Пользовательский поиск

Книга Молот ведьмы. Переводчик Савелова М.. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Я улыбнулась:

— С большим удовольствием.

— Хотел бы я уметь разговаривать так, как умею обращаться с камерой! Я бы сказал, какая вы замечательная и что я думаю о вас, Саманта...

Но слова ему больше не понадобились — он собирался меня поцеловать. Я увидела это в его глазах. Его руки сжали меня сильнее, и я инстинктивно подалась ему навстречу. Потом прижалась к нему и глаза мои закрылись. Меня еще никогда никто так не целовал. Медленно открыв глаза, посмотрела на него и увидела, что он испытывает такое же сильное влечение. Мы медленно отстранились друг от друга и направились к лестнице.

— Ты должна быть осторожна, бродя по этому мавзолею в тонком халатике и прозрачной ночной рубашке, — голос у Ричарда слегка охрип, — это опасно, Саманта...

Глава 7

Не знаю, что разбудило меня среди ночи, но вдруг я обнаружила, что сижу на кровати выпрямившись и чутко вслушиваюсь в темноту. Потом робко выглянула через шелковые занавеси полога, прикрывавшие мою королевскую кровать. Полоска лунного света просачивалась из окна, и, хотя сквозняка не было, шторы чуть слышно шелестели. Может быть, этот шелест меня и разбудил? Но бояться нечего. Стена за моим окном была высокой, а отвесные скалы и море под ней делали подступ к окну невозможным.

Мой страх медленно отступал, и, раздвинув полог, я выскользнула из постели. Было так холодно, что меня охватила дрожь. Я быстро пересекла комнату, подошла к окну, закрыла его и плотно задернула шторы. И уже собиралась снова нырнуть в постель, как услышала другой звук — легкий щелчок поворачиваемой ручки двери.

Я замерла на месте.

Мое воображение тут же вновь нарисовало бородатое лицо Саши, вглядывающегося в меня поверх пламени свечи... Я тихо прокралась по толстому ковру к двери и нащупала ключ. Он оказался на месте, дверь была заперта. Я с облегчением прислонилась к стене, сердце громко стучало...

Потом прижалась ухом к двери, ловя звуки. Кто-то находился в коридоре. Я услышала быстрое тяжелое дыхание. И тут ручка на моей двери начала поворачиваться — медленно, бесшумно.

Меня била крупная дрожь, ноги мои ослабели и начали подкашиваться, казалось, я сейчас упаду.

Наконец, я обрела голос:

— Кто... кто... там?

Внезапный возглас за дверью. Низкий испуганный вскрик, ручка с тем же резким щелчком, что я слышала недавно, вернулась в прежнее положение.

— Кто там? — опять спросила я, немного осмелев. Потому что тот, кто был за дверью, испугался не меньше моего.

Никто не ответил, но я услышала торопливо удалявшиеся шаги, приглушенные ковром коридора.

— Подождите! — крикнула я. — Кто вы? Что вам нужно?

Я торопливо повернула ключ и отперла дверь.

— Стойте!

Но я успела поймать лишь тот миг, когда белая фигура заворачивала за угол. Это был не мужчина, а молодая женщина, босиком. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что она высокая, стройная и в белой длинной ночной рубашке. Ее распущенные темные волосы ниспадали до талии... вдруг меня охватил ужас. Я решила, что это сама графиня Лара... вернувшаяся из небытия!

Но и Шерил была очень похожа на графиню, а если это была она у моей двери, то хотела бы я знать причину. Я рванула за ней. Комната Шерил находилась недалеко, почти сразу за углом.

Когда я добежала до угла, белая фигура все еще была в коридоре и почти достигла лестничной площадки и двери, ведущей в комнату Ричарда. Меня на мгновение ослепила ярость, когда я подумала, что это действительно Шерил и она возвращается в комнату Ричарда или ищет там защиты.

Но белая фигура испуганно метнулась к лестнице и начала спускаться, что могло означать лишь одно — значит, это кто-то из служанок. Скорее всего, одна из горничных, вероятно моя Марица.

Когда я добежала до лестницы, она была уже на нижних ступеньках и вдруг повернула голову, взглянула на меня, споткнулась и упала, прокатилась оставшиеся ступеньки головой вниз.

Ковер на лестнице был очень толстый, поэтому падение не могло причинить большого вреда, так что беглянка мгновенно вскочила и бросилась бежать дальше. К этому времени я уже была почти уверена, что это Марица.

— Марица! Вернись сейчас же! — громко, насколько позволяла обстановка, потребовала я и, уже ничего не опасаясь, последовала за ней. Я знала, что утром все равно увижу Марицу, но любопытство гнало меня на цокольный этаж.

От угла шел длинный коридор, в него выходили двери комнат, где жили слуги. Я осторожно заглянула туда. Тяжело дыша, белая фигура прислонилась к одной из дверей, нервно оглядываясь в мою сторону, туда, откуда я должна была появиться. Но я не спешила войти в коридор. С моего места мне было видно, как дверь, к которой девушка прислонилась, вдруг резко распахнулась, так что она чуть не упала внутрь. Но мужские сильные руки подхватили ее, грубо втащили в комнату. И тут же в коридор вышел мужчина.

Я быстро отпрянула, мое сердце бешено забилось. Это был Саша, одетый все еще как на празднике — в белую длинную рубаху, подпоясанную кушаком, темные брюки и русские сапоги. Я видела его бороду, буйную гриву черных волос и впадины темных глаз, устремленных в мою сторону.

Это было глупо, знаю, но, даже спрятавшись, я чувствовала на себе его сверлящий взгляд. Внезапно он расхохотался. Его безумный смех потряс меня даже сильнее, чем пронзительные глаза. Он был полон жестокой злобы.

Я осторожно выглянула, чтобы посмотреть, не идет ли он ко мне. Но, к своему облегчению, увидела, что Саша уходит к себе. Дверь за ним медленно закрылась. Я постояла еще несколько минут, трясясь от холода в тонкой нейлоновой ночной рубашке, но никто больше не появился, и тогда поспешила поскорее в тепло и комфорт моей спальни. Заперла за собой дверь, залезла в остывшую постель. Однако уснуть не могла и долго лежала, дрожа, пока сквозь щель на шторах не пробилась светлая полоска рассвета. Не помню, как я провалилась в сон, но заснула так крепко, что с трудом проснулась, услышав стук в дверь.

Когда я открыла, Марица, улыбаясь, внесла поднос. Она выглядела свежей и абсолютно спокойной.

— Доброе утро, мадемуазель Саманта, — проговорила Марица весело. — Когда я сказала месье, что вы, наверное, еще спите, он не велел вас будить, потому что вы допоздна работали наверху. Надеюсь, вы хорошо выспались?

— Нет, — ответила я. — И ты знаешь почему, Марица.

— Мадемуазель, наверное, перетрудились? Подвинуть маленький столик к камину? В комнате еще холодно. Пока мадемуазель завтракает, я наполню ванну.

Мне было неприятно такое притворство.

— Я плохо спала прошлой ночью, Марица. И не потому, что работала допоздна, — сообщила я ровным, холодным голосом. — Я едва уснула вчера, как ты меня разбудила, пытаясь войти в комнату. Что тебе было надо, Марина?

Она тупо уставилась на меня:

— Я, мадемуазель?

— Да, ты! Зачем ты хотела войти, когда я спала? И не вздумай этого отрицать! Я хорошо тебя разглядела, когда ты упала на лестнице. Меня не интересует, что ты делала после, — это твое дело. Но меня не может не беспокоить, когда ко мне пытаются проникнуть ночью.

— Мадемуазель шутит, несомненно? — Марица покраснела. — Я, сюда? Я не была у вашей двери с тех пор, как вчера приготовила для вас постель.

— Не лги мне! — сердито крикнула я. — Ты разбудила меня, пыталась открыть дверь. А когда я спросила, кто там, ты убежала.

— Мадемуазель, наверное, все это приснилось?

— Это был не сон, и ты знаешь! Ты выключила свет в коридоре и пыталась тихонько открыть дверь, так, чтобы я не проснулась. Что тебе было надо? Не вышло? Не смогла вытолкнуть ключ с моей стороны?

Она продолжала смотреть на меня в изумлении. Наконец пробормотала:

— Мадемуазель, клянусь! Я не беспокоила вас. Как я могла? После окончания праздника я с Игорем Югровым и другими пошла в деревню к родителям. У них и ночевала, а утром мы с Игорем вернулись. Это правда, мадемуазель, я не вор, чтобы ночью красться и что-то украсть...

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru