Пользовательский поиск

Книга Объятия дьявола. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

Граф стал осторожно наносить мазь. Выпрямившись, он раздел Касси, укрыл до пояса одеялом и уселся рядом на стул. Прошло несколько долгих минут, прежде чем он понял, что не может оторвать глаз от пленницы. Ее красота была неотразимой, несравненной, но сила характера притягивала его куда больше. И теперь он упивался сознанием того, что именно ему выпало счастье обладать ею. Нет, он не любил бы Касси меньше, если бы она накинулась на него или залилась слезами, пытаясь уберечься от наказания.

"Возможно, — с сожалением подумал Энтони, — знай Касси, что я еще больше захочу ее именно за эту несгибаемую честность и суровую справедливость, вела бы себя по-другому”. Но она ничего не узнает, и он, во всяком случае, пока не собирается ей объяснять. Да, он причинил этой девушке немало боли…

Энтони решительно стиснул зубы. Когда-нибудь, лежа в его объятиях, утомленная страстными ласками, Касси улыбнется ему, и в глазах у нее засияет только любовь. Черт побери, так должно быть и так будет!

Касси пошевелилась и прежде чем сообразила, где она и что с ней, глухо застонала. Открыв глаза, она увидела графа.

— Какой сегодня день? — прошептала девушка и заметила, как он сжался.

— Ты спала не больше часа.

— Как странно, — промямлила Касси и попыталась приподняться на локтях, но, сообразив, что совершенно обнажена, снова уткнулась лицом в подушку. — Испанский фрегат не появлялся?

— Нет.

— У меня останутся шрамы на спине? Граф улыбнулся столь запоздалому проявлению тщеславия.

— Нет. Немного будет саднить, вот и все.

— Вы никому не скажете, милорд?

— Не волнуйся, — сухо произнес он. Говоря по правде, команда, наверное, подняла бы мятеж, узнав, что он наделал!

Энтони неожиданно вздрогнул при виде одинокой слезы, катившейся у нее по щеке.

— Кассандра, — неуверенно начал он. Но девушка нетерпеливо смахнула прозрачную каплю.

— Простите, — выдавила она. — Это все из-за опия. Ничего не могу с собой поделать. Лучше бы вам уйти.

— Нет.

Глаза графа яростно полыхнули, и девушка невольно съежилась.

— Не сердитесь. Извините, что опозорила вас. Энтони шумно отодвинул стул и встал, поняв, что ей, должно быть, больно, но гордость мешает признаться.

— Лежи спокойно! Дело вовсе не в том, опозорила ты меня или нет! Не шевелись, я сейчас дам тебе еще опия.

Энтони трясущимися руками налил еще несколько капель в большой бокал с вином. Пожалуй, это гораздо больше, чем ей необходимо, но ему нужно как-то заглушить собственные угрызения совести и боль Касси. Он поднес бокал к ее губам:

— Выпей.

По подбородку девушки полилась струйка вина, и он вытер ее. Касси действительно находилась под влиянием наркотика. Энтони понял это, когда она неуклюже перевернулась на бок, не обращая внимания на обнажившуюся грудь. Веки, казалось, отяжелели, щеки раскраснелись.

— Ужасно неудобно лежать на животе, — сообщила она.

— Ты совершенно права.

— Я чувствую себя как-то странно, словно покинула свое тело.., а язык не хочет ворочаться. Граф снова уселся и скрестил руки на груди.

— Ты пьяна, Кассандра, — спокойно объяснил он.

— А знаете, такое со мной впервые, — размышляла она вслух, пытаясь удержать взгляд на его лице, и задумчиво добавила:

— И никто меня в жизни пальцем не тронул.

— Я не хотел наказывать тебя, просто ты не оставила мне выбора.

— Верно, — протянула девушка. — Вы поступили справедливо.

И, вздохнув, прошептала так неразборчиво, что граф едва расслышал:

— Но вы сделали со мной и другое.., вынудили испытать те ощущения, которых я вовсе не хотела. В этом случае выбор был, только вы не пожелали его заметить.

И прежде чем граф успел собраться с мыслями, Касси объявила:

— Похоже, ваш опий подействовал. Мне уже не больно.

— Я рад, — тихо отозвался граф.

Касси закрыла глаза и поудобнее улеглась на подушке. Энтони наклонился и пригладил ее растрепанные волосы. Дыхание девушки снова стало ровным. Она заснула.

Граф поднялся и, укрыв ее получше, снова устроился в кресле.

Глава 11

Дверь каюты широко распахнулась, и Касси поспешно отпрянула, прижимая к груди атласную сорочку. Граф, как всегда спокойный и уверенный, ступил через порог, и каюта сразу показалась маленькой и тесной.

— Могли бы по крайней мере постучать, — набросилась она на него.

— Е una belissima giornata, cara.

— Мне все равно, какая нынче погода, милорд! Вы не имеете права врываться без предупреждения!

Но Энтони, не обращая внимания на крики, пристально всмотрелся в Касси. Лицо разгневанное, но не похоже, что ей больно.., просто, как всегда, неловко из-за его неожиданного появления.

Он улыбнулся, довольный ее язвительными выпадами. Последние полтора дня она была слишком сдержанной, правда, вино с опием немного затуманило ее рассудок и сделало более уживчивой.

— Кажется, — весело заметил он, закрыв за собой дверь, — твой прежний нрав ничуть не пострадал. Я пришел помочь тебе одеться. Мы в Гибралтарском проливе, и, к счастью, подул западный ветер — весьма необычное летом явление.

Касси мгновенно забыла обиды и то обстоятельство, что на ней лишь нижние юбки, а грудь обнажена.

— Геркулесовы столпы, — выдохнула она, взволнованно сверкая глазами.

— Вижу, ты хорошо усвоила уроки истории. Какими обширными знаниями ты обладаешь, Кассандра, подумать только!

— У меня достаточно знаний, чтобы понять: вы, милорд, — надменный, наглый осел! Ну а теперь, если вы прекратите нести вздор и удалитесь, я оденусь.

— Как твоя спина?

Его неожиданный вопрос застал ее врасплох. Хотя Касси почти не чувствовала боли, она все же собиралась поискать другую сорочку, — кружева этой будут раздражать поджившие рубцы. Девушка гордо вздернула подбородок, недовольная столь непривычным проявлением сострадания.

— Благодарю вас, милорд, я здорова. Граф, нахмурившись, оглядел атласную сорочку, которую девушка прижимала к груди.

— По-моему, стоит надеть муслиновую рубашку. Он бесцеремонно порылся в комоде, перевернув все белье, пока не вытащил легкую сорочку из мягкого муслина с глубоким вырезом на спине.

— Вот то, что нужно! Хорошо, что я сообразил добавить к твоему гардеробу это скромное одеяние!

— Очевидно, вы с самого начала решили время от времени поколачивать меня.

— О нет! — весело запротестовал Энтони. — Говоря по правде, трудно придумать, что могло бы доставить мне меньше всего удовольствия! Но это вопрос власти, не так ли, Кассандра? Думаю, мы оба получили хороший урок.

— Вам никогда не покорить меня, милорд, — с убийственным спокойствием объявила она. — И глупец тот, кто верит тому вздору, который вы несете. Я приняла наказание от капитана корабля. От вас же ничего не приму по доброй воле.

— Как решительно ты подрезала мои паруса, дорогая, — невозмутимо отозвался граф. — Но прежде чем ты снова накинешься на меня, я смажу тебе спину мазью. И не стоит спорить, иначе судно пройдет через пролив, и ты не увидишь свои Геркулесовы столпы.

Девушка задумчиво прикусила губу, но, достаточно хорошо зная Энтони, поняла, что ни к чему перечить.

— Хорошо, — кивнула она, поворачиваясь к нему спиной.

Граф поднял тяжелую копну волос, все еще не расчесанных с ночи, и оглядел белую мягкую плоть, кое-где отмеченную едва заметными синяками.

— Наклонись немного и подними волосы. Он смазывал поврежденные места легкими круговыми движениями, ласкающими и нежными. Такая узенькая спина.., раздвинув пальцы, можно прикрыть обе лопатки…

— Тебе больно? — хрипло выдавил он. Касси невольно вздрогнула:

— Нет, милорд, только заканчивайте поскорее! Она безмолвно обругала себя за то, что наслаждалась его прикосновениями. Энтони опустил руки, и она с благодарным вздохом расслабилась. Он вручил ей муслиновую сорочку, и Касси не повернулась, пока не завязала ворот. Однако выражение лица у нее оставалось таким настороженным, что граф улыбнулся:

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru