Пользовательский поиск

Книга Объятия дьявола. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 24

Кол-во голосов: 0

Эдвард кивнул, но Касси поняла, что он почти ее не слушает.

— Как мог этот ублюдок вынудить тебя жить с ним так долго?! — неожиданно взорвался он.

— Он твердо верил, что я переменюсь и передумаю. Хорошо еще, что он не спросил, не пришлось ли графу насиловать ее все это время. Достало бы у нее сил солгать?

Эдвард схватился за перевязь, но тут же сообразил, что сабля на столе, а граф достаточно далеко. Снова взглянув на Касси, он заметил одинокую слезу, медленно ползущую по щеке, и тотчас раскаялся в собственной безотчетной ярости. Стиснув ее пальцы, Эдвард поднял девушку.

— О Боже, Касс, пожалуйста, не плачь. — Он прижался щекой к ее щеке и осторожно погладил по спине. — Все будет хорошо, любимая. Я помогу тебе забыть, обещаю. Все пройдет, как дурной сон, вот увидишь.

Она тихо всхлипывала, немного утешенная его нежностью, хотя знала: ничто не проходит бесследно. — Ощущая, как ей больно, Эдвард тихо заговорил:

— Я сделаю для тебя все. Касс. Мы поженимся и вместе вернемся в Англию. Поверь, у меня нет желания больше оставаться здесь.

Вспомнив о Дженни, Эдвард потрясение охнул. Угрызения совести вернулись с новой силой.

— Господи, — прошептал он, глядя на ослепительно красивую девушку, которую страстно любил столько лет. Она чудом вернулась к нему. — Все еще может быть, как было раньше. Касс, — уверил он.

— Да, — медленно кивнула она, смахивая слезы, и отвернулась, пытаясь овладеть собой. — А сейчас, Эдвард, — нерешительно улыбнулась девушка, — ты должен рассказать о себе. Я много думала о тебе, о том, что ты делаешь.., и чувствуешь.

Глаза Эдварда потемнели от давно пережитой скорби.

— Я не мог оставаться после того, как уверился, что ты.., погибла. И тут получил письмо из лондонского министерства, в котором меня просили принять командование полком. Мне было настолько все равно, что я согласился ехать в колонии.

Он замолчал, вспоминая кровавые стычки с плохо обученными и вооруженными, но отчаянно дравшимися мятежниками. Однако Эдвард был для них грозным врагом, не боявшимся смерти и не кланявшимся пулям. Его люди бесстрашно шли за командиром, не подозревая, что он ни в грош не ставит собственную жизнь. До сих пор Эдварду везло — он остался в живых. Но об этом Касси не узнает, как, впрочем, и о Дженнифер Лейси.

— Я получал письма от Эллиота нерегулярно, конечно, но знаю, что он здоров.

— Я прочла в одном из писем Бекки графу, что Эллиот собирается жениться на Элизе Пеннуорти. Эдвард еле заметно улыбнулся:

— Об этом Эллиот ничего не писал.

Несколько мгновений он молчал, но мучительные воспоминания сорвали с губ бессвязные слова.

— Боже, Касси, если бы ты знала, каково это.., искать целыми днями, а по ночам проклинать безжалостное море, отнявшее тебя у меня. И ничего.., совсем ничего нельзя поделать. — Он отвернулся от нее и гневно заметался по комнате. — Клянусь, я убью его, Касс. Он не достоин жить после всего, что сотворил!

— Вероятнее всего, Эдвард, мы никогда больше не увидим графа Клер. Если он когда-нибудь и вернется в Англию, ты должен пообещать, что не сделаешь ничего сгоряча.

Касси поспешно отвела глаза, не желая, чтобы он увидел в них отчаяние. Мысль, что она никогда больше не увидит графа, была невыносима. Девушка вспомнила графиню Джиусти и сжала кулаки.

— Я сам прекрасно могу позаботиться о себе, Касс, — сдержанно бросил Эдвард. — И о тебе тоже.

Эдвард.., ее защитник.., рыцарь, все эти годы. Касси улыбнулась, вспомнив, сколько всего их связывает!

— Чем ты был занят, когда не дрался с неприятелем и не получал рану за раной?

Эдвард пожал плечами, и Касси заметила, как цинично блеснули его глаза.

— Ничем особенным… Бывал на балах и ужинах, которые давали нью-йоркские тори.

Перед его мысленным взором снова встала Дженни, и Эдвард тряхнул головой, прогоняя ее образ.

— Время летело незаметно, Касс. Рассказ Эдварда о долгих месяцах разлуки был таким же немногословным и коротким, как ее собственный. Глядя на его стройную, подтянутую фигуру, девушка невольно гадала, уж не умолчал ли он о главном.., как и она сама.

Глава 24

Касси доела яблочный пирог миссис Битти и откинулась на спинку стула с удовлетворенным вздохом. Час назад хозяйка появилась в дверях, нагруженная прикрытыми салфетками блюдами. Она оказалась достаточно предусмотрительной, чтобы понять, как им хочется побыть наедине хотя бы первый вечер и не спускаться в общий зал гостиницы. Говоря по правде, не принеси им миссис Битти ужин, они, вероятно, забыли бы о еде.

Девушка наблюдала за Эдвардом поверх чашки с кофе. Во время ужина он с каждой минутой держался все более принужденно, и она легко предположила причину. Близилась ночь, и они были одни, всего в нескольких шагах от спальни, как муж и жена.

К счастью, их жизни так тесно переплетались, что можно было проводить время, припоминая веселые и грустные события юности. Днем они постарались забыть о происшествии, разлучившем их почти на год. Эдвард снова рассказывал о том случае, когда он сбил с ног Эдмонда Денверса за то, что тот обозвал Касси надоедливой соплячкой, у которой в голове больше колтунов, чем в воробьином гнезде. Ее веселый смех и сейчас стоял у него в ушах. Но настал вечер, и они больше не могли позволить себе оставаться беззаботными детьми.

За последние несколько недель на борту “Йорка” Касси часами спорила с собой, как должна вести себя в столь щекотливой ситуации. Она понимала, что уважение к ее чувствам так же естественно и присуще Эдварду, как долг и честь. И учитывая все, рассказанное ему, Касси не сомневалась, что Эдвард так же, как и она, мучится неизвестностью. Проведут ли они нынешнюю ночь вместе? Но Касси твердо верила, что он горячо любит ее, и это придавало ей решимости. И во имя этой любви она готова отдать ему все. Эдвард ее друг, друг на всю жизнь, человек, за которого она должна была выйти замуж, женой которого станет — Я бы хотела принять ванну, Эдвард. Эдвард удивленно моргнул — Ванну? Конечно, Касс. Я сейчас прикажу принести, — облегченно выдохнул он и, поднявшись, устремился к двери.

Через четверть часа он снова появился в сопровождении Уилла. Оба несли ведра с горячей водой.

— В спальне есть сидячая ванна, — сообщил Эдвард, отводя глаза.

Касси обязательно улыбнулась бы его очевидному замешательству, не нервничай она сама так сильно. Поднявшись, она последовала за ним в спальню, маленькую, квадратную, тоже очень просто обставленную комнатку, и заметила, что Эдвард украдкой поглядывает на кровать. Касси подошла к ванне.

— По-моему, ты в ней не помещаешься, Эдвард.

— Напротив, — сухо пробормотал он. — Я пока оставлю тебя, Касс. Если что-нибудь понадобится, позови.

— Спасибо, вряд ли.

Эдвард проводил Уилла, и, усевшись в свое любимое кресло с высокой спинкой красного дерева и широкими деревянными подлокотниками, запрокинул голову и закрыл глаза.

Всякий раз, когда он пытался увидеть события прошедшего дня в спокойном, разумном свете, пульсирующая боль в чреслах мгновенно пробуждала к жизни его плоть. Касси у него в спальне, обнаженная!

Эдвард нахмурился при виде плотного бугра, распиравшего лосины, и с сомнением оглядел неудобный жесткий диван. Вероятно, он и будет служить ему кроватью до того, как они поженятся.

Представив, с какой просьбой он обратится к единственному известному ему священнику англиканской церкви, Эдвард покачал головой. Краснолицый толстяк мистер Денвере никогда не мог держать язык за зубами Ярость, необузданная и свирепая, овладела им при мысли о графе Клер и словно ледяной водой погасила огонь страсти.

— Грязный ублюдок, — процедил Эдвард сквозь стиснутые зубы. Он прикончил бы негодяя, не задумываясь, лишь за то, что тот изнасиловал любую английскую дворянку. Но именно Касси стала его жертвой, и все эти долгие месяцы, когда Эдвард считал ее погибшей, граф принуждал ее ложиться с ним в постель!

71
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru