Пользовательский поиск

Книга Объятия дьявола. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 25

Кол-во голосов: 0

— Хорошо, Эдвард, — послушно кивнула Касси, стараясь не обращать внимания на горечь во рту. Граф никогда не узнает, что она носит его ребенка. — Прошу, Эдвард, никому не говори.

— Конечно, — медленно заверил ее тот, качая головой, и, слепо шагнув к ней, неловко погладил по плечу. — Все будет хорошо, Касс. Я.., мне хотелось бы побыть одному. Все обдумать хорошенько.., привести мысли в порядок. Ложись, отдыхай. Я скоро вернусь.

— Да, — выдохнула она, — быстрее. Она смотрела ему в спину, такую напряженно-прямую, что ей захотелось заплакать от жалости к этому человеку.

Касси лежала без сна в темной спальне, когда заслышала шаги Эдварда в гостиной. Она почувствовала, как он колеблется, прежде чем зайти в комнату. Но по крайней мере между ними больше нет тайн. Сердце Касси сжалось. Действительно, нет.., во всяком случае, таких, которые они могли бы разделить друг с другом.

— Касси, ты не спишь?

— Нет, Эдвард.

Он уселся рядом и, нежно прижав ее к груди, стал укачивать, как ребенка.

— Прости за то, что оставил тебя, но… Касси приложила палец к его губам.

— Не мучай себя, Эдвард. — “И меня тоже”, — добавила она про себя. — Ты уже решил, что собираешься делать?

— Я объявил о своем решении перед уходом, Касси. И хочу, чтобы ты стала моей женой.

Касси почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, и спрятала лицо у него на груди.

— Я была так невероятно несчастна, скрывая.., это.., от тебя. Пожалуйста, прости мою трусость.

— Это я трус, бросивший тебя одну.

— О нет, не говори так! Боже, мне вообще не стоило приезжать!

Эдвард погладил ее мягкие волосы.

— Замолчи, Касси, — нежно пробормотал он. — Я не позволю тебе упрекать себя Он ощутил, как вздымаются ее мягкие груди, и, нагнувшись, поцеловал розовые губы. Касси с каким-то отчаянием подалась к нему и исступленно ответила на поцелуй. Эдвард вспомнил, что так и не спросил, когда должен родиться ребенок, но, чувствуя, как велика ее потребность в нем, понял, что все вопросы могут подождать.

— Ты позволишь любить себя, Касси? Он отстранился, чтобы лучше увидеть ее лицо в полумраке. Касси облегченно встрепенулась:

— Да, Эдвард, я очень этого хочу.

На сей раз он был нежен и сделал все, чтобы пробудить в ней желание. Его руки сжали ее бедра, и она безоглядно позволила утешать себя. Он ласкал ее языком и губами и поэтому вошел в Касси без боли. Она приняла его в себя и порывисто обняла, ожидая, пока он забьется в экстазе.

— Нам необходимо время. Касс, — мягко сказал он потом. — Ты забудешь все, что произошло. Твоя страсть еще вернется, вот увидишь.

Но даже когда Касси положила голову ему на плечо и закрыла глаза, Эдвард все еще задавался вопросами. Он хорошо знал репутацию графа Клер, которого обожали женщины, хотя с ним самим встречался редко. Любая женщина, независимо от возраста и положения, готова прыгнуть к нему в постель. И если граф хотел жениться на Касси, почему постоянно насиловал и так и не смог пробудить в ней страсть? Непонятно и бессмысленно.

Но может, ее чувства к графу вовсе нельзя назвать безразличием, а тем более ненавистью?

Неотступные сомнения, терзавшие Эдварда во время прогулки в одиночестве по темным улицам, вернулись с новой силой. Но он крепче сжал объятия, уверенный лишь в том, что теперь Касси станет его женой.

Глава 25

Касси усердно расчесывала только что вымытые волосы, пока они не легли на плечи гладким, влажным тяжелым покрывалом. Конечно, неплохо бы открыть занавешенные окна, чтобы волосы скорее высохли, но мартовский воздух снова стал сырым и холодным.

Она медленно одевалась, поглядывая на часы, стоявшие на маленьком туалетном столике Уже почти полдень, а Эдвард ушел в десять Когда утром ей снова было плохо, Эдвард вновь порывался идти за доктором, н Касси едва удалось его отговорить. Доктору покажется весьма странным, если он обнаружит, что жена лорда Линдхерста, приехавшая всего несколько дней назад, беременна уже больше чем два месяца!

Эдвард поморщился, когда она все ему объяснила, но согласился и отправился к генералу Хау просить об отставке.

Касси еще долго лежала в постели, поглощая сухие тосты вместо завтрака.

Она вошла в гостиную и заставила себя съесть немного холодного запеченного цыпленка и свежего хлеба, посланных миссис Битти на обед. Ребенок в ее чреве, казалось, не возражал против крылышка, и Касси как раз вытирала пальцы, когда Эдвард вошел в комнату, потирая замерзшие руки.

— Черт возьми, ты права насчет погоды. Касс. Слишком она Переменчива. Не удивлюсь, если сейчас пойдет снег.

Наклонившись, он нежно поцеловал ее в щеку.

— Твои волосы чудесно пахнут. Прости за эту ужасную комнату. Представляю, сколько времени у тебя уходит, чтобы вымыть такую массу волос в сидячей ванне!

— Не так уж много, — покачала головой Касси, улыбаясь.

Эдвард отстегнул саблю и положил на стол.

— Хочешь есть? Я оставила тебе цыплячью ножку и крылышко.

— Твое великодушие безгранично, — пошутил он, садясь напротив нее.

— Что сказал генерал Хау?

— Кто?

Касси удивленно вскинула голову и повторила свой вопрос.

— А, генерал… — Он замялся, упорно не сводя глаз с цыплячьей ножки. — Собственно говоря, мне не удалось поговорить с ним. Возможно, позже.

— Вы, кажется, чем-то расстроены, майор Линдхерст. Могу я узнать, как вы провели последние два часа?

К немалому изумлению Касси, Эдвард нервно дернулся и застыл.

— Ничего интересного, — наконец выдавил он. — Занимался обычными делами. Я все еще солдат, Касси.

— Я не собиралась допрашивать тебя, Эдвард, — как можно беспечнее заверила она, поставив на стол чашку с кофе.

— Ну конечно, нет. Надеюсь, ты хорошо себя чувствуешь, Касси?

— О да, я настоящий образчик доброго здравия! Касси неожиданно захихикала и прижала салфетку к губам. Эдвард вопросительно поднял брови.

— Я просто вспомнила о твоей маменьке. Думаю, она была бы более склонна одобрить меня, лежи я целыми днями в постели с флакончиком нюхательных солей.

Эдвард едва заметно улыбнулся.

— Боюсь, болезнь — одна из ее немногих радостей. Она считает меня крайне неблагодарным и непокорным сыном, поскольку я уделяю армии куда больше внимания, чем ей. Из писем матери я узнал, что мой управляющий, мистер Прюдек, — настоящий неотесанный грубиян, который не питает ни малейшего уважения к ее окончательно расстроенным нервам. Нужно не забыть повысить ему жалованье.

Касси представила, как появляется перед леди Делфорд с огрузневшей фигурой и выпирающим животом. У нее так и вертелось на языке поинтересоваться, успел ли Эдвард сообщить обо всем любящей родительнице, но, заметив, что он уставился в пространство, девушка осеклась.

— Что ты собирался делать днем, Эдвард? — тихо спросила она.

— Днем? Мне придется снова оставить тебя, Касс, но ненадолго. Скоро у генерала Хау начнется совет относительно весеннего наступления.

— Не могли бы мы поехать кататься верхом, когда ты вернешься? Мне очень хочется!

— Но ты беременна!

Он, очевидно, был настолько возмущен подобным предложением, что Касси поспешила разуверить его.

— Я не больна, Эдвард, просто иногда неважно себя чувствую. Обещаю не затевать скачек.

Прежде чем ответить, Эдвард пристегнул шпагу.

— Посмотрим. Похоже, вот-вот начнется дождь. Касси вздохнула, но не стала протестовать, прекрасно понимая, когда от нее отмахиваются. Эдвард явно чем-то расстроен, и не стоит его раздражать.

— Эдвард?

— Что, Касс?

Она поднялась и шагнула к нему.

— Я.., то есть.., если ты не хочешь.., то вовсе не обязан жениться…

— Но, конечно, мы поженимся, — резко перебил ее Эдвард. — И чтобы я больше не слышал этих глупостей, девочка моя. — Он нежно погладил ее по щеке. — Лучше постарайся отдохнуть, пока меня не будет Касси с отчаянием оглядела маленькую гостиную, чувствуя, что задыхается почти так же, как на “Йорке”. Дождь стучал в окна, и все надежды на прогулку верхом исчезли.

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru