Пользовательский поиск

Книга Дом зла. Переводчик Савелова М.. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

– Но никто в "Вороньем Гнезде" не слышал их криков. Если даже хозяева и не были в этот момент на разбое, они бражничали, празднуя хорошую добычу, открывая бочки с вином, разглядывая шелка и прекрасные льняные ткани, пересчитывая золото...

– У Бэт такое богатое воображение, – рассмеялся мистер Принс, – не правда ли? Ничего из этого никогда не было доказано. Никто ничего не поставил в вину Уорбартонам.

– Натана приговорили за пиратство, – терпеливо напомнила Бэт; похоже, они часто спорили на эту тему, – потом было судебное разбирательство по обвинению их в ограблении кораблей в 1689-м, еще одно – в 1752-м. Но у владельцев судов не было свидетелей, и оба дела были проиграны. Свидетелей-то они не оставляли в живых – вот в чем секрет!

– Когда-то пиратство считалось уважаемым ремеслом, – сказал мистер Принс примирительно, – что касается остального, то слухи могли быть результатом деятельности недоброжелателей, завистников. Это все сплетни! Ведь жгли же ведьм на кострах в Тригони гораздо позже, чем происходили эти события, – просто исходя из доносов завистливых и невежественных людей. Мисс Монтроуз, вот снова перед нами "Воронье Гнездо". Посмотрите направо через бухту и скажите, что вы видите?

Я посмотрела в том направлении на простирающиеся поля зелени, которые на мили раскинулись от скалистых утесов по берегу. У самой воды виднелись дюны, белый песок, гладкий, отшлифованный ветром.

Я оценила вид:

– Очень красиво!

Мистер Принс снова сердечно рассмеялся:

– А это и есть таинственный лес. Лес из буков. Ветер с моря настолько силен, что согнул молодые деревья и заставил их расти не вертикально, а горизонтально. Их стволы раздались в толщину, стали мощными, как у взрослых буков, но остались короткими, и ветви образовали крону не более чем в шесть – восемь футов высотой. Они тесно переплелись и выглядят как сплошной травянистый покров; даже если подойти туда поближе, вы никогда не подумаете, что под зеленым ковром прячутся огромные стволы буков.

– А можно туда подойти? – спросила я.

– О, еще бы, – быстро сказала Бэт, – сверху идет тропинка. Можно, если захочешь, брести по ней долгие мили. Можно даже затеряться там. Никто в здравом уме не захочет туда пойти. Самое обманчивое на вид место из всех, что я видела. И единственный путь туда – эта тропа. Остальное пространство заполнили тесно переплетенные ветви – не пройти. Хоть прорубай себе дорогу. А ветер и шторма так забили песком и грязью лес, что не поймешь, что под йогами – твердая земля или стволы деревьев. Если туда провалишься, то там внизу, наверно, темно как в преисподней. Держись подальше от этого безумного, опасного места, Диана. И от тропинок в скалах. Они давно начали осыпаться, а железные крюки, которые вбивали когда-то грабители, чтобы держаться, давно выломаны.

Я засмеялась:

– Я еду в "Воронье Гнездо" не за тем, чтобы бродить по скалам и исследовать заповедные леса. Я еду оказывать медицинскую помощь своим пациентам!

– Верно сказано, – заметил мистер Принс, – вот вы и приехали, мисс Монтроуз...

Дом появился снова прямо перед нами, когда машина выехала из-за поворота. Возделанные акры земли были обнесены длинной стеной. Мы миновали огромные, выкрашенные зеленой краской железные ворота, и гравиевая дорога, что вилась между цветниками, садами и лужайкой, привела нас к дому, окруженному гладким зеленым травяным ковром.

Я с облегчением улыбнулась. "Воронье Гнездо" выглядело как респектабельный, поддерживаемый в прекрасном состоянии госпиталь. На верхней галерее за столом сидела группа людей, и они начали поворачивать головы к нам, когда заметили автомобиль. Они продолжали наблюдать за нами, пока мистер Принс припарковывал машину у подъезда. Вот он вышел и с улыбкой распахнул для меня дверцу.

– Добро пожаловать в "Воронье Гнездо", мисс Монтроуз, – сказал он, – я знаю, вы будете здесь счастливы и, надеюсь, останетесь надолго.

– Благодарю. – Я вернула ему улыбку.

Не было видимых причин для той смутной тревоги, которую я вдруг ощутила: что-то похожее на испуг. Может быть, недоброжелательное отношение Бэт Свенсон к этому дому отозвалось во мне предубеждением и усилило обычное чувство страха перед незнакомым окружением... Я решительно оборвала мрачные мысли – надо настраивать себя так, словно начинаешь работу в новом госпитале...

Глава 2

– Мистер Дэвид сказал, что мисс Монтроуз должна занять комнату рядом с Робин, мисс Свенсон, – объявила служанка, улыбаясь Бэт.

– Я думала, что миссис Рэтбоун будет встречать мисс Монтроуз, Молли, – слегка нахмурилась Бэт, – где миссис Рэтбоун? Она никуда не ушла?

– Нет, мисс, – произнесла девушка смущенно. Светловолосая, очень хорошенькая, а черное старомодное платье горничной, кружевной чепец и воланы белых кружев у запястий делали ее похожей на ловких служанок старых времен, именно таких можно увидеть в фильмах или по телевизору. – Миссис Рэтбоун сейчас составляет меню для ужина. Она сказала, что повидается с мисс Монтроуз позже. – Молли тихонько разглядывала меня, но взгляд серо-голубых глаз был довольно дружелюбен. – Миссис Рэтбоун говорит, что мисс Монтроуз приступит к своим обязанностям только завтра, когда приедет доктор Честер.

– Я бы хотела увидеть своих пациентов сегодня, если возможно, – сказала я, – возможно это, Молли?

– Конечно, мисс Монтроуз. Но разве вы не встречаетесь с миссис Уорбартон сегодня вместе с мистером Принсом?

Бэт кивнула:

– Верно, Молли. Через десять минут. Мистер Принс уже там. А мы спустимся, как только принесут вещи мисс Монтроуз.

– Вот и хорошо, – произнесла Молли с сомнением в голосе, – я покажу вам комнату Робин по дороге, мисс Монтроуз. А потом миссис Рэтбоун сказала, что вы присоединитесь к мистеру Принсу, чтобы выпить кофе на галерее.

Бэт перестала хмуриться.

– Ладно! Рэтбоун, кажется, все продумала. – По-видимому ее сомнения на этот счет развеялись.

– Сюда, пожалуйста, – пригласила Молли с улыбкой.

Ступени, по которым мы начали подниматься, были широкими и покрыты толстым ковром. Мраморная балюстрада лестницы производила внушительное впечатление, равно как и полотна старых мастеров, написанные сочными темными красками, висевшие на стене, там где лестница поворачивала к галерее. Под картинами стояла ваза на мраморном пьедестале, в ней буйно цвела герань, свисая розовыми и красными гроздьями...

Мы вошли в коридор, по обеим сторонам которого были двери комнат. Шум моря становился все слышнее по мере того, как мы шли. Но толстый ковер, казалось, приглушал его так же, как и наши шаги.

– Вот комната мисс Робин, мисс Монтроуз, – шепотом сказала служанка, когда мы прошли в конец коридора. Она указала на последнюю дверь слева от нас. – У мистера Дэвида комната рядом. Вообще, это часть больших апартаментов. Мистер Дэвид жил здесь с женой и Робин и всегда останавливается здесь, когда приезжает в "Воронье Гнездо". Ваша комната прямо напротив, через коридор. Вам она понравится. Оттуда открывается лучший вид в доме, потому что она выходит на море. Мистер Дэвид выбрал противоположную сторону, когда женился, – она взглянула на Бэт, как будто разделяя с ней какую-то тайну, – мистер Дэвид ненавидит море.

– Могу я сейчас увидеть Робин? – спросила я, пока она отпирала дверь моей комнаты.

– Робин сейчас спит, мисс Монтроуз. Она всегда спит во второй половине дня, пару часов. Распоряжение доктора Честера.

Она открыла дверь, и мы вошли за ней в комнату. Я с любопытством огляделась. Комната была очень большой, с огромными окнами, кружевные тяжелые шторы шевелились от ветра, дувшего с моря. До картинных рам стены обшиты деревянными панелями темно-красного цвета. На двух полотнах периода Людовика Четырнадцатого изображены сцены маскарадного бала при французском дворе; черные маски придавали персонажам, стремящимся к пустой погоне за удовольствиями, своеобразный зловещий вид. Мебель того же периода на тонких изогнутых ножках, очень красивое зеркало на туалетном столике.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru