Пользовательский поиск

Книга У убийц блестят глаза. Переводчик Савелова М.. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

Через полчаса мы летели на запад, навстречу ветру и вслед заходящему солнцу. Сделав круг над захолустным аэродромом, наш самолет лег на обратный курс. События дня странным образом меня раздвоили. Одна часть все еще сидела в доме в Альбукерке, сжимая в руке телефонную трубку. Кажется, я успел простудиться во время этих перемещений, потому что испытывал тяжесть во всем теле и головокружение.

– Хотите узнать подробности? – спросил Ван Хорн.

– Что именно? – Нам приходилось кричать из-за шума мотора.

– Авария ненастоящая. Очень много доводов в пользу этого. Вам когда-нибудь приходилось видеть картину настоящей автомобильной аварии, доктор Грегори? Вы упомянули, что ваша жена была в мокасинах, они, как известно, не имеют шнурков, и у нее имелась сумка, вы, правда, не упоминали о сумке, но ее видел Шнейдер, о чем пишет в докладной. Разве правдоподобно с такой скоростью вылететь за обочину, кувыркаться вместе с машиной и при этом оставить при себе туфли и сумку, ведь их так и не нашли на месте происшествия. И как в уже наступившей к тому времени темноте раненая и оглушенная женщина могла сама отыскать свои вещи? Разумеется, это мог сделать наш гипотетический самаритянин, но и то маловероятно. Есть и более веские причины, указывающие, что авария была сымитирована. К примеру, автомобиль имеет четыре скорости, но ручка переключения стояла на третьей. Когда получу полный доклад, могу, если хотите, дать вам его прочитать. Не хочу, чтобы у вас были малейшие сомнения.

– Почему?

– Потому что мы ценим вас, доктор Грегори. И мы не хотим, чтобы вы думали, что ваша жена была специально подставлена или к ней отнеслись несправедливо. Факты таковы: во-первых, ее шарф найден около мертвого Бейтса; во-вторых, как бы бросая этому вызов, она спешно собирает вещи и уезжает из дому; в-третьих, на дороге через пустыню, где нет телефонов, по которым Шнейдер мог сообщить о ее передвижении и устроить перехват, она резко прибавляет скорость и оставляет его далеко позади. И в-четвертых – все указывает на то, что ее ждала другая машина, в которую она пересела и уехала, предварительно спустив с откоса свой автомобиль, чтобы создать картину аварии.

– Не впечатляет. Машина после аварии без водителя вызывает массу вопросов.

– Со временем. Если бы Шнейдер нашел “триумф” просто оставленным у обочины, он бы сразу сообразил, что ваша жена уехала на другом авто. Он мог позвонить в Голдфилд и попросить перекрыть все дороги. В пустыне дорог почти нет, к тому же все они малопроходимы, особенно зимой. Скорее всего, вашей жене и ее сообщникам надо было скрыться как можно скорее, вот они и инсценировали аварию.

Это походило на обсуждение кинофильма или телевизионного шоу, самое ненавидимое мною времяпровождение. Мы не говорили о маленькой, двадцати с небольшим лет, черноволосой девушке с большими темными глазами и длинными волосами – речь шла о преступнице и ее сообщниках.

– А что за преступление могла совершить Натали? Разумеется, не считая убийства?

– Этого недостаточно?

– Не для вас. Вы – офицер безопасности, Ван. Вас ничуть не тронет, если половину населения Соединенных Штатов прирежут в постели, только бы они не выдали государственных секретов.

– Фишер, вы, Джастин, Бейтс и теперь миссис Грегори. Все так или иначе связаны с Проектом. Такое количество случайностей невольно заинтересует офицера безопасности.

– Ясно. Почуяли заговор?

– Скажем, очертания некоторого плана.

– И цвет преобладает красный, не так ли?

– Кто еще, кроме коммунистов, зайдет так далеко, чтобы узнать о нашей работе? И скажу вам кое-что еще, доктор Грегори. Я наблюдал за вашей женой давно и ждал, когда она выдаст себя. В течение трех лет, если быть точным.

Я посмотрел на него с интересом:

– Продолжайте.

– Как я уже говорил, случайные совпадения всегда подозрительны. Полицейская служба – а безопасность одна из ее ветвей – основана на проверке такого рода случайностей. К успеху в работе полицию нередко приводит проверка настораживающих совпадений. Например, человек, которого есть все основания подозревать, имеет железное алиби на то время, когда произошло убийство. Или женщина вдруг начинает поправлять чулок, подняв подол и тем самым привлекая к себе внимание, а в этот момент рядом действует вор и чистит чей-то карман. Или блестящий молодой ученый делает открытие, дающее нам возможность применения мощного оружия, обладающего разрушительной силой атомной бомбы, но лишь с незначительным эффектом никому не нужного радиоактивного излучения. И именно в этот момент он неожиданно встречает обольстительную энергичную молодую леди из другой части общества, которая, несмотря на различие в образе жизни, интересов, вдруг безумно в него влюбляется...

– Вы сейчас запутаетесь, следите за нитью своего повествования. Кажется, у вас уже получилась развесистая клюква.

– Я начинаю сбиваться, когда меня смущает предмет разговора. Не очень приятно говорить человеку такое о его жене.

– Тогда не надрывайтесь. Вы высказали точку зрения. Я буду иметь ее в виду. А теперь заткнитесь и дайте мне немного поспать.

Глава 11

На следующий день меня вызвали на работу, и Директор Проекта уведомил, что хотя и сожалеет, но вынужден отстранить меня от исследований до дальнейших распоряжений сверху. Поскольку до сих пор я думал о совершенно других проблемах и не ожидал ничего подобного, то испытал шок. Хотя такие действия начальства были вполне логичными. Вернувшись домой, решил взглянуть на мой вынужденный отпуск со светлой стороны – теперь я не был привязан к дому. Машина все еще оставалась загруженной с прошлой ночи. Дополнительно я взял ружье, патроны, подобрал на кухне малопортящиеся продукты и все это отнес в авто. Потом запер дверь и поехал на север.

Двигаясь в сторону к Санта-Фе, я сразу понял, что пришла весна, потому что верхний слой земли в этой части страны поднялся вверх и, подгоняемый ветром, устремился на восток со скоростью сорок пять миль в час. Впрочем, это лишь зефир для здешних мест. Вы можете поместить весной в Нью-Мексико пару ураганов из восточных районов, и никто не заметит перемены погоды. В пыльной буре я проехал все шестьдесят миль до трассы ЮС-85, движение по шоссе сильно замедлилось в связи с разгулом стихии, видны были лишь расплывчатые желтые пятна зажженных фар. Потом вдруг снова просветлело, над головой появилось чистое голубое небо, и засияло солнце. По радио сообщили, что ЮС-66 к востоку от Грантса закрыта из-за пыльной бури. Я спокойно воспринял известие, поскольку эти проклятые передние стекла стоят дорого и пескоструйная обработка превратит их в матовые за пару минут, если поехать слишком быстро через эту бурю.

Когда я приблизился к Санта-Фе, белизна покрытых снегом вершин гор Сангре-де-Кристос показалась просто болезненной по контрасту с той грязной пеленой, из которой я выехал. Правда, ветер не прекратился, когда я въехал в город, но, по крайней мере, вокруг не летали сорванные с места предметы. Я остановился в “Ла Фонда”, смыл с себя песок, вычистил его из зубов и спустился в бар перекусить. Место знакомое: мы с Натали всегда здесь питались, когда заезжали в Санта-Фе. Поскольку я был один, то быстро поел и поднялся в номер. Немного полистал телефонный справочник, лег в постель и проспал до рассвета.

Утром оделся в консервативном стиле – в светлый габардиновый костюм, он практически является униформой для здешних мест. По брюкам я заметил, что похудел. Раньше, когда был еще совершенно здоров, это могло стать поводом для радости – не люблю, когда вес заходит за двести фунтов. Я позавтракал и часа два колесил по городу, чтобы определить, есть ли у меня сопровождение. Сопровождение было. Вану надо самому как-нибудь испытать на собственной шкуре, что такое преследование. Понял бы, как хочется нажать на газ и оторваться от “хвоста”.

Впрочем, в настоящий момент мне была довольно безразлична слежка, поскольку не имелось никаких шансов сохранить мои действия в секрете. Я поехал вверх вдоль реки Эскья-Мадре к церкви Кристо-Рей. Когда-то Эскья-Мадре называлась Мадре-Дитч и снабжала водой весь город. Теперь, оправленная по-современному в бетонные берега, которые по идее должны были служить преградой, в случае если бы она вздумала выйти из берегов во время дождей, река выглядела, скорее, как горный ручей, который заблудился и теперь протекает через большой город. В центре Санта-Фе она исчезает под землей в нескольких местах, но потом вновь выходит на поверхность и открыто течет в жилом районе, который, как и многие другие, заселен наполовину испано-американцами и наполовину “англо”: если кто не знает – так на местном наречии называют всех иностранцев, то есть людей, которые не говорят по-испански.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru