Пользовательский поиск

Книга Пленница судьбы. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

— Каландра сказала, что мы едем сегодня на бал к герцогине Девоншир, — обронила Аврора.

— Неужели? — удивилась герцогиня. — Странно, что ваша сестра не сообщила мне об этом. После завтрака я поговорю с ней. Хоть она и жена моего внука» все же недостаточно стара, чтобы быть вашей компаньонкой. Вас должна сопровождать респектабельная пожилая матрона вроде меня, иначе сплетен не оберешься, и ваша репутация будет погублена.

— Я счастлива, что вы пожелали взять меня под свое крыло, ваша светлость, — откровенно призналась девушка. — Калли усиленно навязывает мне своего знакомого, лорда Тратерна, весьма неприятного джентльмена, а если вы будете рядом, вместе мы сможем легко избавиться от него.

Вдовствующая герцогиня рассмеялась, но тут Же вновь стала серьезной.

— Вы умница, что сразу распознали Тратерна. Он красив, ничего не скажешь, но охотится за невестой с богатым приданым.

— Мое он, во всяком случае, не получит, — твердо пообещала Аврора. — Я весь вечер не отойду от вас, мэм.

— Нет, дорогая, вы должны танцевать с холостыми джентльменами, — возразила старая дама.

— Только с теми, кого вы одобрите. Полагаюсь на ваше знание мужчин и суждение об их характерах. Мэри Роуз кивнула и стала есть суп.

«Почему девушка кажется такой знакомой?»— спрашивала себя герцогиня в сотый раз. Она где-то видела это лицо, но где? Какая жалость, что Валериан женился не на этой скромной, разумной девушке, а на пустоголовой Каландре Кимберли. Каландра… Ее дружба с лордом Тратерном переходит границы приличия. Не настолько Мэри Роуз стара, чтобы до нее не доходили мерзкие сплетни о Тратерне. Конечно, Каландра не наставляет мужу рога, для этого она слишком холодна и не во вкусе Тратерна. Ничего удивительного в том, что остроумный, галантный и очаровательный Чарлз привлекает Каландру. Кроме того, ей приходится заискивать перед ним: ведь Тратерн знает абсолютно всех и, поскольку до сих пор ухитрился не впутаться ни в одну скандальную историю, остается желанным гостем в лучших домах Лондона. Каландра и впрямь настоящая дурочка, если думает, что, устроив брак между сестрой и Тратерном, приобретет дружбу этого гнусного дьявола. Ну так вот, этого не случится, потому что она не позволит; к тому же Аврора очень умна, чтобы попасть на удочку такого человека, как Чарлз Тратерн.

Герцогиня начала мысленно перебирать всех завидных женихов в Лондоне из тех, кто мог бы стать хорошим мужем для Авроры. Однако ничего подходящего в голову не приходило. Возможно, когда они вернутся в деревню, она найдет девочке достойную партию. Жаль. Аврора и ее внук могли бы стать идеальной супружеской парой. Как огорчительно, что судьба распорядилась иначе! Вместо того чтобы посылать Валериана Бог знает куда, следовало бы пригласить Каландру и ее семью в Лондон, и тогда, вероятно, все сложилось бы по-другому. От них не укрылось бы, что Каландра в отличие от Авроры совершенно не подходит на роль герцогини.

— О чем вы так глубоко задумались, бабушка? — спросил герцог.

— Ни о чем в особенности, дорогой мальчик, — заверила герцогиня.

Глава 5

Аврора никак не могла понять, лучший ли это месяц в ее жизни или худший. Лондон оказался волнующим, необыкновенным городом, полным чудес. Валериан сумел достать два билета в Британский музей, размещенный в недавно купленном Монтегю-хаусе. Джордж не захотел ехать, поскольку в отличие от сестры не интересовался стариной и естествознанием. Музей был основан, когда сэр Ханс Слоан, известный врач, коллекционер и естествоиспытатель, обратился к парламенту с предложением купить его коллекцию редкостей. Парламент с радостью согласился и принял акт об основании, чтобы покрыть расходы на эту и все последующие покупки. В тот же год у герцогини Портленд было куплено собрание редких манускриптов, а еще два года спустя открылся музей, и в посетителях недостатка не было.

Аврора прекрасно провела время, но, к своему удивлению, не меньше наслаждалась древней церемонией ключей, происходившей каждую ночь в лондонском Тауэре. Туда она поехала вместе с герцогом, братом и вдовствующей герцогиней, перед тем как отправиться на бал. Каландра не захотела присоединиться к ним и, закатывая глаза, долго жаловалась, что пристрастие Авроры к достопримечательностям становится поистине утомительным, что ее друзья весьма неодобрительно отзываются о чрезмерной учености сестры. Аврора лишь рассмеялась и отправилась в Тауэр.

Стоя на крыше, они наблюдали, как главный тюремный надзиратель в красном плаще и шотландской шапочке ступал по истертым камням с фонарем в одной руке и ключами в другой.

— Эскорт для ключей! — громко провозгласил он, и четыре стража Тауэра зашагали в ногу с ним, пока он шествовал через ворота Боковой башни, ко входу в Среднюю башню. Главный надзиратель запер врата всех башен и наконец приблизился к Кровавой. Там часовой выступил вперед и, преградив дорогу, воскликнул:

— Стой! Кто идет?

— Ключи, — ответил главный надзиратель.

— Чьи ключи?

— Королевы Елизаветы.

Часовой взял на караул, а главный надзиратель снял шапочку и провозгласил:

— Боже, храни королеву Елизавету!

— Аминь, — ответили часовой и стражники.

— Интересно бы побывать в том времени! — сказала Аврора позднее, по пути на очередной из нескончаемой вереницы балов. Однако девушка быстро поняла, что в отличие от Каландры частенько скучает на этих блестящих собраниях. Аврора знала, что огорчает сестру, но ничего не могла с собой поделать, До сих пор ни одному из представленных девушке молодых людей не удалось привлечь ее внимания. Многие оказывались чересчур наивными и порывистыми, да к тому же прискорбно невежественными для джентльменов, принадлежащих к высшим слоям общества. Остальные были либо охотниками за приданым, негодяями и повесами, либо довольно пожилыми вдовцами, искавшими мать для своих многочисленных отпрысков. Маленький, зато постоянный доход Авроры позволял ей считаться завидной невестой, но, говоря по правде, большинство мужчин смотрели на нее сверху вниз только потому, что девушка была уроженкой колоний. Хуже всех вели себя так называемые щеголи, доводившие моду до абсурда и помешанные на правилах этикета. Они были откровенно грубы и давали понять, что снисходят до разговоров с Авророй. Она же не скрывала, что терпеть их не может. Женщины были немногим лучше. Сверстницы видели в ней нежеланную соперницу, их же мамаши твердили окружающим, что эта выскочка, мисс Аврора, — сестра глупой и не слишком респектабельной герцогини Фарминстер. Подумать только, как дерзко эта особа водит за нос мужа, открыто показываясь с лордом Тратерном! И пусть ее сестрица притворяется невинной и даже имеет достаточный доход, чтобы заткнуть рот сплетникам, но такова ли она на самом деле? И какая приличная семья захочет, чтобы девушка с такой кровью стала их невесткой? Излишняя осторожность не помешает!

Злоязычных мамаш тоже можно было понять: им во что бы то ни стало требовалось сбыть с рук своих дочерей. Впрочем, Аврора была не настолько глупа, чтобы не видеть, что происходит.

Герцог затягивал их пребывание в Лондоне, хотя намеревался покинуть его гораздо раньше. Наконец момент расставания с городом настал. Сборы подходили к концу, и Каландра была в бешенстве. Она не хотела ехать, однако сестра и брат отказались ее поддержать. Они по горло были сыты столицей и ее увеселениями и с радостью отправлялись в деревню. Каландра дулась и капризничала, Валериан же упорно стоял на своем. Столкнувшись в коридоре с горничной жены, он спросил:

— Вам нравится ваша работа, Салли?

— О да, ваша светлость, — пробормотала женщина, низко присев.

— Значит, вы хотите и дальше жить в этом доме?

— Да, ваша светлость.

Салли нервно переминалась с ноги на ногу, теребя юбку.

— У кого вы служите?

—  — У-у ее с-светлости, — испуганно прошептала горничная.

— Ошибаетесь, Салли. Вы служите у меня. Я плачу вам жалованье. Вы живете под моей крышей и едите за моим столом. Благодаря моей щедрости вам выдается ежегодное пособие на одежду. Надеюсь, это ясно?

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru