Книга Объятия дьявола. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 31

Глава 31

Граф осторожно провел рукой по щеке спящей Касси. Глядя на нее, такую юную и прекрасную, невозможно было поверить, что она совсем недавно содрогалась в родовых муках. Но их ребенок, чудесный мальчик, мирно посапывал в маленькой колыбельке рядом с кроватью Бекки Питершем.

Усталость манила его в постель, но Энтони был слишком возбужден, чтобы уснуть. Он коснулся губами лба жены и бесшумно направился по толстому ковру к окнам. Чуть отодвинув тяжелые бархатные темно-красные гардины, он выглянул наружу. Тонкий месяц тускло освещал мокрые листья, окрашенные октябрем в яркие цвета.

Энтони опустил занавеску, лениво гадая, уложили ли в постель доктора Милпаса, опытного врача, не раз помогавшего в трудных родах, после того как насквозь промокший бедняга целый день провел в канаве, проклиная сломанную ногу.

Энтони оглянулся на большую кровать эпохи правления Тюдоров — массивное дубовое ложе под бордовым бархатным пологом, так непохожее на изящную меблировку спальни на вилле Парезе. Касси, казалось, утонула в мягкой перине: пуховое одеяло укрывало ее до самого подбородка.

— Маленькая дурочка, — тихо пробормотал он. Ему следовало бы знать, что она и рожать будет не как другие женщины. Перед глазами возник побелевший Эллиот, судорожно сжимавший ножку бокала и взывавший к Богу.

Только Касси могла не сказать ни слова о начавшихся схватках во время праздника урожая. Она сидела на широком покатом восточном газоне под красно-белым полосатым тентом, не желая, чтобы кто-то узнал, не собираясь портить событие, которое бывает только раз в году; к тому же она его тщательно спланировала. Все утро Касси приветствовала арендаторов, хотя не принимала участия в танцах и сидела за обедом рядом с мужем странно притихшая. Но граф, занятый своими обязанностями хозяина дома, не обратил внимания на ее плотно сжатые губы и необычное отсутствие аппетита.

В Клер-касл к тому же приехали Эллиот и Элиза, обручившиеся пять месяцев назад, и среди всеобщего веселья никто не замечал деланной улыбки Касси. Энтони тоже ничего не подозревал, пока в конце долгого обеда Бекки не сделала Касси знак подняться и встать рядом с мужем. И когда та замешкалась, граф с вопросительной улыбкой оглянулся на нее. Но Касси отвела глаза.

— Кассандра!

Резкий оклик немедленно положил конец оживленной беседе. Энтони увидел, как по щеке жены ползет слеза.

— Простите, милорд, — сдавленно прохрипела она, — но боюсь, ребенок не хочет ждать.

— О Господи! — охнул Эллиот.

— Но гости еще не разошлись, — заплакала Касси.

— Когда начались схватки?! — рявкнул граф.

— И совершенно ни к чему кричать на меня! — с великолепным негодованием объявила Касси.

— Так что же?

— С раннего утра.

— Упрямая маленькая негодница!

— Как вы можете, Энтони!.. — слабо запротестовал Эллиот, еще не придя в себя. Но Касси засмеялась.

Бекки Питершем немедленно оказалась рядом, и хотя она уже несколько раз споткнулась, голос у нее, как всегда, был спокойным и повелительным.

— Эллиот, немедленно пошли лакея за доктором Милпасом! Элиза, помоги уложить Касси в постель. Но граф предостерегающе поднял руку.

— Нет, Бекки, поскольку у моей глупой жены не хватило здравого смысла вовремя все сказать, ей придется довольствоваться моей помощью.

Он шагнул к ней, но Касси не могла шевельнуться: тело скрутил очередной приступ невыносимой боли.

— Не могу, — выдохнула она.

— По крайней мере ты не настолько растолстела, чтобы я не смог поднять тебя, — с нежной насмешкой заметил граф, легко подхватывая ее на руки.

Застонав, Касси крепко обхватила его шею.

— Какой великолепный праздник урожая ты подарила мне, сага! Спокойно, малышка, сейчас я устрою тебя поудобнее.

— Вряд ли тебе это удастся, — процедила Касси и стиснула зубы, чтобы не закричать. Так же мужественно она час спустя восприняла известие о том, что экипаж доктора перевернулся. Но Бекки в молчаливом отчаянии заломила руки.

— Что нам делать?!

— Позовите Скарджилла, Бекки.

— Что?! — взвизгнула она. — Даже вам не следовало бы здесь находиться, и теперь понадобился еще один мужчина?! О, моя бедная Касси!

— Она молода и здорова, Бекки, — спокойно возразил граф. — Я хочу сам принять нашего ребенка, и Кассандра, думаю, со мной согласилась бы.

Но шло время, и граф уже не был так уверен в своих способностях. Касси цеплялась за него с каждой новой схваткой, и, хотя она старалась сохранять самообладание, силы быстро таяли.

— Почему же он не появляется на свет?! — вскричал наконец Энтони, не зная, что делать.

Касси, охваченная внезапным страхом, умоляюще смотрела на него.

— Неужели и я, как мама… — прошептала она.

— Не будь дурой, Кассандра, — хрипло бросил он. — Ничего подобного не случится!

Боль затуманила ее глаза, и Касси, тихо захныкав, повернула голову. Ее рука безжизненно выскользнула из пальцев графа.

— Кассандра! Черт возьми, не сдавайся! Где же твоя сила воли, которой ты так гордишься? Да взгляни же на меня!

— Прости.., мне так жаль… — прошептала она.

— Не нужны мне твои извинения! Покажи, на что способна! Дай мне моего ребенка! — Он сорвал с нее простыню. — Ну а теперь, тужься! Изо всех сил, Кассандра, иначе я изобью тебя! Еще!!!

Он распластал пальцы на ее набухшем животе и надавил сверху вниз.

Касси вскрикнула — тонкий, пронзительный вопль разорвал тишину спальни.

— Головка показалась! — заорал Скарджилл. Граф осторожно обхватил ладонями крохотную головку, покрытую густыми курчавыми черными волосами.

— Еще раз, Кассандра! Тужься!

И с торжествующим криком подхватил своего первенца и громко рассмеялся, когда из маленького ротика вырвался оглушительный рассерженный крик.

* * *

Граф подошел к камину, носком сапога разбросал тлеющие угли, и языки пламени взметнулись вверх. Он снова улыбнулся, вспомнив негодующее выражение маленького сморщенного личика. Только сейчас напряжение постепенно отступило. Энтони глубоко вздохнул и расслабился. Усталость наконец завладела им. Нагнувшись, чтобы поднять валявшийся на ковре фрак, Энтони случайно нащупал в кармане сложенный листок бумаги и вытащил его.

"И вправду, всему бывает конец и начало”, — подумал он, разворачивая листок. Письмо было датировано концом августа и написано затейливым почерком, с причудливыми завитушками, без сомнения, рукой какого-то грамотного слуги.

"Не удивляйся, Антонио, что именно мне предназначено разлучить тебя с твоими гинеями. Потребовалось лишь передать нужным людям, что мне хотелось бы воспользоваться услугами храброго Андреа. Глупый болван так и не понял, с кем имеет дело. И после того как познакомился со мной, долго ползал на коленях, умоляя пощадить свою жалкую жизнь, чем доставил несказанное удовольствие моим людям. Его душа давно уже отправилась в ад.

Что же до его нанимателя, Антонио, он всеми силами пытался убедить меня, будто состоит с тобой в родстве и не кто иной, как, твой сводный брат, Беллини. Жаль, когда жадность заглушает; голос крови. Я простой человек, друг мой, а твои указания оказались достаточно ясными. Для синьора Беллини и его очаровательной графини было огромным потрясением оказаться связанными по рукам и ногам, подобно курам, приготовленным на продажу, и привезенными в мой дворец наслаждений. Если это послужит тебе утешением, знай, что он умер мужественно. Что же касается графини, я нахожу ее лакомым кусочком, хотя мне не по нраву ее чрезмерная покорность. Моя прекрасная Забетта желает тебе счастья с твоей безумной супругой.

Прощайте, ваша светлость.

Хир эль-Дин”.

Граф еще раз прочел письмо и, взглянув на Касси, скомкал и швырнул в камин. Язык оранжевого пламени вырвался на волю и тут же исчез, оставив горстку серого пепла. Позади послышался тихий вздох. Энтони поспешно подошел к кровати и, сев рядом с Касси, улыбнулся в ясные синие глаза и провел пальцем по ее прямому носику.

92
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru