Книга Погоня за счастьем. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 15

— Линк не трус, — заметил Уильям.

— Линк — полная им противоположность, но безоглядная храбрость всегда заменяла ему здравый смысл, — объяснил Адам. — По крайней мере когда он был мальчишкой. А теперь скажите, кто из нас заметил хоть какие‑то перемены, позволившие предположить, что он перерос собственную глупость?!

Остальные дружно отвергли такую возможность. Йен тяжело вздохнул.

— И это только подтверждает, что он проигнорирует наше предупреждение.

— А по‑моему, нам не о чем беспокоиться, — заверил Нилл, правда, без особой уверенности. Как один из самых младших, он редко высказывал собственное мнение. — Вряд ли он захочет ее теперь, когда узнал, кем она нам приходится. Сам сказал, что возненавидит ее так же, как нас.

— Он сказал это еще до того, как понял, что она наша племянница, — напомнил Уильям. — Кроме того, Мелли невозможно ненавидеть. На свете нет девушки милее, добрее, участливее, красивее, умнее…

— И за все это нужно благодарить Макгрегора, — смеясь перебил Каллум. — Вряд ли все эти качества присущи нашей семейке.

— Тем не менее говорю я вам, он не отступится, — продолжал Уильям. — И я желаю знать, что мы в таком случае собираемся делать?

— Может, просто прикончить?

— Идеальное решение, — с напускной серьезностью объявил Чарлз.

Глава 15

Удивительно, но в таком огромном доме, где полно слуг, было поразительно легко найти уединенное местечко, и даже завтракала Мелисса в одиночестве. Герцогиня, разумеется, вставала поздно, вполне извинительная привычка, особенно во время сезона, когда большинство балов длилось до утра. Джастин, не столь любивший развлечения и крайне редко сопровождавший дам, обычно проводил утро, катаясь верхом в одном из многочисленных городских парков. Йен, по какой‑то причине посчитавший своим долгом ни на шаг не отходить от Мелиссы, тоже не вставал с постели до полудня.

Мелисса, возможно, последовала бы его примеру, если бы могла спать. Но на нее напала бессонница. Не то чтобы она нуждалась в отдыхе, — в ней так и бурлила энергия молодости, — просто очень хотелось как‑то скоротать ничем не занятые часы.

Дома она могла бы отправиться на прогулку и найти немало увлекательных дел. Но здесь это было невозможно. Дядюшку просто удар бы хватил при первой же ее попытке!

Поэтому она слишком много времени была предоставлена собственным мыслям. Вернее, мечтам. Сколько таких минут провела она, представляя чудесные встречи с Линкольном Бернеттом, каждая из которых кончалась самым счастливым образом, как все фантазии. Чудесное занятие, хотя Мелисса предпочла бы настоящие свидания. Но иногда ее одолевали сомнения, и она старалась уверить себя, что виновато ее разыгравшееся воображение.

Но так или иначе, Мелисса подолгу не могла заснуть, и натянутые нервы будили ее раньше обычного и не давали сомкнуть глаз. К тому же сомнения оказались сильнее сказочных грез. Какое же это ухаживание, если почти за пять недель она видела этого человека всего три раза? Правда, первые две не считаются: Линкольн хотел навестить ее, но его не пустили, по крайней мере так он утверждал. Четыре дня в деревне превратились в неделю, которая считалась. Но Мелли решила быть оптимисткой. Кто знает, вдруг приглашение просто не дошло вовремя, и этим объясняется его отсутствие? Неприятно, но никакой трагедии. Они еще успеют наверстать потерянное время, как только она вернется в город.

Именно эта уверенность помогла ей вынести деревенские увеселения: игры во дворе, состязания в гольф, пикники, прогулки верхом и десятки других развлечений на все вкусы. Она даже встретила двух новых джентльменов, которые казались идеальными кандидатами в мужья, но Мелисса считала себя почти помолвленной.

Девушка, не в силах ничего с собой поделать, терзалась тяжелыми мыслями. Если Линкольн и вправду ею интересуется, почему не прилагает ни малейших усилий чаще видеться? Неужели не мог хотя бы прислать записку и объяснить, почему не приезжает?

Она в самом деле ожидала, что он появится сразу после их возвращения. Но его все не было. Прошло еще пять дней, прежде чем она поняла, что он и не появится. Только не могла понять почему и все больше впадала в отчаяние.

— Как! Ты еще здесь? — удивился Джастин, появляясь в дверях утренней столовой со стеком в руках.

Мелисса только сейчас сообразила, что, погруженная в невеселые раздумья, просидела за столом дольше, чем намеревалась. Уже почти полдень! Она торчит здесь три часа перед полной тарелкой! С этим необходимо покончить! Эти ее приступы меланхолии становятся просто угрожающими!

— А где мне еще быть?

— В Шотландии, например. Я боялся, что ты удрала домой. Не видел тебя с того самого бала. Кстати, как развивается роман?

Мелисса неожиданно для себя разразилась слезами и, злясь на себя, решительно тряхнула головой. Она совершенно спятила! Что это с ней творится?!

Но при виде перепуганной физиономии Джастина невольно засмеялась. Кажется, она и вправду не в себе. Стоит ли удивляться!

Джастин устроился рядом, боясь вымолвить слово и настороженно разглядывая Мелиссу. Та смущенно улыбнулась.

— Не обращай внимания, Джастин. Женские капризы.

Он недоверчиво фыркнул:

— Чушь! Что стряслось? Признавайся, что тебя довело до слез?

— Ничего.

— В жизни не поверю…

— Нет… правда… ничего. Я не видела Линкольна с того самого бала. И ничего о нем не слышала. Он сказал, что собирается ухаживать за мной… и пропал. Если бы не поцеловал меня в доказательство того, что его намерения искренни, я бы подумала, что он играет со мной.

Джастин, нахмурившись, нерешительно заметил:

— Неприятно говорить об этом, Мелли, но поцелуи могут не иметь ничего общего с ухаживанием.

— О, понимаю, что ты имеешь в виду, — отмахнулась она, — но Линкольн не такой. И поцеловал меня до того, как упомянул об ухаживании. Да, и еще сказал, что мой па дал ему разрешение. Пожелай он обмануть меня, вряд ли стал бы спрашивать отца.

С этим заявлением трудно было не согласиться.

— Это уж точно, — ухмыльнулся Джастин. — Кто посмеет рассердить этого гиганта!

— Значит, он сказал чистую правду, — выдавила она, боясь поделиться своей самой сильной тревогой. Но Джастин, стремительно вскочив, прорычал:

— Ублюдок! Разумеется, если он задумал соблазнить тебя, не остановился бы перед любой ложью! Не он первый, не он последний! Правда, он казался достаточно приличным, но я слышал, что твой Линкольн водится с людьми самой сомнительной репутации.

— Слышал?

— Я успел кое‑кого порасспросить. Нет, не смотри на меня так! Если мужчина титулован, это еще не делает его благородным человеком. Чувства затмили в тебе рассудок. Я просто хотел узнать побольше, поскольку до сих пор ничего о нем не знал.

— То есть как это, «сомнительной репутации»?

— Третьи и четвертые сыновья, те, кому плевать, на честь семьи, так как они не являются наследниками. Впрочем, особенно серьезных дел за ними не числится. Да, сам Линкольн ни разу не был замешан в крупном скандале, из тех, о которых судачат в свете, чего не скажешь о некоторых его приятелях. Компания кутил и повес, вот кто они. Но я не из тех, кто готов мазать человека дегтем за невинные проделки, и не спешу его осуждать. В конце концов, многие повесы становились потом уважаемыми людьми и столпами общества. Но что, если у лорда Кембери нет веских причин для такого поведения? Он пробудил в тебе надежды, а потом таинственно исчез, и есть ли этому оправдание?

— Думаешь, у него все‑таки есть причины? — не выдержала Мелисса. — Я пыталась понять какие, но единственная, которую я нашла приемлемой, отпала при встрече с его кузиной Эдит. Та объяснила, что он по‑прежнему в городе, но отчего‑то грустит.

— Вот тебе и ответ, дорогая, — кивнул Джастин. — Люди в таком состоянии способны на всяческие чудачества. Возьми хоть себя.

18
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru