Пользовательский поиск

Книга Погоня за счастьем. Переводчик Перцева Т.. Страница 6

Кол-во голосов: 0

На вид ей казалось не более семнадцати‑восемнадцати, но на самом деле она, должно быть, старше, если уже родила двоих, причем, судя по хихиканью, эти проказницы давно уже вышли из пеленок. Правда, он до сих пор не рассмотрел девочек как следует: из воды по‑прежнему высовывались только их головки.

— Вполне возможно, сэр. Трудно не согласиться, видя ваш почтенный возраст. Да вы раза в три меня старше.

Линкольн не поверил ушам. Она склонила голову так, что густые локоны скрыли лукавую улыбку.

Он недоуменно моргнул. Господи Боже, она видит его впервые и все же не устояла перед искушением поддразнить. Как очаровательно, и до чего же приятно встретить женщину, которая при первом знакомстве не жеманится и не поджимает губы с чопорным видом! Он бы вполне мог оскорбиться. Но она, по‑видимому, не принимала в расчет такие тонкости, а если и принимала, то не обращала внимания.

Девушка откинула волосы, ничуть не пытаясь кокетничать или обольщать, хотя и без того производила на Линкольна неотразимое впечатление. Губы все еще изгибались в лукавой улыбке, от ямочки на щеке невозможно было отвести глаз. Ему смертельно хотелось погрузить в нее язык, пока он будет ласкать ее хозяйку, так, что… Черт побери, он что, рехнулся?!

Линкольн поспешно отвел глаза, боясь, что сотворит что‑то несусветное вроде того, что поцелует незнакомку на глазах ее же семьи. Он не волочится за замужними женщинами. Никогда и ни при каких обстоятельствах, И всегда держался этого принципа… до этой минуты.

Он посмотрел в сторону девочек и заметил их любопытные взгляды. Обе светловолосые, очень хорошенькие, лет семи‑восьми, и не похожи ни на мать, ни на отца, если судить по тому, что из‑под надвинутой на лоб шляпы выбивались черные волосы. Семь или восемь? Ничего не скажешь, видно, она выскочила замуж едва ли не ребенком!

Вид девочек на несколько секунд отвлек его от мыслей обольстить их мать.

— Что же, — признался он, оборачиваясь к женщине, — это было девятнадцать лет назад, и мне тогда только исполнилось десять, что делает меня не таким уж седовласым старцем.

Снова взрыв смеха, на этот раз восторженный. Очевидно, ей понравилось, что он вступил в шутливую перепалку.

— Вы уверены, сэр? Арифметика никогда не была моей сильной стороной.

— Совершенно, и, уж разумеется, я не в три раза вас старше, если предположить, что вам сейчас чуть больше девяти.

— О, намного больше!

— Кстати, меня зовут Линкольн Бернетт, — улыбнулся он.

— Мелисса Макгрегор.

Она протянула руку решительно, совершенно по‑мужски, вместо того чтобы, как подобает дамам, царственным жестом подать ему. Но он тем не менее пожал тонкие пальчики, сгорая от желания поцеловать их. К сожалению, поцелуи рук давно вышли из моды и служили, скорее, очевидным признаком взаимного притяжения. Оставалось надеяться, что он не выдаст своей внезапной заинтересованности.

Линкольн с сожалением отпустил ее. Теперь, когда требуемые формальности выполнены, ему следовало бы уехать, но вместо этого он неожиданно для себя спросил:

— Значит, вы живете неподалеку отсюда?

Ему вообще не стоило спрашивать, тем более что не очень‑то и знать хотелось. Наверное, потому, что Линкольн боялся поддаться искушению и попытаться снова ее разыскать. Будет куда лучше, если они никогда больше не встретятся.

— Нет. Крегора куда дальше к югу. Я приехала к дедушке на пару деньков. Это он здесь живет.

Название Крегора ничего ему не говорило, но он смутно припомнил, что небольшая ветвь клана Макгрегоров действительно жила в старом разрушенном замке в девяти‑десяти милях к юго‑востоку от дома Россов. В своих детских скитаниях он не отваживался забираться так далеко.

— В этом пруду я учился плавать, — признался он, все еще не решаясь уехать. — И встретил здесь друга, который показал, как это делается, правда, после немилосердных издевательств над моей неуклюжестью.

— Как интересно! — удивилась она. — Мой дядя Джонни привел меня сюда именно с той же целью. Мне тогда было шесть. Куда легче учиться в стоячей воде, чем в океане. С тех пор я беру с собой кузин, чтобы тоже научить их плавать.

Странное занятие. Тащить за собой детей так далеко, чтобы преподать совершенно ненужную для женщин науку. Разве что в их семье все рыбаки… Кузины?!

Он снова присмотрелся к девочкам. И в самом деле, ничего общего с Мелиссой. И если именно она их мать, значит, она гораздо старше, чем кажется.

— Они не ваши дочери? — неожиданно для себя выпалил Линкольн.

Девушка проследила за направлением его взгляда, и зеленые глаза снова зажглись весельем, хотя на этот раз она не рассмеялась вслух.

— А я‑то была уверена, что сумела убедить вас, будто мне всего десять! Думаю, дед просто взбесился бы, начни я вдруг рожать детей, не успев побывать у алтаря!

Что это с ним творится? Он опять краснеет от смущения, как зеленый юнец, и одновременно готов прыгать от радости. Она не замужем! И вполне доступна… для более близкого знакомства!

— Прошу прощения, — извинился он. — Мне показалось, что передо мной семейство, решившее насладиться теплым деньком.

— Мы и есть семейство. Вернее, родственники. Собственно говоря, я только во второй раз встретила этих кузин. Их мать впервые позволила им приехать в горы погостить у дедушки. Правда, у меня столько родственниц, что сомневаюсь, удастся ли познакомиться со всеми.

Линкольн кивнул. Таковы все большие семьи. У него самого есть двоюродные и троюродные братья, как со стороны Бернеттов, так и со стороны Россов, которых он в глаза не видел, поскольку они перебрались в другие страны.

— О, я и так занял слишком много вашего времени, — снова извинился он, шагнув к лошади. — Рад был познакомиться, мисс Макгрегор. Доброго вам дня, и до новой встречи.

Глава 5

Мелисса мечтательно смотрела в окно катившегося экипажа, мимо которого мелькали суровые, поросшие вереском горы. Но сейчас ей было не до того. Правда, путешествие в экипаже длилось в два раза дольше, поэтому она предпочитала ездить верхом, особенно когда навещала деда. Но сегодня она была не в себе и, возможно, именно потому попросила дядю, провожавшего ее домой, заложить дорожную карету, поскольку рассеянность и езда на норовистой лошади по крутым дорогам плохо между собой сочетались.

Кто бы подумал, что детские страхи, хоть и глупые, но в то же время неотвязные, станут причиной волнующего завершения ничем не примечательного дня? Все началось со второй встречи с дочерьми дяди Джонни. В тот, первый раз, три года назад, Мелисса сама отправилась на Шотландское нагорье со своими дядьями. Джонни пытался заботиться о девочках, но мать отказывалась доверить ему дочерей и позволила только навещать их в своем доме. Странно, что она вообще отпустила их к отцу!

Но не у одного Джонни возникали подобные проблемы. У многих его братьев дети были разбросаны по всей Шотландии. В этом отношении дядья пошли в отца.

Но в отличие от него, собравшего всех незаконных отпрысков под одной крышей, далеко не все смогли последовать его примеру. Некоторые бывшие любовницы настаивали на женитьбе, прежде чем доверить им детей. Другие были весьма равнодушны к своему бесчестью.

Однако эта женщина попросту не выносила Джонни, впрочем, как и он ее. И причиной появления на свет их первой дочери была обычная попойка, во время которой оба надрались до потери сознания и не ведали, что творят. То же самое произошло, когда Джонни приехал навестить девочку. Кончилось тем, что у нее родилась сестричка, что явилось куда большим сюрпризом для родителей, чем для окружающих.

Но очевидно, женщина с годами немного смягчилась, и доказательством стало разрешение ехать в горы, пусть всего на неделю. А Джонни, обнаружив, что дочки не умеют плавать, предложил проводить Мелиссу домой и заодно воспользоваться прекрасным озером рядом с Крегорой, чтобы исправить это упущение.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru