее извлекались главным образом из военных действий. Ничтожное экономическое значение новой компании признавалось уже при ее основании; недоверие к ней отражалось в очень неохотной подписке на ее акции, заставившей государство предоставить ей заем в 4 млн. гульд., что равнялось приблизительно половине ее капитала, и увеличить на свои средства ее флот.

Итоги долголетней борьбы в Бразилии известны: прибрежная полоса, закрепленная за Нидерландами с таким трудом, почти 30-летней борьбой, была окончательно потеряна в 1654 г.[387]. В итоге компании осталось от всех ее приобретений лишь несколько владений на западно-африканском берегу, несколько вест-индских островов, затем Суринам, Демерара, Эссекебо в Южной Америке да Новый Амстердам в Северной. Для выполнения поставленной ей военно-политической задачи у компании совершенно отсутствовали средства; поддержка, получавшаяся ею от метрополии, была с самого начала совершенно недостаточна. Торговать же можно было лишь при наличии известных политических и военных гарантий. Но даже и в чисто хозяйственном отношении руководство компании оказалось не на высоте{1183}. Монополия торговли была, правда, упразднена уже в 1634 г., так как компании оказалось совершенно не под силу удовлетворительное снабжение занятых областей жизненными припасами. Тем не менее как в Бразилии, так даже и в Нидерландах поднялась сильная оппозиция против свободной торговли. Было, разумеется, много таких лиц, которые делали более выгодные дела при монополии. И здесь проявлялась бессовестность некоторых кругов: за свободными торговцами на самом деле скрывались амстердамские купцы и директора компании, в! то время как официально они же отстаивали сохранение монополии компании. В конце концов в 1638 г. ожесточенный спор за и против свободной торговли и монополии был разрешен Генеральными штатами в пользу свободной торговли с известными исключениями и с возложением на свободных торговцев обязательства уплаты компании 10% со стоимости всего принимаемого ими груза{1184}.

Отстаивавший свободу торговли Амстердам еще раз одержал победу. Но даже такое мероприятие не могло обеспечить длительного успеха голландцев в колониях. Здесь, подобно Ост-Индии, среди служащих распространилась бесстыдная коррупция и контрабандная торговля в широких размерах, против чего оставались бессильными самые лучшие предписания правления.

Главная задача в экономической сфере, а именно восстановление сахарных плантаций, по большей части уничтоженных португальцами, была выполнена лишь отчасти, хотя импорт бразильского сахара в Голландию во время нидерландского владычества и достигал довольно значительных размеров.

В штатгальтерство графа Иоганна Морица Нассауского, т. е. в 1637–1644 гг., торговля с Бразилией, главными объектами которой были, кроме сахара, табак и красильное дерево, играла вообще немаловажную роль в экономической жизни республики, хотя в метрополии и разочаровались в экономической ценности этого весьма дорого стоившего предприятия. Одним из наиболее прибыльных дел была торговля рабами-неграми, приносившая огромные барыши{1185}.

Из всех американских колоний наибольшую выгоду приносили Нидерландам Суринам и Эссекебо. В XVII в. неспокойное положение в этих колониях затрудняло их более интенсивную эксплоатацию; сильно давал себя чувствовать также недостаток в рабах. Но в XVIII столетии здесь увеличилась продукция сахара, особенно после того, как вместо старой, ликвидированной в 1674 г. компании {1186} была основана в 1675 г. новая Вест-Индская компания, получившая в 1682 г. монополию на эту колонию и организовавшая совместно с суринамскими акционерами доставку рабов. Кюрасао сделался центром работорговли[388]. Несмотря на частые восстания негров, Суринам успешно развивался. Конечно, Вест-Индская компания недолго смогла полностью пользоваться своими привилегиями и продала две трети своих акций; одну треть приобрел город Амстердам, другую — Арссенс ван Соммелсдейк. Все вместе называлось теперь «Монопольной Суринамской компанией» («Geoctroyeerde Societeit van Suriname»){1187}.

Значительную роль в плантационном хозяйстве начало играть кофе. В 1769 г. дела колонии несомненно шли хорошо, так что в следующем году город Амстердам откупил у семьи Соммелсдейк ее пай за 700 тыс. гульд.{1188}.

Крупный кредит, предоставляемый плантаторам метрополией, оказывал вредное влияние уже одними своими размерами и приводил, наряду с серьезными злоупотреблениями, к преднамеренно неправильным оценкам, к спекуляции плантационными участками, которая мешала правильному ведению хозяйства. Поведение голландских капиталистов заслуживало тем большего осуждения, если вспомнить, что как организаторы займов они могли рассчитывать на получение комиссионных, между тем как весь риск они сваливали на плечи мелких держателей.

Во всяком случае колония не достигла бы такого развития, если бы вскоре после 1750 г. амстердамский банкир и одновременно бургомистр Биллем Гидеон Дётч не помог ей своим кредитом{1189}. Впрочем, несолидность плантационного хозяйства, и не в одном только Суринаме, воспринималась современниками как нечто само собой понятное, и ни у кого не возникло сомнений, когда в! 1751 г. город Амстердам принял участие в дётчевском плане помощи колонии, внеся 30 тыс. гульд.{1190}.[389] 

Дётч дал под залог плантаций 4 млн. гульд., что не превышало, однако, пяти восьмых их стоимости. Поскольку плантации были большей частью тяжело обременены долгами, эти деньги пошли только на то, чтобы выручить их из рук дорого стоящих частных кредиторов{1191}. В качестве вознаграждения Дётч получал 2% с продуктов и 2% с доставляемых на плантации товаров.

После смерти Дётча (1757 г.), оставленное состояние которого оказалось сильно расстроенным, управление этим предприятием перешло в руки Яна и Теодора ван Марселис; они перевели на себя долги плантаторов в сумме 900 тыс. гульд. за 400 тыс. гульд.{1192}

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru