Книга Объятия дьявола. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 13

— Нет, — ответил граф с улыбкой, но весьма категорично. — Разве я не достаточно ясно дал понять, что мы будем жить, как муж и жена?

— Но ваши слуги.., посетители… Касси смущенно замолчала.

— Возможно, их неодобрение ускорит ваше превращение из La Signorina в La Signora и La Contessa [13].

— Мне все равно, что подумают эти.., иностранцы! Энтони хотел было справедливо указать, что Касси из чистого упрямства противоречит сама себе, но ему помешало появление Скарджилла, нагруженного саквояжами. Бедняга тяжело дышал, и Касси немедленно набросилась на графа:

— Где же ваши другие слуги, о благороднейший из благородных?! Неужто несчастный Скарджилл обязан делать всю работу?!

— Паоло отправился проследить, чтобы ландо вернули: как я уже сказал, генуэзские аристократы — народ бережливый. Паоло и Марина занимаются хозяйством и конюшнями. Скарджилл — мой камердинер, и я прикажу Марине прислать одну из ее многочисленных родственниц — без горничной тебе не обойтись. Однако сады требуют гораздо большего ухода, нежели мы, простые смертные. В свое время ты познакомишься с Марко, отцом Сорделло, и его тремя помощниками.

— Вы что-то побледнели, милорд, — заметил Скарджилл, пристально вглядываясь в лицо графа. — Вам следует больше отдыхать.

Граф не мог не согласиться со столь разумным заявлением. Плечо нестерпимо ныло, и он повернулся к Касси, по-прежнему не сводившей глаз с широкой кровати.

— Кассандра, не хочешь отдохнуть со мной перед ужином? Кровать достаточно просторна, чтобы ты смогла отодвинуться от меня как можно дальше.

Заметив, как гневно вспыхнули ее глаза, Скарджилл поспешил вмешаться:

— Возможно, мадонна пожелает осмотреть всю виллу? Что же касается ужина, я велел Марине подать его сюда. Не хватало еще, милорд, чтобы вы бередили рану, переодеваясь к столу. Мадонна, прошу вас полюбоваться видом с балкона, пока я помогу его светлости облачиться в халат.

Увидев, что граф колеблется, Касси язвительно парировала:

— Он прав, милорд. В ваши годы нужно побольше спать, чтобы дряхлеть не слишком быстро.

Граф запрокинул голову и громко рассмеялся:

— Видишь, Скарджилл, я был прав: она не выстоит против меня в словесном поединке. Ну а теперь, дорогая, слушайся Скарджилла, если не хочешь, конечно, полюбоваться на меня обнаженного.

Девушка что-то неразборчиво пробормотала и бессильно сгорбилась.

— Мне хотелось бы побродить по саду, — наконец решила она и, дождавшись кивка графа, вышла из комнаты.

* * *

Касси нашла еще одну стеклянную дверь, в глубине виллы, и, очутившись в саду, облегченно вздохнула — по крайней мере ей не пришлось столкнуться с Мариной и выдержать пристальный неодобрительный взгляд прищуренных глаз.

Девушка бесцельно бродила по саду, время от времени останавливаясь, чтобы понюхать цветок или коснуться бархатистых лепестков. В конце концов она набрела на Марко, невысокого худощавого итальянца, загоревшего почти до черноты и похожего скорее на мавра. Он уведомил Касси, что имеет честь служить у графа старшим садовником, но не проявил к ней особого интереса и, взмахнув в знак приветствия совком, продолжал заниматься своим делом.

Касси нахмурилась, но подумала, что такое обращение вполне соответствует ее настроению — сейчас ей хотелось остаться одной. Весь этот день она провела словно во сне — приходилось то и дело напоминать себе, что она в Италии, на вилле графа, и с каждой минутой надежда на побег все больше меркла. Касси по-прежнему ломала голову, пытаясь сообразить, что делать, но ничего толкового на ум не приходило. Она твердила, что нипочем не останется здесь, но не слишком доверяла своим словам. И хотя проклинала себя за нерешительность и бесхарактерность, так и не могла собраться с мыслями.

Касси тряхнула головой, стараясь хоть на секунду забыть об Энтони, но не смогла. Она словно наяву ощущала прижимающееся к ней мужское тело, жгучие ласки, исступленные поцелуи.., нет, нельзя отрицать, что он пробудил в ней страсть.

Ближе к вечеру, когда сильно похолодало, Касси направилась к вилле. Скарджилл сообщил ей, что граф занят срочными делами и не присоединится к ней за ужином. Девушка поела одна, в спальне, без аппетита ковыряя вилкой нежную рыбу в винном соусе и рассеянно играя хрустальным бокалом. Уже совсем стемнело, когда появился граф. Он выглядел усталым, и Касси снова почувствовала себя виноватой, зная, что рана, должно быть, его беспокоит.

— Прости, сага, за то, что оставил тебя в наш первый вечер. — Он уселся за маленький столик и налил себе вина. — Ты хорошо провела время?

— Я познакомилась с Марко, вашим старшим садовником. Похоже, он не из тех, кто много говорит.

Граф усмехнулся, но Касси увидела, каких усилий ему это стоило.

— Вам нельзя заниматься делами, пока вы не поправитесь, — резко заметила она, и граф насмешливо сверкнул глазами:

— Завтра я последую твоему совету, дорогая. Господи, я, кажется, мог бы проспать целые сутки!

У Касси тоже слипались глаза, но, не желая в этом признаться, она извинилась и поспешно направилась к гардеробной переодеться на ночь.

— Не забывай правил, дорогая, — окликнул ее граф. Касси прикусила губу и постаралась пробыть в гардеробной как можно дольше, чтобы он успел за это время заснуть. Когда она, неслышно ступая, вернулась в спальню, горела лишь единственная свеча в серебряном подсвечнике. Касси подобралась к кровати, кутаясь в халат, надетый поверх сорочки. Граф лежал, закрыв глаза, укрывшись до пояса одеялом.

— Не вынуждай меня самому раздевать тебя, Кассандра, — неожиданно заговорил он, и Касси подпрыгнула от неожиданности, едва не уронив свечу на пол.

— Вы просто животное, — пробормотала она, неохотно выскальзывая из халата.

— Сорочку тоже.

Касси уставилась на него и заметила, что граф пристально рассматривает ее сквозь полуопущенные ресницы.

— Но мне холодно.

— Иди сюда, и я тебя согрею.

— Предпочитаю окоченеть, — отрезала девушка и задула свечу, погрузив комнату во мрак, а сама рывком развязала ленты сорочки. Тонкий батист сполз на пол.

Граф насмешливо вздохнул, когда она юркнула под одеяло, и отодвинулась как можно дальше от него.

— Надеюсь, завтра ты позволишь мне снова поцеловать соблазнительную родинку на твоем левом бедре. Спокойной ночи, дорогая, и доброго сна. Если замерзнешь ночью, знай — я всегда рядом.

Касси поспешно сдвинула ноги, словно пытаясь скрыть крохотное темное пятнышко, и свернулась клубочком, спиной к Энтони. Теплее не становилось, и девушка чуть слышно проклинала мирно спящего графа, дрожа от холода.

Часы внизу пробили один раз, когда Касси, так и не успевшая согреться, погрузилась в легкую, тревожную дремоту.

Глава 13

Граф потянулся, осторожно повел плечом, поморщился и, тихо выругавшись, вложил левую руку в перевязь.

— Пройдет не меньше недели, милорд, прежде чем силы восстановятся.

— Не стоит непрерывно твердить об одном и том же, Скарджилл, — проворчал Энтони, но, к его недовольству, лакей только ухмыльнулся и стал невозмутимо складывать сброшенный хозяином халат.

— Можно узнать причину такого веселья? — процедил граф, садясь в ожидании, пока Скарджилл натянет ему сапоги. Его раздражала не столько боль, сколько полная беспомощность. Чертовски неприятно от кого-то зависеть. Особенно графа злило то, что Скарджиллу пришлось помогать ему мыться. При этом камердинер хлопотал, словно наседка над цыпленком, непрерывно напоминая графу, чтобы тот не намочил бинты, и обращаясь с хозяином, как с напроказившим школяром.

— Разумеется, милорд, — отозвался наконец лакей, успевший надеть сверкающий черный сапог. — Я просто подумал, что если бы в вас стрелял мужчина, вы бы вышибли ему мозги. Господи, чего только мы не прощаем женщинам!

Граф мрачно свел черные брови. Перед глазами снова всплыло напряженное побелевшее лицо Кассандры, потрясенной содеянным.

вернуться

13

Из незамужней девушки в госпожу графиню (ит.).

36
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru