Книга Новая космическая опера. Антология. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 28 (2435 н. э.)

За двенадцать лет отшельничества беженцы из системы альфы Центавра прятались от человеческого патруля лишь единожды. Потом прилетели и вновь отбыли два кзинских корабля. А однажды к Хссину неожиданно вышла небольшая флотилия — путешественники, вероятно, и не подозревали, что идет война, которую выиграют сверхсветовые технологии, — и угодила в лапы патруля ОНКФ. Как позже выяснилось, всех до последнего кзинов в этой флотилии перебили.

Три месяца ушло на заключительные тесты отреставрированной «Акулы». Наставник не подозревал, что война давно окончена.

Глава 28

(2435 н. э.)

Когда они вышли из четвертого гиперпрыжка, солнце В'ккая сияло ярче остальных звезд, всего в двух световых днях пути. До Хссина отсюда пятнадцать световых лет, но отшельники осилили это расстояние за сорок четыре дня. Настоящее волшебство! Отныне Патриархат никогда не будет прежним! Они достигли могучего В'ккая!

Требовалось время поразмыслить. Пятьдесят восемь лет назад, проталкиваясь сквозь шумные базарные ряды знаменитой системы, великий Чуут-Риит впервые уловил запах человека, и с тех пор все его помыслы были направлены только на одно: Межзвездную Славу Империи. В тот же самый год на заброшенной пограничной базе возле Р'хшссиры великолепная Хамарр дала жизнь последнему котенку в помете, такому маленькому, что его назвали Коротышкой-Сыном Чиир-Нига. Все, как один, считали, что малыш не выживет. Все, кроме его бесстрашной матери.

Девятнадцать лет ушло на путешествие Чуут-Риита от границ В'ккая до бесплодного Хссина. Коротышка-Сын Чиир-Нига одолел бы это расстояние в обратном направлении за пятьдесят восемь лет. Однако он уложился в сорок четыре дня.

Неплохо срезал путь!

Но какая судьба постигла Героев домов Риит и Ниг? Чуут-Риит убит. Его котята убиты. Свита вырезана.

Убит Чиир-Ниг, который предпочел остаться на Хссине и растить сыновей. Братья теперь не более чем обугленные трупы, болтающиеся вокруг человеческих планет или возле. Ка'аши. Сыновья-воители Чиир-Нига разделили судьбу Четвертой флотилии или встретили мученическую смерть у Дивной Тверди.

Лишь один остался жив. Только один. Карлик, Коротышка-Сын, Поедатель-Травы. Трус. Ничтожный Наставник-Рабов. Изгой.

Самка Нора сидела поблизости, кормила налитой молоком грудью третью пару близнецов. И, как всегда, пребывала в полном восторге от панорамы звездного пространства. Ей не нравились защитные щиты, прикрывавшие иллюминаторы во время гиперперелета, не нравилось приглушенное электрическое сияние внутри кабины. По ямочкам на щеках обожаемой подруги Наставник понял, что она рада вновь увидеть любимые ею просторы.

Мех Норы слабо пах человеческой мочой: мальчику снова нужно менять пеленки. Девочка вдруг открыла глаза и срыгнула. После вновь сосредоточилась на соске. Она вырастет в настоящую красавицу. И станет великолепным экземпляром для дальнейшего разведения, если только Наставник сумеет ограничить ее вербальные возможности пятью сотнями слов.

Пушистая, грациозная кзинррет полагала, что была с Мягким-Желтым слишком терпеливой, а всякому терпению приходит конец! Экс-лейтенант Аргаментайн непременно хотела, чтобы ей вернули огромную комнату. Со всеми украшениями, мехами и детскими кроватками. Где, скажите, другие ее близнецы? Невыносимо глядеть на них, замороженных в капсулах! Они даже не шевелятся!

Плохой Мягкий-Желтый! Слишком долго он держит их всех на этом дурацком корабле! Бедный Длиннолап, милый Длиннолап, ему даже не вытянуть конечности — так здесь тесно! Снова она видит звезды, это замечательно… Но старый хитрый Мягкий-Желтый уже и прежде ее обманывал! Так что звезды снаружи еще не значат, что они наконец дома.

— Мы дома? — спросила Нора на элементарном Наречии Самок. Английский язык она забыла начисто.

Целый день кзин сканировал космическое пространство на предмет гравитационных пульсов кораблей приматов, беспокоился, что В'ккай постигла та же судьба, что и Хссин. Впрочем, планеты слишком разные. Поэтому его выбор остановился именно на мире жрецов, создателей деревянных головоломок. Да ОНКФ может окружить плотной цепью планеты Патриархата Может осаждать целые системы. Захватить все торговые артерии. Но осада — это еще не завоевание. И у В'ккая ресурсов имелось в избытке, чтобы выдерживать осаду на протяжении многих поколений!

Сенсоры фиксировали лишь деятельность кзинов.

При сближении с системой Наставник использовал тот же осторожный маневр, что и Нора в свое время, когда «Акула» подлетала к альфе Центавра. Он узнал об этом плане, когда исследовал мозг самки.

Снова прыжок, на один день ближе. Длиннолап провел тщательную получасовую настройку ради пятнадцати минут в гиперпространстве.

В'ккай! Наставник уже грезил картинами собственного поместья. Каменные стены дворца. Огромный загон для джотоков позади, гораздо больше того, что был на Хссине. Несколько славных бунгало для рабов-приматов. И общий вольер. Люди ведь социальные животные.

И разумеется, особняк для гарема: настоящее чудо из резного красного песчаника, высокие, широкие стальные пролеты, чтобы свет лился беспрепятственно. Истинный в'ккайский стиль, прохладные внутренние коридоры, запутанные лабиринты для игр в прятки. Аромат меха кзинррет… Наставник уже чуял его. С роскошным гаремом он будет вхож в элитные круги кзинского общества. Двери деревянных резных особняков всегда распахнуты для столь важного гостя. Гобелены, трофеи, подарки, фамильные драгоценности… И любимые дочери в качестве особого подношения.

По-прежнему ничего, кроме электромагнитного гула процветающей цивилизации и следов гравитационных поляризаторов на торговых трассах.

Еще прыжок. И вот они вплотную приблизились к военному посту.

Наставник передал опознавательный код, который так давно использовался мирами Патриархата, что до сих пор состоял из двадцати пяти базовых цифр: его изобрели еще древние джотоки, когда повелевали кзинами-легионерами. Код давно уже стал неким рудиментом, доставлявшим массу неудобств. Однако менять стандартные нормы в условиях субсветовой Империи не представлялось возможным.

Мартышки не так уж и отличались от кзинов. Правда, Наставник никак не мог привыкнуть к тому, что все навигационные приборы на «Акуле» соотнесены с периодами в двадцать четыре и шестьдесят единиц, а базовый математический набор насчитывает только десять цифр. Вряд ли на В'ккае пользуются таким. Наверное, эту странную систему исчислений люди унаследовали от предков-шимпанзе.

По понятным причинам Наставник не ожидал скорого ответа. Но до ближайшей военной базы — одиннадцать световых минут, более чем достаточно, чтобы успеть совершить «прыжок-а-разговоры-потом». Так что Мягкий-Желтый готов подождать и двадцать две минуты.

Наконец пошел ответный сигнал:

— Говорит Кппукисс-Страж. Опознавательный код несовместим с типом судна Вы продуцируете нейтринный профиль кораблей-призраков ОНКФ. В настоящий момент вы незаконно, повторяю, незаконно вторгаетесь на территорию защитного периметра, обусловленного мирным договором Макдональда-Ршши две тысячи четыреста тридцать третьего года от Казни Клыкастого Отца, Примата-Сына и Незримого Деда.

Пусть и не озвученная, но угроза ощущалась: внутри упомянутого периметра в действительности не существовало никакого перемирия. Разумеется. Великолепно. Это означало, что «Акула» вышла в район, который контролировали кзины.

Настало время для нового имени. Мягкому-Желтому больше не придется сообщать свои прежние прозвища, и никто не сможет их даже игнорировать, чтобы унизить его. Самореклама Патриархату незнакома. Кзин, у которого положение что расшатанный клык, никогда до нее недодумается, чтобы этот клык укрепить. Другое дело, если этот клык преодолел световой барьер!

— Лорд Грраф-Ниг приветствует Кппукисса-Стража. Грраф-Ниг на связи.

Имя увековечивало память учителя Гррафа-Хромфи (из большой любви) и отца Чиир-Нига (вопреки всему). До конца своих дней Наставник будет считать делом чести распространять мудрость Хромфи. И, кроме того, он намеревался стать таким блистательным Нигом, словно весь его род, особенно отец, сошел с небес.

95
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru