Книга Объятия дьявола. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 10

Глава 10

— Шкотовый узел слишком слабо затянут, мадонна, — упрекнул ее Анджело и, опустившись на колени, несколькими ловкими движениями показал, что нужно делать. — Леди — матрос, — улыбнулся он Касси, качая головой. — В жизни не поверил бы! Но у вас все получится, мадонна, поверьте!

— Grazie [7], Анджело, — выдохнула девушка, слегка покраснев от непривычной похвалы.

Он кивнул и отвернулся, прислушиваясь к громким приказаниям синьора Доннетти. А в следующий миг Анджело, уже быстро перебирая ногами, взбирался на ванты. Касси наблюдала за его грациозными движениями. Сверху доносились крики чаек, описывавших широкие круги над судном в надежде поживиться остатками обеда. Девушка неспешно встала и отряхнула юбку — совершенно ненужный жест, поскольку палуба, как всегда, сверкала.

Милях в двадцати, на горизонте, чернели берега Испании.

— Отсюда много не увидишь. Касси повернулась к Скарджиллу. Тот, заслонившись рукой от солнца, тоже смотрел вдаль.

— Вы скоро станете черной, как мавританка, если не побережетесь.

Он снисходительно оглядел легкую россыпь веснушек у девушки на носу. Но она подняла покрытое золотистым загаром лицо к солнцу, не обращая внимания на его слова.

— Мы зайдем в порт, Скарджилл?

— Нет, мадонна, вряд ли. — И, заметив, как нахмурилась девушка, поспешно добавил:

— Вы же знаете, мадонна, Испания — враг Англии.

— У его милости нет испанского флага? — с плохо скрытым сарказмом осведомилась девушка. Скарджилл покачал головой. Она сомневалась, что граф зайдет в порт, если не запрет ее в каюте в продолжение всей стоянки. По крайней мере сейчас он разрешил ей расхаживать по судну, правда, запретив при этом носить мужские штаны.

— Не стоит искушать моих людей еще больше, чем сейчас, — заметил Энтони, улыбаясь, — иначе вид женщины в обтягивающих штанах, вне всякого сомнения, подвигнет их на мятеж.

Взглянув еще раз, как Анджело взбирается на грот-мачту, девушка завистливо вздохнула. Ветер раздул широкие юбки, и она похлопала себя по бокам, чувствуя, как с каждой минутой ухудшается настроение. Но Скарджилл, словно прочитав ее мысли, мягко сказал:

— Признаться, его милость прав, мадонна. Увидев такую изящную фигурку на снастях, матросы забудут о своих обязанностях. Ведь вы не хотите же, чтобы из-за вас с какого-то бедняги спустили шкуру? Поверьте, это будет самым легким наказанием за такой проступок.

— Осмелюсь заметить, что подобная жестокость вполне в его характере, — огрызнулась Касси, но тут же прикусила язык. За спиной раздался громовой голос графа:

— Возможно, Кассандра, но ты еще не знаешь, каким будет наказание за твое неповиновение.

— Вижу, вы привыкли подслушивать чужие разговоры, милорд, — бросила Касси, оборачиваясь.

— Не расстраивайтесь, мадонна, — вмешался Скарджилл, протягивая руку. — Его светлость — капитан и должен знать, что творится на судне.

— И каким же будет мое наказание, милорд? — холодно процедила Касси, игнорируя Скарджилла.

— А что, по-твоему, будет всего справедливее?

— Я бы сказала, ваша милость, что пыток, которые я претерпела от вас, хватит любой женщине на всю жизнь.

Граф жестом отослал Скарджилла, и лакей поспешно удалился. Энтони шагнул к Касси, но та, не подумав отступать, гордо подняла голову. Голос графа упал до ласкового шепота:

— Прости, Кассандра, что тебе пришлось провести четыре дня в целомудрии и воздержании.

— Да как вы смеете! — возмущенно произнесла она.

— Что именно смею? Напоминать, что ты женщина, а не матрос, и не можешь лазать по вантам, одетая в облегающие штаны? — Но, заметив, что яростный блеск в ее глазах не угасает, граф умиротворяюще добавил:

— Если снова разразится шторм, можешь одеться в мужской костюм.

— Как вы добры!

— Напомни мне спрятать твой столовый нож, сага, уж очень у тебя дурное настроение сегодня.

Касси отвернулась, и граф несколько мгновений стоял, наблюдая за девушкой, быстро направлявшейся к полубаку, где работали матросы.

— Сдается мне, милорд, вы не добились успехов, — озабоченно покачал головой Скарджилл.

— Прошло всего две недели, — холодно объяснил граф, переводя взгляд на далекие испанские берега. — Если я еще не отчаялся в исходе задуманного, почему это тебя так тревожит?

Ободренный прямым вопросом графа, Скарджилл пробормотал:

— У вас вошло в привычку безбожно дразнить девочку, и хотя ум мадонны куда острее, чем у многих дам, которых я знавал, ей не выстоять против вас, с вашими годами и опытом. Что-то мало вы походите на влюбленного, ваша светлость.

Граф громко рассмеялся:

— Впервые в жизни слышу такое! Атакован по всем флангам, и кем! Суровым, мрачным шотландцем! Мадонна, как вы упорно ее называете, несмотря па нежный возраст, вполне способна скрестить со мной шпаги.., словесно, конечно. Что же до того, будто я не похож па влюбленного.., вряд ли кто-нибудь из вас вправе судить об этом. Ну а теперь, когда мы закончили обсуждать мой скверный характер, поговори с Артуро. Сегодня мне необходим особый ужин, что-нибудь истинно английское, что могло бы возбудить ее угасший аппетит. Я намереваюсь устроить праздник. Можешь считать его ежемесячным.

И, вес ело ухмыляясь, он направился к штурвалу, где уже стоял синьор Доннетти. Взор его невольно устремился на Кассандру, сидевшую на палубе, скрестив ноги. Девушка скромно прикрыла юбками ноги и, раскрыв рот, слушала очередную невероятную историю, на которые был так щедр Жозеф, кругленький коротышка-корсиканец, бывший когда-то матросом на берберском пиратском судне. Да, вся его команда преклоняется перед Касси, никакого сомнения. Она леди до кончиков ногтей и, однако, не столь надменна и высокомерна, как другие, к тому же обладает редкими познаниями в морском деле. Когда стало известно, что она неплохо говорит по-итальянски, граф с сожалением отметил, что цветистые ругательства, на которые так щедры матросы, мгновенно вышли из употребления.

Энтони немного помедлил, глядя на наполненные ветром паруса и определяя скорость судна. После шторма в Ла-Манше дни стояли теплые и безоблачные. Хотя была только середина июня, Атлантический океан никогда не славился продолжительностью штиля. Если погода продержится, они достигнут берегов Генуи уже через неделю.

Кассандра встала, и ветер прижал к ногам юбки, облепив округлые бедра и стройные ноги. Хорошо, что шторм не разразился! Она без того занимает все его помыслы, где уж следить за порядком на судне!

Энтони почувствовал надсадную боль в чреслах и отвернулся. Сегодня ночью он будет обладать ею так же безоглядно, как она — им. Энтони не верил, что Касси станет сопротивляться, — ведь он пробудил в ней женщину, и вынужденное воздержание, возможно, далось ей так же тяжело, как и ему. Он подозревал, что Касси желает его, желает, несмотря на женское недомогание, но решил ни к чему ее не принуждать. Больше всего он хотел стать не только ее любовником, но и другом. Они часами находились на палубе, глядя на сверкающие созвездия, и Энтони тихо рассказывал о былых путешествиях.

— Капитан!

Граф мгновенно спрятал улыбку и обернулся к первому помощнику.

— Да, синьор Доннетти?

— На подходе к порту корабль. Вероятно, испанский.

Он вручил графу подзорную трубу.

— Испанский фрегат с двумя батарейными палубами. Держитесь по ветру, синьор Доннетти. Испанский капитан — глупец, если думает захватить нас.

— Есть, капитан. Осадка у фрегата совсем низкая, видно, тяжело нагружен и не сможет выкатить пушки.

Граф опустил подзорную трубу.

— Скомандуйте людям занять места у пушек. Если испанец попытается нас захватить, мы ответим залпом и в два счета обгоним фрегат. Наш груз слишком ценен, чтобы рисковать и затевать настоящее сражение.

Заслышав барабанную дробь, Касси испуганно встрепенулась.

— Свистать всех наверх!

— А вы, мадонна, спуститесь в капитанскую каюту, — резко бросил Жозеф и побежал к батарейной палубе.

вернуться

7

Спасибо (итал).

23
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru