Книга Пленница судьбы. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 8

— Пока не ваш, — ухмыльнулась Марта, — на кто знает. Отнесу-ка я поднос! Если герцогиня или Салли спросят о вас, что сказать?

— Что я сегодня не выйду. Марта. Вряд ли сумею вынести постоянное нытье Калли. А теперь, когда она забеременела, никому житья не будет, пока не родится бедное дитя! Вспомни»у Калли никогда ни на что не хватает терпения!

— Господи, помоги нам, — покачала головой Марта и, тяжело вздохнув, направилась к двери. — Можно подумать, она первая и единственная, кому довелось носить ребенка. Всех нас со свету сживет!

Аврора невесело усмехнулась. Да, следующие несколько месяцев будут нелегкими!

Глава 8

— Несправедливо! — заплакала герцогиня Фарминстер. — Ужасно несправедливо. Я похожа на откормленного поросенка, которого вот-вот должны зарезать! Не могу больше! Скорее бы родился этот чертов ребенок!

Стоял прекрасный сентябрьский день. Солнце светило уже не так ярко, и Калли отдыхала в кресле на зеленом газоне. Она оказалась одним из тех редких созданий, которых беременность только портит. Алебастровая кожа стала желтоватой, черные волосы потеряли блеск, лицо и руки распухли, а ноги постоянно отекали. И хуже всего было то, что живот Калли с каждым днем становился все огромнее, а ведь до родов оставалось почти три месяца!

Женщина рассеянно взяла с подноса цукат, съела, потянулась за вторым, третьим… Заслышав веселый смех, оно обернулась. Зеленовато-карие глаза едва заметно сузились при виде сестры, игравшей в лапту с Джастином Сент-Джоном. Аврора выглядела неотразимой в простом платье из индийского ситца. Какая тонкая талия!

На какое-то мгновение Калли почувствовала ненависть к сестре, но тут же устыдилась: Аврора была такой доброй и терпеливой все это длинное лето. Калли не настолько глупа, чтобы ничего не понимать. Но все же ее ужасно раздражало, что сестра веселится, а сама она прикована к дурацкому креслу! Правда, Калли никогда не любила подвижные игры, так что и завидовать здесь особенно нечему.

Но поклонники! Они так и осаждают Аврору, а сестра… улыбается, флиртует и вежливо отделывается от всех, кроме Сент-Джона. Он вовсе не собирается уходить и вряд ли решился бы на это, даже получив отказ. Очевидно, твердо намеревается жениться на Авроре.

Калли не винила сестру за то, что та раздумывает и тянет время, прежде чем принять его предложение. Если бы сама она знала, в чем состоит истинная суть брака, не торопилась бы к алтарю! И тогда Аврора лежала бы сейчас в кресле, Аврора с огромным чревом, расплывшейся фигурой и изуродованным лицом, пока она, Калли, кокетничала бы с кавалерами. Но в таком случае она не была бы герцогиней! Однако с недавних пор она стала задумываться: стоит ли титул таких жертв? В конце концов, Калли всегда хотела получить богатого заботливого мужа, который позволил бы ей жить в Лондоне и быть одной из прославленных столичных хозяек известных салонов. Богатого и старого мужа. Отца нескольких взрослых детей, который не стал бы предъявлять к ней чрезмерных требований и довольствовался бы завистью приятелей, вожделеющих его молодую красивую супругу. Такого мужа она, возможно, полюбила бы! Ах, если бы только она не послушалась Аврору! Именно сестра — виновница всех ее несчастий!

Калли снова прищурилась. Ничего, Аврора скоро поплатится за все! Джастин Сент-Джон кажется точно таким же животным, как его светлость, герцог Фарминстер! Он вряд ли оставит Аврору одну в постели, и той придется страдать так же, как и Калли, если не сильнее! И Сент-Джон не подумает везти Аврору в Лондон! Будет держать ее здесь, в деревне, награждая бесконечными детьми, пока красота сестры не поблекнет. А она, Калли в это время будет веселиться в столице! Да, отмщение не за горами! И к тому же Сент-Джон даже не имеет титула! Просто богатый человек с прекрасными родственными связями, кузен Валериана, если верить Авроре.

— Вам плохо? — встревожилась сидевшая рядом старая герцогиня, когда Каландра внезапно скорчилась от боли. Мэри Роуз неукоснительно исполняла роль дуэньи и не спускала глаз с молодых людей.

— Звереныш снова шевельнулся, — пробормотала Калли. — Ненавижу, когда он это проделывает! Хорошо еще, что такое бывает не слишком часто. Чувствую себя так, словно проглотила целиком жареного кабана, мэм.

— Да, женщине в интересном положении иногда приходится нелегко, — посочувствовала вдова, хотя, говоря откровенно, до смерти устала от бесконечных жалоб Калли. Злосчастная дурочка ноет с утра до вечера и не таясь считает минуты, когда придет время наконец покинуть Хокс-Хилл и вернуться в Лондон. Валериан не скрывал, что отпустит жену, как только та оправится от родов. В ее распоряжении будут городской дом и штат слуг. Кроме того, Каландра получит щедрое содержание, и, если дитя окажется мальчиком, она может вообще не возвращаться 8 Хокс-Хилл. Кормить новорожденного будет заранее нанятая кормилица.

Подбежавшая Аврора, задыхаясь, бросилась на траву.

— Вы совсем не умеете проигрывать, мистер Сент-Джон, — смеясь, обвинила она. Джастин опустился рядом с девушкой:

— Но вы играете не по-женски, мисс Аврора! Так нечестно!

— А вы хотели, чтобы я вам подыгрывала?! — вспылила Аврора.

— Мэм, прошу, рассудите нас, — обратился Джастин к вдовствующей герцогине.

— Нет-нет, Сент-Джон, прошу не втягивать меня в ваши распри! — рассмеялась Мэри Роуз Хоксуорт. — Вас обыграли по всем правилам и в справедливом бою. И играете вы отвратительно! Клянусь, будь я помоложе, сама обыграла бы вас в два счета!

Джастин, театрально вздохнув, приложил руку к сердцу.

— Мадам, вы смертельно меня ранили! — объявил он.

Вдова тут же шлепнула его по плечу сложенным веером.

— Не такой уж вы неженка, Сент-Джон, — хмыкнула она. — Кстати, останетесь на ужин? Валериан вот-вот вернется с прядилен.

— Спасибо, мэм, с удовольствием, — согласился Джастин.

— Калли, ты составишь нам компанию? — спросила Аврора.

— Я не могу долго сидеть за столом, — раздраженно бросила сестра. — Ты даже не представляешь, как мне надоело пребывать в этом состоянии!

Аврора погладила влажные от пота пальцы Калли.

— Хочешь, я разотру тебе спину и ноги перед сном? — с состраданием спросила она.

— Правда? — улыбнулась Калли. — Ты так добра, Аврора. Единственная в этом доме, кто понимает, каково мне приходится, дорогая сестричка. Слава Богу, что ты у меня есть, иначе я умерла бы от тоски и одиночества.

Мэри Роуз прикусила язык, едва удерживаясь от достойной отповеди. Все домашние из кожи вон лезли, чтобы угодить Каландре и удовлетворить самые ее вздорные капризы. И она без зазрения совести пользовалась добротой Авроры, хотя та никогда не жаловалась.

Вдова поняла, что, если просидит здесь еще минуту, непременно выскажется и тогда слез и обид не оберешься.

— Прошу прощения, кажется, становится слишком прохладно, — извинилась она, вставая. — Пойду в дом, дорогие. Оставайтесь без меня. Возможно, я немного посплю.

Она медленно пошла к дому, стараясь успокоиться. Нет, эгоизм Каландры поистине безграничен! И, конечно, в таком состоянии ей вряд ли удастся заснуть.

Мэри Роуз решила прогуляться по картинной галерее. Вид родных лиц на фамильных портретах немного ее успокоит. Надо как-нибудь привести сюда Аврору, если удастся оторвать ее от Каландры. Девочке так нравится изучать историю семьи, и теперь она сможет увидеть тех, чьи имена ей уже знакомы.

Длинная галерея была пристроена к зданию несколько веков назад, собственно говоря, даже не пристроена, а переделана из коридора с высокими окнами, соединявшего одно крыло дома с другим. Окна, выходившие на юго-запад, сохранились до сих пор. Противоположная стена была отделана деревянными панелями. Широкие доски полов были хорошо отполированы и устланы великолепными красно-синими турецкими коврами. Солнечные лучи струились сквозь стекла, освещая потемневшие картины. Мэри Роуз грустно улыбнулась.

Вот ее усопший муж, красивый, с дерзким взглядом синих глаз. Сын Чарлз со своей милой женой Генриеттой, маленькая Кэролайн и Валериан.

33
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru