Книга Объятия дьявола. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 21

— По-моему, ночная сорочка тебе больше не понадобится, Кассандра, — пробормотал он, гладя ее мягкие пряди. — Ты не находишь, что она нам обоим надоела?

Касси медленно подняла ресницы и воззрилась на него с немым вопросом:

— Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду? Энтони приподнялся и легонько провел пальцем по контуру ее лица.

— Возможно, мы сумеем прийти к компромиссу, по крайней мере в том, что касается сорочки.

— Компромисс?

Касси ощутила его горячее дыхание, осторожное, нетребовательное прикосновение жестких губ ко рту. Пальцы Энтони коснулись ее шеи, замерли на завязках сорочки. Но девушка протестующе сжала его руку.

— Доверься мне, сага, я не причиню тебе зла. Касси долго безмолвно смотрела на него широко раскрытыми, казавшимися почти черными в скудно освещенной комнате глазами и так же молча отняла руку. Энтони дернул за кончик банта и обнажил ее груди. Касси зажмурилась и затаила дыхание, но не смогла подавить дрожь наслаждения, пронзившую ее, когда его губы потянули за напрягшийся сосок.

— Ты говорил о компромиссе, — шепотом напомнила она.

— Но как я могу объяснить тебе, дорогая, когда ты не смотришь на меня?

Глаза девушки недоуменно распахнулись, и Энтони отдернул руку от ее груди, боясь, что слишком торопится. Стараясь говорить как можно беспечнее, он весело щелкнул ее по носу.

— Любимая, предлагаю отвести твоей сорочке почетное место в изножье кровати.

Мысль о том, что она будет снова лежать обнаженной в его объятиях, после всех этих ужасных недель, привела" Касси в восторг, и девушка с готовностью кивнула. Она так хотела, чтобы он окутал ее своей мощью и нежностью, чтобы слился с ней в единое целое!

Энтони со смехом сложил ее сорочку и швырнул на пол. Касси лежала перед ним нагая, и он вновь потянулся к ее груди.

— Столько времени прошло, сага…

— Знаю, — тихо пробормотала она. Энтони свирепо улыбнулся и медленно провел пальцами по ее животу. Его выразительные темные глаза затуманились, и Касси безошибочно поняла, о чем он думает. К этому времени ее чрево округлилось бы, не потеряй она дитя. Но теперь живот был плоским, и Касси с горечью сознавала, как опустошена. Вспомнив о мучительной боли той ночи, девушка невольно затрепетала. Энтони почувствовал ее дрожь и замер.

— Ты боишься, Кассандра?

— Немного. Стоит подумать о том.., что было, и я не могу совладать с собой.

— Понимаю. Я испытываю нечто подобное. Даже сейчас эта ночь все еще стоит у меня перед глазами, и я смертельно боюсь.

— Ты боишься? — поразилась девушка. — Вот уж не думала, что тебе знаком страх.

— Я был бы последним идиотом, если бы не боялся за тебя. Вы действительно считаете меня глупцом, мадам?

— О нет, я просто немало удивлена. Энтони улыбнулся, поняв, что Касси расслабилась. Он снова положил руку на ее живот и стал осыпать легкими поцелуями ее нос, подбородок, губы и, наконец, притянул девушку к себе, наслаждаясь ее близостью.

— Я так тосковал по тебе, любимая.

— А я по тебе, — неожиданно для себя призналась девушка, прижимаясь щекой к его груди. Твердая, как сталь, плоть вдавилась ей в живот, и Касси бессознательно сжала набухший отросток. Не в силах долго выносить сладостную пытку, Энтони уложил ее на спину и стиснул упругие ягодицы.

Лицо Энтони расплывалось в неясном свете; в ушах у нее отдавалось его прерывистое дыхание. Касси смотрела на мускулистое тело, нависшее над ней, ощущала его плоть, прижатую к бедру.

Видя, как мучительно она напряглась, Энтони всмотрелся в девушку. Но в эту минуту перед ней был не граф, а Андреа. Именно ему она бешено сопротивлялась, колотя кулаками по груди и лицу, не сознавая, что истерически кричит. Лишь поняв, что никто больше не держит ее, Касси вскочила с кровати.

— Кассандра!

Касси встрепенулась, словно испуганная птичка, готовая в любую секунду упорхнуть, ошеломленная и сбитая с толку. Великан, надвигавшийся на нее, почему-то остановился и протянул ей руку.

— Все хорошо, дорогая, — раздался знакомый мягкий голос. — Тебе нечего бояться.

— Отойди! — с ужасом вскрикнула она.

— Хочешь бокал вина, Кассандра?

— Вина?!

Касси уставилась на него безумным взглядом, но граф отвернулся и направился в глубь комнаты. Вынимая пробку из графина и наливая густое бургундское, он искоса неотрывно наблюдал за девушкой. Она стояла, словно прикованная к полу, там, где он ее оставил, — волосы разметались по плечам, обнаженное тело сверкало белизной.

Энтони шагнул к ней, напустив на себя беззаботный вид, и протянул бокал.

— Твое вино, Кассандра.

— Спасибо.

Не будь граф так встревожен, наверняка улыбнулся бы. Даже охваченная страхом, она оставалась истинно английской леди. Касси сделала глоток и молча вернула ему бокал.

— Ты не замерзла, любимая? Касси постепенно пришла в себя и ужаснулась. Она протянула было руку, но тут же бессильно уронила:

— Извини, Энтони. Просто ты внезапно превратился в кого-то другого. Стал…

Касси задохнулась, не в силах выговорить это проклятое имя.

— Андреа? Девушка тупо кивнула.

— Это не важно, — покачал головой Энтони. — Ложись в постель, Кассандра.

Она подняла сорочку с пола и накинула на себя дрожащими руками.

Когда они уже лежали в постели и Касси вытянулась на самом краю, боясь притронуться к Энтони, тот спокойно сказал:

— Опиши мне внешность этого Андреа. — Касси затрясло от омерзения, но Энтони продолжал настаивать:

— Пойми, тебе станет легче, если ты заставишь себя заговорить о нем.

— Не могу. — Касси устало закрыла глаза. — Пожалуйста, прости меня, Энтони.

— Тут нечего прощать, дорогая.

Он привлек ее к себе, чутко ощущая ее нерешительность и страх, и весело объявил, надеясь немного утешить девушку:

— Я не рассказывал тебе, но несколько недель назад я нанял человека, по имени Даниеле Барбаро, помочь мне найти Андреа и четвертого похитителя. Мы должны сначала поймать их, чтобы выяснить имя нанимателя. Даниеле сейчас в Пизе.

Касси оцепенела, и граф мысленно выругал себя за то, что сболтнул лишнее. Однако ее слова застигли его врасплох.

— Я с радостью помогу, — глухо, невыразительно произнесла она, — разыскать их.

На несколько минут граф лишился дара речи. Ее слова встревожили его, однако теперь он понял, что она готова встретиться лицом к лицу со своими обидчиками и будет сопротивляться ужасу и отчаянию.

— Конечно, дорогая, — наконец кивнул он.

— Спасибо, милорд.

Энтони еще долго лежал с открытыми глазами даже после того, как девушка заснула.

Глава 21

Но Касси не смогла поехать вместе с графом. Когда тот отправился в Геную на встречу с Даниеле Барбаро, сильная простуда уложила ее в постель.

— Только не привози с собой синьора Биссоне, — крикнула Касси ему вслед, — иначе, клянусь, я стану чихать прямо на него!

Энтони нашел Даниеле в маленькой кофейне на Пьяца-де Феррари, квартале-лабиринте узеньких улочек и высоких, лепившихся друг к другу домов, подоконники которых утопали в цветущей мимозе и гвоздиках.

— Есть новости, Даниеле? — осведомился Энтони, как всегда, довольный наружностью Барбаро. Одетый в строгий черный костюм, он слегка сутулился и мог легко сойти за обычного генуэзского торговца или банкира.

— Вчера я получил весточку от своего друга, Лудовико Риальто. Он считает, что на совести Андреа несколько тяжких преступлений, совершенных в Коргоньо.

Коргоньо находился не более чем в двух днях пути от Генуи.

— Похоже, это животное к тому же еще и глупец. Когда найдете его, Даниеле, не забудьте сообщить. Помните, вы ни в коем случае не должны его убивать. Вам нужны еще люди?

— Нет, синьор.

Граф заказал вина и подождал, пока подобострастно склонившийся слуга не отошел подальше.

— Не забудьте, у него должна быть такая же татуировка, как у его приятелей, — змея, обвившая меч. Я узнал от Теодора Коцци, моего агента в Риме, что подобную метку наносили себе члены шайки наемных убийц, прославившиеся своими злодеяниями лет десять назад. Он пообещал узнать, что сталось с ними. Если окажется, что тот человек в Коргоньо не Андреа, возможно, труды Коцци увенчаются успехом.

61
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru