Пользовательский поиск

Книга К истории экономического развитие Голландии в XVI-XVIII веках. Переводчик: Сегаль М. Н.. Страница 79

Кол-во голосов: 0

Рассмотренные до сих пор торговые отношения Нидерландов определялись старыми традициями и ближайшими хозяйственными потребностями; иначе обстояло дело с другими торговыми связями, носившими характер экономической экспансии и заслуживающими особенного внимания, как выражение того духа предпринимательства, который столь типичен для Нидерландов начиная со второй половины XVI в.

Не удовлетворившись тем, что им удалось сохранить основу своего прежнего величия — торговлю на Балтийском море и свои связи с Испанией и Португалией, голландские и зеландские приморские города, с Амстердамом во главе, с конца XVI в., когда консолидация независимого нидерландского государства могла считаться обеспеченной и территория его в результате успешных войн достаточно округленной, перешли к расширению сферы своей деятельности и орбиты своего влияния. Эта тенденция проявилась почти одновременно в различных географических направлениях.

Необходимо всесторонне проследить эту широкую экономическую экспансию, если мы хотим во всей глубине изучить экономическую историю Нидерландов. Она не была связана с почвой страны и ее продукцией, не была связана с низменностью между Рейном, Маасом, Шельдой, Доллартом; место ее действия — весь земной шар. Эта экспансия Голландии повсюду оставила свои следы, хотя далеко не всегда она оставила о себе хорошие воспоминания. Мы проследим здесь лишь главные направления этой деятельности голландцев.

Еще до восстания 1555 г. голландские суда, нагруженные разными товарами, появились на Северной Двине. Житель Энкхёйзена Оливер Брюнел отправился в Россию и доставил оттуда в Дордрехт пушнину{1078}.[350] После этого Белое море привлекло внимание голландцев. В 1577 и 1578 гг. мидделбургские купцы отправляли туда свои корабли. Спустя несколько лет, в 1581 г., московский царь пригласил к себе на службу голландских корабельных плотников и моряков. В 1584 г. мидделбургский купец Мелхиор Маухерон в качестве уполномоченного своего брата Валтасара вместе с Франсуа Лефортом из Зирикзе прибыл на Северную Двину. По его совету один флиссингенский моряк решился двинуться дальше вверх по течению реки. Здесь возник Архангельск в качестве опорного пункта для торговли с Западом{1079}. С этого времени голландцы начали почти беспрерывно совершать рейсы в Белое море, причем они пользовались покровительством московских царей. Попытки англичан занять здесь монопольное положение не удались вследствие несогласия царя.

В 1558–1581гг., когда Нарва оказалась в руках русских, началась также торговля Голландии с Россией через Балтийское море. Она продолжалась и в последующее время, когда Нарва перешла во владение Швеции{1080}. Таким образом, голландцы получили в это время двое входных ворот для своей торговли с Россией.

С начала XVII в. особенно развились и приняли организованную форму рейсы голландцев в Белое море (Handel om het Noorden)[351]. В 1608 г. много купцов из Амстердама, Зандама, Мидделбурга, Роттердама, Хорна, Эдама, Энкхёйзена, Харлингена заключили предварительное соглашение о совместном ведении торговли на Белом море в той форме, как ее вела английская компания «Muscovy Company»{1081}. В этом объединении участвовали те же купцы, которые несколько лет до того выступили как инициаторы создания Ост-Индской компании, а именно: Геррит Биккер, Маркюс Вогелар, Ян Поппе из Амстердама, Балтасар Маухерон из Мидделбурга, Биллем Янсзон ван Лон из Роттердама и др. Они, по-видимому, были все единодушны в вопросе о тех блестящих перспективах, которые открывала торговля с Россией. Правда, эта торговля из-за непрерывных трений с англичанами встречала много препятствий, но никогда полностью не прекращалась. Помимо того, с середины XVII в. к англичанам стали плохо относиться в России, а в 1649 г. они даже были лишены там всех своих привилегий, чем голландцы, разумеется, были весьма довольны{1082}. Голландцы не испугались тех препятствий, которые ставила им в их путешествиях в Россию Дания, старавшаяся задерживать их в Лапландии{1083}. Поставки России во время ее войны с Польшей военных материалов усилили благожелательное отношение царя к голландцам{1084}. Экономическая связь Голландии с Россией была закреплена многократным взаимным обменом посольствами. Голландцы проявляли исключительный интерес к тем выгодам, которые давала торговля с Россией и участие в русских, обычно кратковременных, монополиях. Они осторожно уклонялись от всех попыток русских вовлечь их в политические дела Восточной Европы, именно в борьбу со Швецией и Польшей{1085}. За разрешение вывозить хлеб из России, которого голландцы долго добивались и которое они получили в 1628 г., они охотно доставляли военные материалы, за которые, однако, взимали очень хорошие деньги. Вывоз в Россию состоял главным образом из вина, сукна, шелковых изделий, медных котлов, нюрнбергских товаров и т. п.{1086}.[352] В то время как англичане сбывали в Россию преимущественно товары собственного производства, как сукно, голландцы торговали товарами самого различного происхождения. Торговля голландцев с Россией не ограничивалась одними лишь прямыми рейсами между обеими странами; нередко голландские суда отправлялись из Архангельска прямо в Ливорно, Венецию, Лиссабон, Кадикс{1087}.[353] В Архангельске они в течение долгого времени имели перевес над англичанами. Они имели свои фактории в многочисленных пунктах внутри страны. Голландцы уже очень рано стали стремиться к тому, чтобы обеспечить свои позиции в России заключением формального торгового договора{1088}. Об этом велись многократные переговоры, в особенности при Петре Великом. Но Петр колебался, и договор не был заключен{1089}. Даже еще в 1765 г. голландцы сделали русскому правительству подобное предложение{1090}. Добиться этого пыталась также Батавская республика, но в России не проявляли никакой склонности к такому договору{1091}.

В 1738 г. Голландия предоставила курляндскому герцогу заем в 750 тыс. гульд, {1092}с[354] тем, чтобы склонить Россию к заключению торгового договора и добиться от нее облегчения вывоза леса. Оказалось, однако, что эти методы более не действуют в России. К тому же в самой Голландии издавна существовали большие сомнения в вопросе о монополии во внешней торговле; поэтому Генеральные штаты выступили с возражениями, когда создалась угроза, что торговля голландцев русским зерном может принять монополистические формы{1093}. Когда в 1640 г. амстердамская фирма Бонтемантелч во главе которой стоял Андреас Биккер, выдала такие большие авансы на скупку пушнины, что в 1641 г. пушнина совершенно исчезла с рынка, то голландские купцы выступили с жалобами на эти монополистические действия{1094}.

Судоходная связь голландцев с Россией, в особенности с Архангельском, а впоследствии с Петербургом, была в течение всего XVIII в. весьма оживленной, но в конце концов голландцы были вынуждены уступить свои позиции англичанам{1095}.[355]

Таким образом, голландцы расширили свои торговые сношения с Северо-восточной Европой и открыли для себя область, которая принесла им обильные плоды. Одновременно они обратились также к югу, где, как казалось, для них открывались еще более заманчивые перспективы. Начиная с 1590 г. установились непосредственные торговые сношения между Нидерландами и странами Средиземного моря. Очень скоро сообщения, преимущественно с Генуей, Венецией и Ливорно, приняли регулярный характер{1096}.

Сначала в этом направлении голландские портовые города толкнула весьма прибыльная торговля зерном в связи с высокими тогда ценами на хлеб, хотя торговля эта подвергалась опасности со стороны турецких пиратов и враждебных испанцев. Торговля зерном в Средиземном море встретила в первое время сопротивление и в самой Голландии, так как там считали, что она не отвечает интересам обеспечения собственной страны хлебом. Однако победило амстердамское купечество, отстаивавшее свободную торговлю{1097}. Уже в 1597 г. более 400 крупных голландских и зеландских торговых судов с зерном прошли через Гибралтар{1098}. Коммерческие круги Голландии стали стремиться к регулированию своих отношений с государствами средиземноморского бассейна путем заключения договоров. В 1596 г. были завязаны сношения с Марокко, которые в 1610 г. привели к заключению договора, однако, очень плохо соблюдавшегося Марокко. Малоценными оказались также договоры, заключенные с берберийскими государствами{1099}. Большее значение имели завязавшиеся сношения с Портой, которые привели в 1612 г. к заключению договора, регулировавшего, в первую очередь, торговлю и судоходство{1100}.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru