Пользовательский поиск

Книга Дело об алом поцелуе. Переводчик - Саломатина Елена И.. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

– И предоставить моей жене возможность, за которую она с радостью ухватится? Плеснуть масла в огонь? Ни за что. Договор о разделе имущества будет подписан недель через пять-шесть, и тогда, благодарение богу, я смогу наконец жить так, как мне хочется. А до тех пор… а до тех пор, моя дорогая, нам следует быть скромнее в нашей нескромности.

Она хотела было что-то ответить, но передумала и тихо вышла из квартиры.

Автомобиль Карвера Клементса на самом деле был роскошным огромным лимузином, оборудованным всевозможными приспособлениями и новинками, но долго сидеть и ждать в нем было холодно. Анита подождала несколько минут, но вскоре почувствовала, что холод пробирается к ее ногам, на которых были лишь тонкие нейлоновые чулки. Она повернула ключ зажигания и включила обогреватель. Через минуту ласковая струя теплого воздуха окутала ее замерзшие ноги.

Через десять минут, которые показались ей получасом, ее терпение иссякло. Она распахнула дверцу автомобиля, подошла к парадному подъезду своего дома и сердито нажала на кнопку с номером 702.

Не услышав ответа, она решила, что Клементс, должно быть, как раз спускается в лифте, и поэтому отошла в сторону от подъезда и укрылась в тени, ожидая его появления и одновременно борясь со странным желанием разбить что-нибудь вдребезги. Однако Клементса все не было.

Анита открыла дверь подъезда своим ключом. Лифт стоял внизу. Ни от кого на этот раз не таясь, она нажала кнопку седьмого этажа, поднялась вверх, прошла по коридору, сердито воткнула ключ в замок квартиры Клементса и распахнула дверь.

Карвер Л. Клементс в отлично сшитом выходном костюме лежал ничком на полу.

В двух футах от его руки валялся бокал для коктейля, который выпал у него из пальцев и покатился по ковру, оставив след пролившегося напитка. Цвет лица Клементса уже приобрел какой-то странный оттенок, а в гостиной стоял сильный горьковатый запах, который, казалось, стал еще сильнее, когда Анита наклонилась к покрытым пеной губам мужчины. Было совершенно очевидно, что с тех пор, как Анита видела его в последний раз, у него был посетитель. На лбу Карвера Л. Клементса горел отпечаток полураскрытых губ, намазанных кричаще яркой алой помадой.

С ловкостью, приобретенной на курсах по оказанию первой помощи, Анита прощупала пальцами запястье Клементса в поисках пульса. Пульса не было.

Она открыла сумочку, достала полированный серебряный портсигар и поднесла его к губам лежащего на полу мужчины. Поверхность портсигара осталась сухой и блестящей.

Карвер Л. Клементс, богатый плейбой, яхтсмен и биржевой игрок, был мертв.

Паника на мгновение охватила Аниту, когда она окинула взглядом гостиную.

Квартира изобиловала явными признаками частых, хотя и недолгих визитов Аниты – ночные сорочки, белье, туфли, чулки, шляпки. И даже зубная щетка и ее любимая зубная паста на полочке в ванной комнате – все указывало на то, что Анита бывала здесь постоянной гостьей.

Анита Бонсел повернулась к двери и тихо вышла из квартиры. На пороге она на мгновение задержалась, чтобы убедиться, что в коридоре никого нет. Она не стала вызывать лифт, а просто спустилась пешком по лестнице, как делала это не раз, на шестой этаж и вошла в свою квартиру.

Фэй Эллисон слушала музыкальную программу по радио. Она радостно подпрыгнула от удивления, когда Анита появилась в прихожей.

– О, Анита! Как я рада! Я думала… думала, ты придешь очень поздно. Что случилось? Ведь ты ушла совсем недавно.

– У меня чертовски разболелась голова, – объяснила Анита, – а мой спутник оказался слегка нетрезв, так что мне пришлось дать ему пощечину и вернуться домой. Я бы с удовольствием посидела и послушала твои рассказы о ваших с Дэйном планах, но у меня ужасно ломит в висках, а тебе следует выспаться сегодня ночью. Ведь завтра ты должна будешь выглядеть как можно лучше.

Фэй рассмеялась:

– Мне не хочется тратить время на сон, потому что во сне я не могу наслаждаться счастьем…

– Все равно, – твердо сказала Анита, – мы ляжем сегодня спать пораньше. Давай-ка наденем пижамы, выпьем горячего шоколада, а потом – ровно двадцать минут, не более! – посидим у камина и поболтаем.

– О, как я рада, что ты вернулась так скоро! – повторила Фэй.

– Я сама приготовлю шоколад. Тебе сегодня можно выпить сладкий. Ты сможешь начать беспокоиться о своей фигуре завтра. В конце концов, прежде чем сахар обернется лишним весом, ты уже будешь замужней женщиной.

Анита прошла на кухню, открыла свою сумочку, вынула бутылочку со снотворным и высыпала полбутылочки таблеток в пустую чашку. Затем она тщательно измельчила их, налила в чашку немного горячей воды и размешивала до тех пор, пока большая часть порошка не растворилась.

Она поставила на плиту кастрюльку с шоколадом, добавила молока и алтейной настойки и крикнула Фэй:

– Надевай-ка пижаму, дорогая. Я переоденусь потом, после того как мы поболтаем.

Когда Анита вошла в гостиную, держа в руках две дымящиеся чашки с шоколадом, Фэй уже сидела в пижаме у камина. Подав ей чашку, Анита приподняла свою и сказала:

– За твое счастье, дорогая.

– За мое большое счастье, – мечтательно произнесла Фэй.

Они с наслаждением потягивали горячий шоколад, и, унося пустые чашки, Анита уговорила Фэй выпить еще чашечку, Фэй делилась с подругой своими планами, пока сонливость не одолела ее и слова стали невнятными, а предложения – неразборчивыми.

– Анита, мне вдруг ужасно захотелось спать… наверное, это реакция… я весь день была такая взвинченная. Я… дорогая, ты не обидишься, если… если я…

– Ни в коем случае, милая, – ответила Анита.

Она уложила Фэй, заботливо подоткнула одеяло и серьезно задумалась над сложившейся ситуацией.

То, что Карвер Клементс тайно снимал квартиру в одном доме с ней, было известно лишь нескольким его близким друзьям, которые были в курсе его домашних проблем и знали, зачем ему понадобилась тут квартира. Однако, к счастью, они никогда не видели Аниты, и в данной ситуации это было для нее огромной удачей. Анита была совершенно уверена, что Клементс умер не от сердечного приступа, а был отравлен каким-то быстродействующим ядом. Не было никакого смысла размышлять сейчас о том, почему или каким образом он был отравлен. У Карвера Клементса было множество влиятельных друзей и множество столь же влиятельных врагов.

Но полиция будет разыскивать женщину.

Забрать свои вещи из той квартиры для Аниты было просто, но недостаточно – ведь она была натурой артистичной.

Анита была влюблена в Дэйна Гроувера. Если бы не эта гнетущая связь с Карвером Клементсом… О, теперь все было в прошлом. Фэй Эллисон своими большими голубыми глазами и мягким доверчивым нравом покорила Дэйна Гроувера, превратив его из разочарованного в женщинах одинокого волка в преданного поклонника. Что ж, в мире выживает сильнейший.

Она, Анита, мыла тарелки, а вытирала их Фэй Эллисон. Значит, на всех тарелках и бокалах будут отпечатки ее пальцев. Дирекция дома весьма предусмотрительно предоставила всем жильцам одинаковые наборы посуды с одинаковым рисунком – и сейчас ей нужно лишь немного потрудиться. Конечно, придется надеть перчатки. Полиция обнаружит в тайной квартире для свиданий у Карвера Клементса ночные сорочки Фэй Эллисон и бокалы с отпечатками пальцев Фэй. А когда они явятся, чтобы допросить Фэй Эллисон, то узнают, что она нашла легкий выход из тупиковой ситуации – передозировку снотворного.

А она, Анита, предоставит свидетельства, каждое из которых будет укладываться в четкую и неопровержимую версию. Девушка, которая была любовницей богатого плейбоя, встретила молодого и привлекательного человека, и он предложил ей выйти за него замуж. Она отправилась к Карверу Клементсу, чтобы расстаться с ним, но расстаться с Карвером Клементсом было не так просто. Поэтому Фэй отравила его коктейль. Но потом, когда Анита неожиданно вернулась домой, Фэй поняла, что оказалась в ловушке – у нее не было теперь возможности незаметно вынести все свои вещи из квартиры наверху.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru