Пользовательский поиск

Книга К истории экономического развитие Голландии в XVI-XVIII веках. Переводчик: Сегаль М. Н.. Страница 54

Кол-во голосов: 0

В это время большое значение получила амстердамская торговля благородными металлами, связанная с деятельностью банка. С началом войн с Испанией в Голландию чрезвычайно усилился приток серебра, большей частью непосредственно из Кадикса, но также и через Гамбург{752}.[265] Серебро это путем торговых операций попадало большей частью в разменный банк. Банк служил посредником в торговле благородными металлами. Но помимо этого с середины XVII в. банку был предоставлен контроль над торговлей золотом и серебром. Серебро в слитках и т. д. разрешалось покупать и продавать лишь уполномоченным банка, неотчеканенное золото или серебро можно было отправлять за границу лишь с ведома банка. Банк всецело распоряжался торговлей металлом{753}. Тем не менее с середины XVIII в. развился свободный вывоз серебра, вначале разрешенный лишь за так называемые «торговые деньги» (negotie penningen), но постепенно все более расширявшийся. Все запрещения и ограничения приносили мало пользы; прекратить всякую частную торговлю металлом и разными монетами не удалось: менялы и кассиры продолжали вести такую торговлю. Она все время поддерживалась тем, что в банке скоплялись большие количества иностранных монет всякого рода. Поэтому вопрос о торговле металлами, а также об их экспорте всегда очень серьезно занимал дирекцию банка. Купечество было противником вмешательства в торговлю металлами и в свободное обращение металлов, но управление монетным двором опасалось затруднений с обеспечением его металлом для чеканки{754}. В военное время, когда государство сильно нуждалось в наличных деньгах, много раз издавались запрещения вывоза серебра[266]; это почти всегда вызывало немедленные возражения со стороны купечества. Было совершенно ясно, что эти запреты чрезвычайно вредны для торговли. Они наносили вред не только товарному обороту, но и притоку денег{755}.[267] В 1749 г. торговлю металлом объявили совершенно свободной (фактически она пользовалась такой свободой уже давно), за исключением лишь вывоза нидерландских золотых и серебряных монет{756}. Таким путем Амстердам превратился в европейский центр торговли разного рода монетами, и благородными металлами. Устремившиеся из Америки в Европу благородные металлы скоплялись преимущественно в Амстердамском банке, а отсюда распространялись по всему миру. Вполне понятно, что это способствовало оживлению торговли города, так как широкая торговля деньгами и благородным металлом, которую вел банк, имела то значение, что укрепляла положение Амстердама в европейской вексельной торговле и создала на длительное время вексельному курсу города монопольное положение[268].

Такое развитие поддерживалось возраставшим в течение XVIII в. упрочением голландской денежной системы. Этому содействовал также строгий контроль над чеканщиками монет, помимо применения с 1671 г. более усовершенствованных машин для чеканки. Несмотря на некоторые недостатки, Нидерландская республика по сравнению с другими странами отличалась теперь более упорядоченной денежной системой{757}. С 1694 или с 1699 г. больше чем на 100 лет стандартной монетой стала монета в 3 гульд.{758}.

Из чисто депозитного жиробанка Амстердамский разменный банк постепенно превратился в ссудный банк. Он владел ценностями в виде металла и монеты, которые большей частью не были пригодны для оплаты его банковских денег, базировавшихся на нескольких местных видах монет, на которые, помимо всего, при наличии банковских квитанций (рецеписс) распространялось право выкупа. Для превращения в чисто депозитный банк у него отсутствовал основной признак, а именно, чтобы все виды монет, представленные банковскими деньгами, всегда находились в наличности в кассе банка, чтобы их всегда можно было использовать для оплаты всей суммы банковских денег. Ссуды банк выдавал лишь под металл. По-видимому, ни в каком другом виде он не предоставлял кредитов и поэтому взимал такие невысокие комиссионные.

Из отношения банка к зеландским сепаратистским планам в 1648 г. можно видеть, что он иногда оказывался полезным также для голландской торговой политики{759}. Наконец, в период, когда абсолютная монархия отнюдь не всегда обеспечивала купцам необходимую безопасность, Амстердамский банк, функционировавший в республике, именно благодаря этому обстоятельству оказался защищенным от произвольного вмешательства и наскоков[269].

До 1790 г. репутация банка оставалась нерушимой. Ажио на банковские деньги в последние годы никогда не превышало 3%{760}.[270] В ноябре 1790 г. банковские деньги пали на 1–2% ниже кассовых денег. В связи с этим возникло недоверие. Падение курса приписывали политическим условиям, большому недостатку денег, многочисленным займам, предоставленным иностранным государствам. Кредиту банка был нанесен сильный удар после того, как было вынесено постановление{761} о том, что текущие счета на сумму 2 500 гульд. и выше, по желанию их владельцев, могут выплачиваться наличным чистым серебром из расчета 25 гульд. 15 штив. банковских денег на марку. Это означало ухудшение курса банковских денег на 10%, так как цена серебра в банковских деньгах при полновесной валюте была не выше 24 гульд. и нескольких штиверов, а банк до того принимал серебро из расчета 24 гульд. 2 штив.{762}. Начались ожесточенные споры с коммерсантами, которые оспаривали законность этого мероприятия амстердамских властей, желавших этой мерой воспрепятствовать вывозу звонкой монеты, что считалось ошибочным, так как, наоборот, металл тогда ввозился из Англии{763}. Банк выплатил валютой 2 млн. гульд., но 3 февраля 1791 г. прекратил дальнейшую выплату. Заем в 6 млн. по 31/2% дал возможность банку опять возобновить свои операции. Банковские и кассовые деньги в течение некоторого времени опять сравнялись. Но в 1794 г. ажио опять пало. Купцы стали продавать банковские деньги за кассовые, с тем чтобы обеспечить себя от дальнейших потерь. Лишь при помощи нескольких торговых фирм удалось частично удержать курс{764}. Кредит банка уже сильно пал, когда с оккупацией Нидерландов французами в начале 1795 г. начался последний период в истории банка. Предпринятое властями официальное обследование установило то, что в последние годы подозревали в коммерческих кругах, а именно, что банк в течение длительного времени сильно злоупотреблял ссудами. Обнаружился недостаток более 9 млн. гульд. наличных денег в различной монете[271]. В частности выяснилось, что с 1615 г. выдавались ссуды Ост-Индской компании, вначале в скромных, а потом, однако, во все больших размерах. Большая часть этих ссуд была возвращена и даже с изрядными процентами{765}. В 1682 г. было установлено, что Ост-Индской компании, всегда занимавшей привилегированное положение, постоянно приходилось предоставлять кредиты в размере свыше 1700 тыс. гульд. банковских денег{766}; в конце XVII в. эта сумма составляла уже 3200 тыс. гульд. Фактически же предоставленный компании кредит был значительно выше: в 1735 г., например, он составлял 6100 тыс. гульд. Первое время уплата долга производилась более или менее нормально, но с 1781 г. компания прекратила платежи по нему. Город Амстердам перевел тогда долг компании банку на себя. В 1792 г. долг этот составил 6270 тыс. гульд.[272]

Когда стало известно действительное положение банка, которое до того времени было скрыто непроницаемой тайной, представители населения Амстердама признали гарантийное обязательство, которое город взял на себя, и согласились дать 31/2%-ный заем в 9 млн. гульд. для покрытия задолженности банка. Так как погашение старых неоплаченных долгов поступало плохо, то в марте 1796 г. был сделан новый 4%-ный заем на 7 млн. гульд.; причем все городские учреждения были обязаны принять участие в этом займе{767}. Хотя при обсуждении вопроса о причинах краха банка едва упоминалось о прежних событиях, которые привели к этому краху, и хотя город взял на себя полную ответственность за убытки, тем не менее нельзя было скрыть того, что деньгами банка безответственно злоупотребляли{768}. Центр денежных и вексельных операций стал перемещаться из Амстердама в другие места, в особенности в Гамбург. Правда, помимо краха банка, были и другие причины этого явления; однако крах явился симптомом общего упадка хозяйства и обусловил собою перемещение центра денежных операций. Напрасно пытались полностью восстановить банковское дело в городе{769}; достигнуть этого не удалось. Хотя банковские деньги удержались на том же уровне — 90%, — тем не менее вексельное дело быстро порвало с банком, деньги которого были подвержены таким сильным колебаниям. Даже полная уплата весною 1802 г. банковского долга ничего не изменила, и банк продолжал существовать больше по имени[273]. Его упадок следует приписать прежде всего деятельности правления, которое, пользуясь секретностью, легкомысленно обращалось с доверенными ему деньгами[274]. Но, независимо от этого, банк давно уже пережил период своего расцвета вследствие своей во многих отношениях устарелой организации.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru