Пользовательский поиск

Книга Объятия дьявола. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

— И что случилось потом?

— Очень многое, — выдавила Касси, трепеща от боли, сознавая, что в этот момент душа ее обнажена, беззащитна и больше она не может лгать себе. — О Боже, что же делать? — прерывисто прошептала она, закрыв лицо руками. — Я оказалась такой трусихой, такой слепой дурой! Неужели выхода нет, и мы обязаны вечно следовать глупым, бессмысленным правилам и суждениям, пренебрегая собственными чувствами?!

— О, как я хотела бы, чтобы вы оказались стервой, — прошептала Дженни. — Но это я, я стерва, бездумная эгоистка. Просто.., просто я так хочу Эдварда…

— Вы с ним совершенно разные.

— Возможно. Эдвард мягок и очень добр. Но у него железная воля и твердый характер. Я никогда не полюблю никого так, как люблю его.

А я никогда не полюблю другого так, как люблю графа.

Касси с трудом поднялась.

— Эдвард скоро вернется, мисс Лейси. Вы должны дать мне время подумать.

— Это все, о чем я прошу.

— Прощайте, мисс Лейси, — кивнула Касси, пожимая точеную белую руку, — Кстати, вы любите ходить под парусом?

Дженни недоуменно пожала плечами:

— На лодке? Не особенно. Я предпочитаю быть пассажиром, а не матросом.

— Вот и хорошо, — улыбнулась Касси одними глазами и, возвратившись в гостиную, долго гадала, что скажет Эллиот, увидев на пороге сестру, уставшую, измученную, с огромным животом.

Глава 26

Хотя желтые канифасовые занавески плотно закрывали окна, по вечерам в спальню прокрадывалась неприятная сырость. Кроме того, сегодня солнце почти не показывалось из-за туч.

Касси лежала на боку, подтянув колени к груди, одетая лишь в легкую муслиновую сорочку. Все, что удалось проглотить за обедом, теперь комом встало в желудке. Ей было так плохо, что сейчас она лежала опустошенная и ослабевшая.

Касси провела рукой по все еще плоскому животу, боясь, как бы сильные приступы рвоты не повредили ребенку, и вспомнила прошлую осень. Как часто возвращалась она но утрам в постель, бледная и дрожащая, а граф сжимал ее в объятиях и нежно гладил, пока ей не становилось лучше.

Слезы невольно выступили на глазах девушки; из груди вырвалось тихое мучительное рыдание. Она никогда еще не чувствовала себя столь одинокой и несчастной.., а дом по-прежнему так далеко!

Касси снова и снова пыталась разобраться в собственных ощущениях, в том, что, кажется, подозревала даже до неожиданного визита Дженнифер Лейси. Нет, она не выйдет замуж за Эдварда, даже ради блага своего не рожденного еще ребенка.

Касси подумала о человеке, которого любила. Теперь их разделяет океан. Именно ее неразумная ярость и своевольная гордость уничтожили все, что связывало их. Теперь Касси с беспощадной ясностью понимала, что отдала сердце этому человеку., отвечала любовью на любовь. Если бы он настолько доверял Касси, чтобы рассказать о Бекки Питершем!

Касси была так глубоко погружена в невеселые мысли, что не заметила, как открылась дверь, и встрепенулась, только когда на плечо легла чья-то рука.

— Касс.

Касси, стараясь сдержать слезы, перевернулась на спину и взглянула на Эдварда. При воспоминании о том, как она пыталась представить каждую черточку этого когда-то дорогого лица, слабая улыбка тронула ее губы, и девушка громко шмыгнула носом.

— С тобой все в порядке?

— Да, просто очередной приступ тошноты. Малышу не понравился обед миссис Битти.

Зеленовато-карие глаза быстро скользнули по ее животу, и Эдвард поспешно попытался принять бесстрастный вид. Боже, уж лучше бы она молчала!

— Вы совершенно неотразимы, майор Линдхерст! — воскликнула девушка в надежде отвлечь его. — Виделись с генералом Хау?

— Да, и еще с генералом Клинтоном.., с помощью майора Андре.

Недоумение Касси сменилось легкой усмешкой:

— Ах да, майор Андре.., большой ценитель дам.

— Верно, — сухо подтвердил Эдвард. — Ты не хочешь накинуть халат, Касси?

"Как часто я смущаю его, шокирую или раздражаю”, — со вздохом подумала она.

— Да, благодарю тебя, Эдвард.

Она медленно поднялась: последнее время от всякого неосторожного движения кружилась голова. Встретившись глазами с Эдвардом, Касси покраснела от смущения. Набухшие груди распирали тонкий муслин, а подол приподнялся, обнажая ноги. Он подал ей халат, и Касси опустила голову.

Эдвард жадно смотрел на ее волосы, чувственной волной разметавшиеся по плечам. Пришлось отвернуться, проклиная знакомую растущую боль в чреслах. Господи, он настоящее животное! Касси было так плохо! Она и сейчас выглядит бледной и осунувшейся.

— Хочешь чаю, Касси?

— Я не люблю чай, Эдвард. И никогда не любила. В голосе девушки звучала непонятная горечь, и Эдвард недоуменно воззрился на нее. Касси мгновенно раскаялась в собственной резкости, и сконфуженно прижала руки к груди.

— Прости за мой поганый язык! Я не хочу быть в твоих глазах сварливой ведьмой!

Она осторожно поднялась, одергивая халат. Эдвард мягко улыбнулся:

— Ты не ведьма, Касси. Это я так глуп, что успел все забыть.

Он проводил ее в гостиную и усадил на диван.

— Генерал Хау оказался не очень сговорчив, Касс. Боюсь, до лета у меня почти нет шансов на отставку.

Касси затаила дыхание, вспомнив о судне, отплывающем в Англию на следующей неделе, и нервно вздрогнула.

— Понимаю, — кивнула она, ненавидя себя за трусость, — Кроме того, — продолжал Эдвард, садясь напротив Касси, — генерал Клинтон приказал мне.., и тебе, разумеется, явиться на бал в пятницу вечером. Он грубый невоспитанный упрямец, но иногда прислушивается к Джону Андре. Поэтому и решил дать бал. Надеется поразить тори своим гостеприимством и щедростью. Надеюсь, ты сможешь поехать?

— Как леди Делфорд?

— Ты забываешь, что к пятнице станешь леди Делфорд.

"Боже, помоги мне”, — взмолилась Касси, а вслух спокойно произнесла:

— Я хорошенько обдумала все, Эдвард.

— Что именно? Я только что говорил о проклятом бале.

— Не бал.., свое будущее и твое тоже. Нет, пожалуйста, не перебивай, я должна сказать, пока еще не растеряла храбрость. Я совершила ужасную ошибку, поверив, что твои чувства, как, впрочем, и мои, остались неизменными в продолжение столь долгого Времени. Мы оба стали другими, Эдвард. И теперь я вижу, что, даже не будь разлуки, мы все равно мало подходим друг другу.

— Что за вздор, Касси?

Она поморщилась, уловив в его ледяном голосе нетерпение. Касси был прекрасно знаком этот тон истинно английского джентльмена, считавшего, что на карту поставлены его долг и честь.

— Я хочу дать нам обоим выбор, Эдвард. И потому не выйду за тебя замуж. На следующей неделе я отплываю в Англию. Домой.

Он выпрямился и зажал коленями руки так, что побелели кисти.

— Я прощаю тебе это безумие, Касси, только из-за твоего.., положения. Но если ты в самом деле веришь, что я позволю тебе вернуться назад в Хемпхилл-Холл одной, без защитника и покровителя, незамужней и к тому же беременной, значит, жестоко ошибаешься во мне. Кроме того, Эллиот, не задумываясь, всадит мне пулю в живот и будет прав.

— Нельзя, чтобы жизнь диктовалась только законами чести, Эдвард, — печально улыбнулась Касси.

— Ты забываешь: если бы этот гнусный дьявол не похитил тебя, мы поженились бы!

— Но тогда, Эдвард, ты воображал, что любишь меня. Как, впрочем, и граф. Это его право, не отрицай.

— Как ты можешь защищать этого жалкого негодяя?! Господи, Касси, уж не помутился ли твой разум? Неужели не достаточно, что ты носишь ублюдка от этого подлеца?!

Спор разгорался, бессмысленный, ранивший обоих. Касси жалела, что не умеет убедить Эдварда в своей правоте.

— Мы понапрасну терзаем друг друга, Эдвард. Ты можешь честно ответить мне на один вопрос? Эдвард заколебался.

— Если ты настаиваешь на этой смехотворной игре, Касси, — наконец решился он, — я готов.

— Как ты относишься к тому, что тебе придется стать отцом чужого ребенка? — очень тихо вымолвила она.

77
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru