Пользовательский поиск

Книга Без денег – ты мертв!. Переводчик Савелова М.. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

– Синди, – положил Джой руку на плечо дочери. – Это очень опасно, похищением займутся парни из ФБР, нас могут осудить пожизненно или даже отправить в газовую камеру. Не делай этого, дитя мое.

– Пятьдесят тысяч, – вкрадчиво заговорил Уинн, – не надо больше красть и рисковать каждый день. Красивый собственный дом, и я с тобой. Решайся, Синди! Я все равно пойду на это, с тобой и Джоем или без вас.

– Я сказала, что согласна, Уинн, – спокойно произнесла Синди.

Уинн посмотрел на Джоя:

– Меняешь решение или уходишь?

– Ты действительно думаешь, что все получится? – вяло спросил Джой, сдаваясь.

– А иначе незачем и браться. Конечно, получится!

Глядя на решительное лицо дочери, Джой знал, что уже не отговорить ее. Придется соглашаться, иначе он потеряет дочь.

– Ладно, Уинн, – сказал он, – рассчитывай на меня.

Глава 3

– На следующее утро, – рассказывал дальше Барни, – Эллиот сидел на террасе, с нетерпением ожидая, когда Луи де Марни закончит инвентаризацию. Когда тот наконец появился, Эллиот, скрывая нетерпение, предложил ему выпить что-нибудь.

– Абсолютно исключено, благодарю! Никакого алкоголя, никакого крахмала! Я должен следить за фигурой. – Луи посмотрел на Дона. – А вы в прекрасной форме.

Эллиот, одетый только в легкие брюки, сандалии и носки, пожал загорелыми плечами. Носить носки в жару было противно, но без них на него угнетающе действовал блеск искусственной ступни.

– Да, со мной все в порядке, – ответил он. – Садись. – И после небольшой паузы спросил: – Ну, каков приговор?

– У вас прекрасные вещи, мистер Эллиот, – садясь, произнес Луи. – Немного специфичные, но очень хорошие.

– Знаю, – нетерпеливо прервал его Эллиот. – Сколько они стоят?

– Разумеется, я не могу назвать окончательную сумму, вы понимаете, что я должен проконсультироваться с Клодом, но примерно, я думаю, тысяч на семьдесят пять.

Эллиот выпрямился, краска залила лицо. Он и не ждал многого от Луи, но это был просто грабеж среди белого дня.

– Ты что, смеешься? – воскликнул он. – Это же четверть того, что я заплатил за них Клоду!

Луи выглядел расстроенным.

– Звучит ужасно, не правда ли? Но в данный момент на них нет спроса, мистер Эллиот. Если бы вы могли подождать… – Он закусил нижнюю губу и сделал вид, что задумался. – Клод может взять нефрит и Шагала под комиссионные проценты в галерею. Тогда, конечно, вы получите больше, но придется ждать.

– Насколько больше?

– Сейчас сказать не могу. Цифру назовет Клод.

– Сколько придется ждать? Два, три месяца?

Луи покачал головой, вид у него был такой, как будто он сейчас заплачет.

– Не меньше года, мистер Эллиот. Понимаете, нефрит должен опять подняться в цене, но произойдет это не скоро.

Эллиот ударил кулаком по колену:

– Не могу я ждать так долго! Уговори Клода, пусть сейчас берет нефрит и Шагала, но дает настоящую цену, а не какие-то несчастные семьдесят пять тысяч!

Луи изучал тщательно наманикюренные ногти.

– Конечно, я поговорю с ним. – И после небольшого молчания продолжал: – Клод говорил, что вам нужны наличные. Поэтому мы хотим сделать вам интересное предложение. Разумеется, это останется между нами. Оно должно заинтересовать вас – ваша доля составит двести тысяч, да еще семьдесят пять за вещи, это здорово поправило бы ваше положение, и жизнь снова могла бы стать счастливой.

Эллиот воззрился на Луи:

– Двести тысяч? Что же это за предложение?

– Вы друг мистера Ларримора, филателиста, не так ли?

Глаза Эллиота сузились:

– Предложение включает Ларримора?

– Совершенно верно.

– Но я уже сказал Клоду, что никакой надежды.

– У Клода возникла другая идея, уже после вашей встречи, – Луи как бы нащупывал дорогу по тонкому льду, – и он готов заплатить двести тысяч, если вы согласитесь.

Эллиот задержал дыхание. Такая сумма могла выручить его.

– На что я должен согласиться, объясни, к чему ты клонишь?

– У мистера Ларримора есть несколько русских марок, – Луи опять стал разглядывать ногти, – а у Клода есть клиент, который хочет их купить. Мы уже писали мистеру Ларримору три письма, предлагая продать марки, но он нас проигнорировал. Если сумеете достать эти марки, Клод готов выплатить двести тысяч.

– Бог мой! Сколько же они стоят?!

– Для меня и для вас ничего, но все коллекционеры сумасшедшие, вы же знаете.

– Так все-таки сколько?

– Не будем вдаваться в детали, мистер Эллиот. – Луи хитро, как лиса, улыбнулся. – Ваше дело достать их, и получите двести тысяч.

Эллиот молча соображал. Безусловно, это для него выход из положения, но сможет ли он уговорить Ларримора продать марки?

– Но в разговоре с Ларримором я должен буду назвать ему предлагаемую сумму, не так ли?

Луи пригладил соболиную гриву волос.

– Не думаю, что вы уговорите Ларримора, какую бы сумму вы ни назвали. Наоборот, он может рассердиться и окончательно отказать.

Эллиот нахмурился:

– К чему ты клонишь, что-то не пойму.

– Мы подумали, что, находясь с ним в дружбе, вы можете легко достать эти марки, а мы не будем вам задавать лишних вопросов, как вы это сделали. Просто заплатим вам деньги. Как вы достанете их, нас не касается.

Эллиот долго молчал, потом сказал с угрожающей нотой в голосе:

– Вы предполагаете, что я украду эти марки?!

Луи, не глядя на собеседника, замахал руками:

– Мы ничего не предполагаем. Просто так получилось, что только вы можете получить к ним доступ, как вы это сделаете, не наше дело.

Эллиот встал, и его взгляд заставил Луи поспешно отступить назад.

– Убирайся! – Гнев в его голосе дал понять Луи, что нужно ретироваться. – Скажи Клоду, что я не имею дел с жуликами! Продам вещи кому-нибудь другому, а вас не хочу больше видеть!

Луи беспомощно пожал плечами:

– Я предупреждал его, что вы можете не согласиться, но Клод большой оптимист. Не обижайтесь, мистер Эллиот. Я ухожу. Впрочем, если передумаете, предложение остается в силе.

– Убирайся!

Луи вздохнул и грациозной походкой направился по дорожке к выходу. Приехав в галерею, он поспешил к Клоду.

– Этот сукин сын отказался, – сказал он, закрыв за собой дверь. – Он назвал тебя жуликом и заявил, что не желает больше иметь с тобой дела. Я предупреждал, Клод. Что будем делать?

Кендрик снял парик, положил его перед собой на стол и задумался.

– Это хороший шанс, и он им пока остается, – сказал он. – Придется поднажать на милого Дона.

Он открыл ящик стола и достал телефонную книгу.

– Кто, ты говоришь, самый крупный кредитор Эллиота?

– «Льюис и Фремлин», – уверенно сказал Луи. – Каждой своей девке Эллиот дарил какую-нибудь драгоценность. Последней досталось кольцо с бриллиантом и рубином, которое стоило целое состояние.

Кендрик нашел в телефонной книге и набрал номер самого дорогого ювелирного магазина города. Он попросил соединить его с мистером Фремлином, старшим партнером совладельцев фирмы, таким же гомосексуалистом, как и сам Кендрик.

– Сидней, дорогой мой, обожающий тебя Клод, – заговорил он. – Как я? О, борюсь, еле свожу концы с концами. – Он захихикал. – А ты? Я рад. – И после паузы: – Сидней, по секрету, тебе должен Дон Эллиот? Должен? Я так и думал. Он меня беспокоит, мне тоже должен, да и другим. Я послал сегодня утром Луи поговорить с ним, а ты знаешь, насколько я тактичен, и тот пытался получить у Дона чек, но Эллиот обошелся с ним очень грубо, и у нас создалось впечатление, что он не в состоянии заплатить. Ужасно, правда? Разумеется, бедный малый теперь без работы, но я думал, у него есть деньги. А много он тебе должен? – Клод выслушал, поднял брови и легко присвистнул. – Пятьдесят тысяч! Это большие деньги. Я тоже погорел, хотя всего на пять. – Он послушал опять. – Знаешь, я бы поторопился на твоем месте. Думаю, Эллиот сейчас немного стоит. Слушай, говорят, у него не было ни одной девушки с тех пор, как он стал инвалидом. Ужасно, ужасно печально! – И, заканчивая разговор: – Да, мы должны встретиться с тобой как-нибудь, обязательно. До свидания, мой дорогой! До встречи!

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru