Пользовательский поиск

Книга Погоня за счастьем. Переводчик Перцева Т.. Страница 36

Кол-во голосов: 0

— Хочешь сказать, что примешь ее сторону, если я запрещу этот брак? — ахнул он.

Кимберли промолчала, но повернулась спиной к мужу, чтобы тот застегнул ей платье, а это, по ее мнению, означало, что она дала ответ. По‑видимому, до такого не дойдет. Локлан так и подумал. Но он пока не знал, почему братья Кимберли так настроены против Линкольна Бернетта. Зато знала Кимберли, однако когда он потребовал отчета, объяснила, что сама не слишком осведомлена о подробностях, поскольку Мелисса сообщила лишь некоторые факты. Правда, они прожужжат ему все уши, так что не стоит прислушиваться к каждому, достаточно побеседовать с Йеном Первым.

— Мелисса выслушала обе стороны, — добавила жена, — и все‑таки собирается замуж за этого парня. Ты должен признать, многое говорит в его пользу. И вспомни свое первое впечатление от него. В конце концов, это ты разрешил ему ухаживать за Мелли.

Локлан ничего не ответил, не желая признаться, что на первое впечатление сильно повлияли его собственные предпочтения. Линкольн был шотландцем, имел неподалеку поместье, значит, Мелисса не уедет далеко от дома, по крайней мере будет часто навещать родителей. Уже одно это стало причиной его расположения к Линкольну.

Честно говоря, он просто недостаточно хорошо знал этого человека, чтобы вынести определенное мнение. И позволил ухаживать за дочерью в надежде, что она сама решит свою судьбу. Вероятно, все шло бы прекрасно, не вмешайся братья Кимберли.

Застегнув платье, Локлан положил руки на плечи жены и уперся подбородком в ее макушку.

— Мы помирились? — прошептал он.

— Думаю, да, — чопорно ответила она в своей английской манере, но тут же повернулась и обняла его за талию. — Собственно, мы и не ссорились. Я просто не могла вынести мысли о том, что бессильна помочь дочери. Мы впервые не сумели сделать это.

— Но ее детские беды не идут ни в какое сравнение с этой самой причиной, — возразил муж. — Вполне возможно, нам ничего не удастся уладить.

— Понимаю, — вздохнула она. — В том‑то вся проблема. Она выросла, и теперь так просто с ее заботами не справиться. Разве такого я ожидала? Она красива, имеет покровителей, о которых любая девушка может только мечтать. Я ожидала, что мы, прибыв в Лондон, дадим ей свое благословение, а потом вернемся домой, чтобы готовиться к свадьбе! Мне и в голову не приходило, что мы вдруг можем не одобрить ее выбор! Она разумная девочка, как же ее жених вдруг окажется не тем, кого бы мы хотели видеть рядом с ней!

— Этого мы пока не знаем наверняка. Только потому, что все твои братья ополчились на беднягу…

— В этом все и дело, — окончательно расстроилась жена. — Верно, они все принимают слишком близко к сердцу. Просто головы теряют. Но помнишь ли ты хотя бы один случай, когда все они были в чем‑то согласны? Обязательно находится парочка отступников, и дело кончается дракой. А вот на этот раз все как один возражают против Линкольна Бернетта, и это говорит не в его пользу.

— Да, но Мелли по‑прежнему им интересуется.

— Именно.

Кимберли, откинувшись, хмуро взглянула на мужа:

— Не находишь, что наши роли переменились?

— Нет, просто мы оба волнуемся за дочь, — рассмеялся Локлан, — потому что желаем ей добра. Если этот шотландец, перекрестившийся в англичанина, ей не подходит, мы это поймем и, вне всякого сомнения, согласимся друг с другом. Так что нечего спорить, пока ничего не прояснилось.

— Понимаю, и прости, что срываю на тебе свое настроение, — шепнула она, обнимая его.

— Вовсе не срываешь. Наоборот, все держишь в себе, — пожурил Локлан. — В следующий раз выкладывай свои заботы сразу. Вместе мы выдержим любую бурю.

— Будем надеяться, что следующего раза не будет, — хмыкнула Кимберли. — А также на то, что мои слишком заботливые братья покажутся к ужину, чтобы сразу уладить все недоразумения.

— Совершенно верно. Я за то, чтобы уладить, — объявил он, целуя ее в щеку и прокладывая дорожку поцелуев к шее. — Уверена, что хочешь оставить платье застегнутым?

— Ну… теперь, когда ты упомянул об этом…

Глаза 32

— Она здорово злится, — предупредил Йен Шестой братьев, перед тем как войти в столовую, где уже собрались семейства Макгрегор и Сент‑Джеймс. — Еще по дороге сюда так и кипела. Значит, Локлан скорее всего тоже не в настроении.

Уильям, задержавшийся в дверях, отметил весьма теплую атмосферу тесного собрания и прошептал:

— А по мне, так Кимбер успела оттаять.

— Щеки у нее, как две розы, а мы знаем, что это означает, — понимающе кивнул Чарлз.

— Простудилась, что ли? — осведомился Нилл.

— Нет, осел ты этакий, скорее всего забавлялась с мужем в постели до самого ужина. Благослови Господь Локлана, лучшего времени он выбрать не мог!

При виде толпы Макферсонов компания дружно замолчала. Герцогиня встала, чтобы приветствовать гостей. Хорошо зная, с кем имеет дело, она вполне серьезно предупредила:

— Никаких споров до десерта.

Братья смущенно переглянулись. Кимберли по‑прежнему не сказала ни слова, только внимательно осматривала каждого. Взор ее остановился на Дугале:

— Где, черт возьми, ты так покалечил свой несчастный нос, Дуги?

— Линкольн снова его сломал, — выпалил Нилл.

— Снова?

— Мы вернемся к этому… после десерта, — торопливо пообещал Каллум.

— А твой глаз, Малькольм? Его тоже подбил Линкольн? — продолжала Кимберли.

— Так уж вышло, — промямлил тот.

— И ты, Уильям?

Последний смущенно зарделся. Локлан разразился смехом, за что и заработал шестнадцать негодующих взглядов в свою сторону. Впрочем, он, как обычно, предпочел их Проигнорировать.

— Я поражен! — воскликнул Локлан, изучая каждого шурина поочередно. У четверых были фонари под глазами, а у Джейми — целых два. У нескольких разбиты губы, не говоря уже о синяках самой разнообразной формы.

— Поистине поражен, — продолжал Локлан. — Не хотелось бы, чтобы моя дочь вышла замуж за человека, не способного ее защитить и который напрудил бы в штаны, стоило мне косо посмотреть в его сторону. Но, по моему мнению, несомненным преимуществом является также и то, что он ничуть не боится Макферсонов!

— Кто‑то слишком храбр, а кто‑то слишком глуп, чтобы нас бояться, — заявил Адам.

— И то верно, — задумчиво кивнул Локлан, — первых вы уважаете, над вторыми смеетесь. Тем не менее мне этот человек нравится. Вероятно, и вам тоже, да только не хотите это признать. — Не получив ответа, Локлан снова хмыкнул, но тут же замаскировал смешок кашлем при виде трех помрачневших женских лиц. — Из почтения к нашей хозяйке похвалим ее тонкую кухню, посетуем на ужасную перенаселенность этого города и возмутимся отвратительным состоянием английских дорог, — поспешно добавил он.

— Стоит ли? — сухо обронил герцог. — По‑моему, разговор и без того становится все интереснее.

— Если бы ты не сидел на другом конце стола, дорогой, — сладко улыбнулась мужу Меган, — пришлось бы на собственном опыте убедиться, до чего же остры носки у моих новых туфель.

Девлин зябко поежился. Остальные постепенно расслабились. Слуги начали разносить первое блюдо. И хотя темы, предложенные Локланом, во время долгого и превосходного ужина не обсуждались, никто не посмел упомянуть о Линкольне Бернетте.

Однако после десерта Девлин встал и объявил:

— Моя жена напомнила мне — причем, заметьте, не тратя слов, она достигла в этом настоящего совершенства, — что я не хочу вмешиваться в дела чужой семьи. Поэтому, если простите, мы с Меган удалимся: нам нужно наверстать все, упущенное за время моего отсутствия.

Кое‑кто из Макферсонов посмотрел в сторону Мелиссы, ожидая, что та поймет намек и тоже покинет комнату. Но девушка вскинула голову и упрямо заявила:

— Я остаюсь. И поскольку все уже знаю, можете не сдерживаться! Меня не смущает даже то, что здесь будут говорить обо мне. Попытаюсь не вмешиваться, что для меня несложно, поскольку я все равно не желаю иметь ничего общего с вами. Я выслушала и Линкольна, так что не стесняйтесь, выкладывайте все. Правда, полагаю, что сначала дядя Дуги должен кое в чем признаться. Все равно правда выйдет наружу, когда па поговорит с Линкольном, так что давай, дядюшка, не медли.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru