Пользовательский поиск

Книга Дом зла. Переводчик Савелова М.. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Дэвид подошел к матери, поцеловал ее и мягко потрепал по плечу.

– Мисс Монтроуз, – сказал доктор Честер, – не будете ли так добры, не отнесете шприц и иглы на кухню? Нужно прокипятить. Стерилизация десять минут.

– Хорошо, доктор.

Уходя, за своей спиной я успела услышать, как Дэвид спокойно сказал:

– Ну, в чем дело, мама? Она кажется милой девушкой, и Робин ее уже полюбила. И доктор Честер говорит, что ему необходим квалифицированный помощник в твоем лечении кортизоном.

Я была рада закрыть дверь поскорее. В коридоре было пусто и тихо. Внизу у входа стоял дорогой европейский седан рядом со стареньким автомобилем доктора Честера. На сверкающем черном лаке лежал тонкий слой пыли, внутри обшивка была из красного сафьяна. На капоте я заметила фигурку ягуара.

Вздохнув, я повернулась и пошла на кухню. В коридоре встретила Клайва Уорбартона с газетой в руке.

– Доброе утро, мисс Монтроуз. Это Дэвид сейчас прошел наверх? – Белый клок волос, нависающий над черными глазами, которые так и сверлили меня, придавал ему прямо какой-то дьявольский вид.

– Да, он сейчас у миссис Уорбартон-старшей вместе с доктором Честером.

Он взглянул на то, что я несла, и улыбнулся:

– От вас избавились, а? – Он приблизился. – Наверно, Керр уже спрашивал вас о завещании? Вы, конечно, не знаете, что в нем?

– Я лишь заверяла подписи, мистер Уорбартон. И это все, – холодно произнесла я. – Как я сказала вашему племяннику, каждая страница была прикрыта листом бумаги.

– Принс позаботился об этом. – Он кивнул, изучая меня. – И так же происходило, когда подписывала Бэт Свенсон?

– Да.

– Я же говорил этому дураку, своему племяннику, что именно так и будет! – Он стоял, нахмурясь и все еще загораживая мне путь; черные глаза сверлили меня. Их блеск казался почти зловещим. – Когда люди настаивают на секретности, из своего опыта знаю, им есть что скрывать. И чего стыдиться. Разве вы не согласитесь, что поместье Уорбартонов и состояние должно перейти к членам семьи, а не к одному из них, мисс Монтроуз?

– Право, я не знаю, мистер Уорбартон. Это не мое дело. Я...

Он кивнул:

– Вы приехали работать медсестрой.

Я сказала напряженно:

– Вот именно.

– Что ж, – пожал он плечами, – я слышал, что вы сегодня утром спускались в потайную комнату с Брайеном? – У него это прозвучало как обвинение.

Я от возмущения покраснела:

– Если мне нельзя туда ходить, кто-то должен был предупредить меня заранее. Эта труба прошлой ночью произвела такой грохот, что я не могла спать. Как будто взорвалась бомба. Брайен пошел вниз чистить подвал, он думал, что водоросли закупорили трубу. Мне было интересно взглянуть – никогда раньше не видела подвала пыток!

– Это не было подвалом пыток, к вашему сведению. Это было местом казни. Местом для легкой и безболезненной смерти. Просто вода прибывала...

– А бедняги ждали конца! Вы не считаете ожидание смерти пыткой?

– На этот счет, вопреки расхожему мнению, я вот что вам скажу: они не ждали долго. В те дни тяжелые железные ставни перекрывали каналы. Они двигались с помощью подъемного механизма на веревках. И уровень воды в подвале поднимался вовсе не постепенно, с приливом, она врывалась туда бурным потоком. Пока железные ставни оставались на месте, люди и не подозревали ни о чем. Им давали ром, чтобы усыпить их страхи. И там был свет. Они считали, что избежали смерти в море, и были счастливы. И благодарны!

Я нахмурилась:

– Кажется, вы хорошо изучили вопрос. Ведь все отрицают, что такое случалось.

Он наклонил голову:

– Да, вы правильно заметили, я изучил это дело; некоторые предки оставили дневники, из них все стало ясно. Зачем отрицать правду? Такие вещи происходили. И Уорбартоны были не единственными грабителями на этом побережье, мисс Монтроуз. Брайен сказал, что вы видели старый плащ в воде сегодня утром. Так?

Я невольно вздрогнула при воспоминании об этом:

– Да... Это был... старый дождевик с капюшоном, он зацепился за камни. Он выглядел как... как мертвое тело...

– Так и сказал Брайен. Вы хорошо разглядели его?

– Мы оба видели. – Я вдруг опять вспомнила, что говорил Боб Дженсен, но удержалась от упоминания об этом и только добавила: – Плащ не мог долго находиться в море. Он был совсем целый. Брайен сказал, что, наверное, он упал с чьей-то лодки.

– Он не исключает, что плащ могли принести в подвал и заткнуть им вентиляционную трубу вчера ночью, чтобы вызвать тот взрыв, что разбудил вас.

– Да, он так подумал, и я тоже.

Его чувственный рот скривился в усмешке, он отступил в сторону:

– Вы оба не правы, мисс Монтроуз. Этот плащ – мой.

Я уставилась на него:

– Ваш, мистер Уорбартон?

– Моя комната недалеко от вашей. Плащ был мокрый и запачкался грязью, вот я и вывесил его на подоконнике вчера, чтобы просушить. И каюсь, забыл про него. Наверное, ветром его сдуло в море. Но он был старый, так что не важно. Мне жаль, что он напугал вас.

– Я не испугалась, мистер Уорбартон, – хмуро ответила я, – мне просто стало любопытно. Но простите меня, я должна простерилизовать инструменты для доктора Честера.

Я прошла мимо него на кухню. Закрывая за собой дверь, я чувствовала его присутствие за спиной, он все еще стоял в коридоре с газетой в руке, глядя мне вслед.

Глава 6

Когда я вернулась из кухни, настроение у Марты Уорбартон явно изменилось к лучшему, и хотя вид все еще был довольно воинственный, но "иголки" на время спрятались. Дэвид Уорбартон находился в комнате у Робин, и до меня доносились их приглушенные голоса, пока я выслушивала инструкции доктора Честера.

Я уже знала из опыта работы в госпитале, как проводится длительное лечение при гормональной терапии. Надо тщательно следить за состоянием Марты Уорбартон, делать анализы через определенные интервалы и записывать замечания относительно ее реакции на гормоны. Простейшие тесты и обследования проводятся, чтобы выявить начало нежелательных побочных эффектов, которые иногда вызывает кортизон. Надо следить за весом больного и кровяным давлением, проверять мочу на сахар и расспрашивать о желудочных беспокойствах или болях в животе.

Она, кажется, примирилась и с моим присутствием, и с тем, что мы собираемся делать. Правда, вставляла иронические замечания. Она не была полной идиоткой, чтобы предпочесть моим уколам, сделанным новой острой иглой и моей опытной рукой госпитальной медсестры, неуклюжие манипуляции доктора с его несгибающимися пальцами и его тупыми иглами. Я сразу обнаружила, что он использует иглу практически до тех пор, пока она не становится плоской, и лишь тогда меняет ее на новую. Доктор Честер умел считать свои пенни.

С Дэвидом, как я скоро обнаружила, было легко иметь дело. Пока он находился в "Вороньем Гнезде", я могла не беспокоиться о Робин и ее одиночестве. Он проводил с ней почти все время, каждую свободную минуту.

Когда пришло время первого субботнего ужина, я немного растерялась. Пока я гадала, что мне делать, Молли принесла мой ужин в комнату Робин, как и прошлым вечером. И как вчера, я сменила свою белую форму медсестры на обычное платье, для собственного удовольствия и для Робин. Я наложила немного косметики, тщательнее, чем обычно, причесала волосы, хотя не смогла бы объяснить причину таких приготовлений к ужину. Тем более, что день был нелегкий, не по госпитальным стандартам, но в силу неожиданных стрессовых ситуаций, уносивших нервную энергию.

В присутствии Робин я начала успокаиваться. Мы послали формальное приглашение на ужин двум ее куклам, и Робин как раз весело смеялась, когда в коридоре послышался шум – везли столик на колесиках, потом кто-то постучал в дверь. Вошел Дэвид Уорбартон, за ним улыбающаяся Молли Уотерс вкатила столик с накрытым салфеткой ужином, там же из ведерка со льдом торчало длинное горлышко бутылки, и в воздухе разнеслись вкусные запахи.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru