Пользовательский поиск

Книга Это не я!. Переводчик - Саксина Н.. Содержание - ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Разумеется, затея эта была полнейшим безумием, и у Шарли в мыслях не было делать ничего подобного. Если бы не сочувствующий взгляд Венди, так красноречиво говоривший: «Ты его потеряла, теперь он мой, и мне жаль тебя!», Шарли сдержалась бы и не сказала эту глупость.

Однако ближе к концу недели она все чаще стала подумывать о том, чтобы куда-нибудь уехать. Хорошо бы пожить там, где никто не знает Спенса, где никто не станет расспрашивать, почему она одна. А к тому времени, как она вернется домой, для сплетен найдут новые сюжеты.

Первый раз желание уехать возникло у Шарли в воскресенье утром в церкви, когда священник бесстрастно прочел фразу из длинного списка сообщений: «Бракосочетание Шарли Коллинз и Спенса Гринфилда, назначенное на следующую субботу, не состоится».

Спокойные слова пастора превратили в горькую действительность то, что доселе было жутким кошмаром.

А во вторник вечером, когда она вернулась из школы, тетя Шарлотта, взглянув на ее руки, воскликнула:

– Боже милосердный, ты опять повадилась грызть ногти?

Шарли пришлось терпеливо объяснять, что гуашь и пластилин на уроке труда намертво забились под ногти, так что пришлось их состричь. И все же она не была уверена, что тетя поверила ей; это-то и вывело Шарли из себя. В конце концов, если бы она действительно снова начала грызть ногти, она не стала бы отпираться. Никакого преступления в этом нет.

В среду одна ученица спросила, что такое «запретный плод»: яблоко, груша или виноград. Когда Шарли попыталась выяснить, почему это ее заинтересовало, девочка призналась:

– Мама сказала, вы не выходите замуж, потому что ваш жених не устоял перед соблазном вкусить запретный плод. Это, конечно, не банан, потому что мама никогда не ругается, если я их ем помногу. Может, это апельсин? Она разрешает мне лишь один апельсин в день. – Ребенок озадаченно взглянул на учительницу. – Ваш друг ел слишком много апельсинов? Вы поэтому не выходите замуж?

Да, печально подумала Шарли, уехать сейчас из города было бы очень кстати.

Но событие, произошедшее в четверг, добавило последнюю каплю. После занятий Шарли зашла в хозяйственный магазин, чтобы отменить заказ. Она уже побывала с этой же целью в нескольких универмагах и посудной лавке, а хозяйственный магазин был оставлен напоследок. Это самая тяжелая задача.

Фарфор, хрусталь и столовое серебро выбирала она. Спенс с бесконечным терпением изучил все образцы, заявив в конце концов, что ему все равно, на чем есть: на фарфоре ручной работы или на газете, так как он в любом случае будет смотреть на свою жену, а не на посуду. Шарли, заглянув ему в глаза, испытала знакомое ощущение – вроде того, какое возникает, когда катаешься на американских горках, – и влюбилась в Спенса еще чуточку больше.

Но в хозяйственном отделе Спенс преобразился. Внимательно изучив преимущества электроотверток, питающихся от сети и с автономным питанием, он включил в заказ обе. Спенс подержал в руках все до одного молотки, пилы и топоры. Огромное впечатление на него произвел ассортимент всевозможных инструментов. Но когда Спенс настоял на том, чтобы испробовать все лопаты для уборки снега, и остановился на той, у которой был изогнутый черенок, что, как утверждалось, уменьшает нагрузку на спину, Шарли не удержалась.

– Нам никогда не понадобится лопата для уборки снега, да еще с таким диковинным черенком, – заметила она. – Все дорожки вокруг дома расчищает дворник.

– Да. – В глазах Спенса блеснула почти неуловимая улыбка. – А вдруг он заболеет? Мне бы не хотелось, чтобы у тебя ныла спина, пока ты будешь прокладывать дорогу через сугробы к школе.

Шарли ущипнула его за руку и лишь тут заметила насмешливые искорки в его глазах. Спенс нанес ей ответный удар, безжалостно поцеловав ее в губы прямо в магазине, среди лопат и топоров, да так, что у Шарли перехватило дыхание.

«Хорошо, что слухи об этом не дошли до тети Шарлотты, – улыбнулась своей мысли Шарли. – Она наверняка строго отчитала бы Спенса за подобное несдержанное поведение на людях…»

Ее улыбка погасла. Нельзя позволять себе зацикливаться на том, как она хочет прикоснуться к Спенсу, как соскучилась по уютному теплу его объятий. Шарли открыла дверь…

…и налетела прямо на Спенса.

Потеряв равновесие, она не удержалась бы на ногах, но Спенс, бросив пакет, подхватил ее под руки. На мгновение Шарли, снова оказавшись в его объятиях, прижалась щекой к колючему твиду пальто. Машинально закрыв глаза, она сделала глубокий вдох, и от аромата его лосьона после бритья у нее закружилась голова. Шарли всегда любила именно этот лосьон, но в случае со Спенсом химия отступила на второй план.

Шарли подняла голову. Ее глаза были на уровне подбородка Спенса, и она помнила, что если встать на цыпочки, то можно прикоснуться губами к ямочке. Когда она впервые так сделала, Спенс вначале слегка опешил, а потом, наклонившись, поцеловал Шарли так, что она лишилась дара речи. Воспоминание до сих пор было настолько сильным, что у нее подогнулись колени.

Словно прочтя ее мысли, Спенс выпустил девушку из объятий.

Сам он казался высеченным из скалы. В его глазах не осталось ни капли теплоты. Если причиной всего этого является случившееся в домике садовника…

Но с чего она взяла, что происшедшая со Спенсом перемена вызвана разрывом с любимой женщиной? Возможно, он просто вне себя от бешенства, так как упустил прекрасный шанс жениться на богатой наследнице, или же клянет собственную беспечность. Возможно, Венди выдвинула какие-то требования. Или же Мартин наконец принял решение, что «Хадсон продактс» может обойтись без Спенса Гринфилда? Однако спросить об этом она не может.

– Если ты пришла затем, чтобы отменить заказ, – сказал Спенс, – то можешь не беспокоиться. Я уже это сделал.

Шарли кивнула, едва понимая, о чем он говорит. Она не сможет томиться в неведении.

– Дядя Мартин тебя уволил?

Зрачки Спенса расширились, превратившись в два дула вороненой стали.

– Нет, не уволил. Твое злопамятство не имеет границ, да, Шарли?

Она покачала головой, тут же осознав, что движение это может быть истолковано двояко.

– Нет. Я хочу сказать… я спрашиваю не поэтому.

Конечно, вопрос был не слишком тактичный, но, раз Спенс не уволен, ему вовсе не обязательно отвечать так резко и холодно.

Он еще бесконечно долго смотрел на нее, затем нагнулся, поднимая пакет. Бумага лопнула при падении, и часть содержимого высыпалась на пол. Подобрав швейцарский армейский нож с множеством лезвий, свечи и баллончик с автомобильной краской, Спенс сунул все в карман.

– Спенс, я не хочу, чтобы тебя выгнали из «Хадсон продактс».

Он, похоже, ее не слышал. Подняв с земли упаковку лампочек, он бросил ее в разорванный пакет.

– Ты их разобьешь, – заметила Шарли..

– Они, наверное, и так разбились при падении. – Спенс зажал пакет локтем. – Извини, но у меня нет времени стоять здесь и выслушивать твои наставления.

За ним закрылась дверь, а Шарли, вернувшись в свою машину, долго сидела, пытаясь справиться с дрожью.

Последние несколько дней единственным утешением для нее была школа – место, где нужно думать о чем-то помимо собственной боли. Но впереди Шарли ждала долгая беспросветная неделя, дни, которые должны были стать самыми счастливыми в ее жизни. Если она рискнет выйти на улицу, то на любом углу может столкнуться со Спенсом. Оставшись дома, она будет вынуждена выслушивать сочувственные речи Шарлотты. И в том и в другом случае весь город будет следить за тем, что она делает в те часы, когда должна была бы надевать белое атласное платье с лентами, отправляться в церковь, принимать гостей.

Уехать отсюда просто необходимо.

Разумеется, на Багамы она не полетит. Нечего и думать о том, чтобы отправиться одной на курорт, где они должны были вместе со Спенсом начать новую жизнь. Но существуют и другие места.

Осененная идеей, Шарли подняла голову: она уедет в охотничий домик. Никому и в голову не придет искать ее там.

7

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru