Книга Новая космическая опера. Антология. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 24 (2420 н. э.)

Длиннолап колебался. Остальные джотоки тут же сникли, устрашившись.

— Не сейчас. Сначала очистить корабль. Кровь! Вмятины! Жуть! Хаос!

Большая «рука» угрюмо добавила:

— Он не должен узнать. Пятнистая вздрогнула:

— Ярость, если рассказать…

— Соври кзину — и попадешь на пыточный стол, — понимающе кивнула Нора.

— Бунта не было! — категорично заявил Длиннолап. — Все как было.

Джотоки отлично разбирались в штурманском деле. К началу мятежа поляризатор «Самки» работал на холостом ходу, разогнавшись до четверти световой. И торможение в планы бунтовщиков не входило. Они лишь задали новый курс. Глубоко в космос.

Избавиться от трупов кзинов было поручено специальной группе. Тела были сброшены в поле поляризатора.

Энергия двигателя жестоко расщепила их и тут же привела частицы в равновесие. Другие команды чистили, отскребали и чинили. Длиннолап убил всех, кто не участвовал в мятеже, мясо оставил на хранение для Мягкого-Желтого.

Впервые за тысячу лет древние покорители варварского рода Героев вновь командовали собственным кораблем.

Глава 24

(2420 н. э.)

Гибернация притупляет мысли, гасит ярость. Но после пробуждения память нисколько не страдает. Поэтому Мягкий-Желтый совершенно растерялся, когда, очнувшись, не обнаружил себя сцепившимся с Гррафом-Хромфи. Похоже, вместо бесславной гибели его ожидала иная участь: стать хозяином опустевшего, неуклюжего самоходного дока, бороздящего глубины кзинского космоса. Как минимум у него должны быть штурман и команда.

Сначала Наставник-Рабов решил, что Хромфи, под воздействием неожиданного всплеска гормонов, изменил точку зрения и позволил Мягкому-Желтому осуществить задуманное. Единственно возможный логический вывод. На борту царил безукоризненный порядок. И «Акула» до сих пор лежала в ангаре — первое, что Наставник проверил.

Но командор, который и ухода за мехом джотоку не доверит, не мог оставить на пятилапых рабов управление целым кораблем! Что-то случилось. Однако на догадки времени не было. Командование судном было для Наставника в новинку; возникло множество неотложных дел, требующих внимания. И все же он стал подмечать мелочи.

Протоколы приказов исчезли. Электронный корабельный журнал подозрительно чист. Командный передатчик разбит. Когда джотокам был отдан приказ взять управление кораблем на себя? Он даже информации об итогах битвы раздобыть не мог. Последнее, что он слышал, было сущим кошмаром: частый импульс приближающихся сверхсветовых звездолетов ОНКФ, Хромфи рычит во всю глотку о мифологических одноглазых монстрах, мастерах гипноза, о том, что человеческие агрессоры прихватили с собой и циклопа, а Пятая флотилия отправляется на подмогу кзинским защитникам системы альфы Центавра, на верную смерть.

Теперь же об этом никто и слова не обронил. От кзинов не осталось даже запаха. Ни намека на высшее руководство. Полный разрыв с реальностью.

У всей этой пасторальной тишины — ни шума битвы, ни сигналов тревоги — и безмятежности должен быть хозяин. Но его джотоки, управлявшие доком в нарушение всех норм Адмиралтейства и субординации, были бесконечно напуганы. Вот что было самым подозрительным.

Рабы Наставника лгать бы не стали. Если бы Хромфи оказался в безвыходном положении и отдал приказ вести «Самку» к столичной планете, джотоки бы так и сказали, и были бы крайне горды доверием командора. Но те только суетливо бегали вокруг, стремясь угодить и изобретая приказы, которые потом выполняли со всем рвением… И помалкивали.

Наверное, боялись, что их покладистый Мягкий-Желтый перебьет всех до единого. В каждом из пяти сердец джотока живет неуемный страх перед Клыкастым Богом. Но допрашивать рабов Наставник бы не решился. Разумеется, вранья бы он не потерпел, но порой правды лучше не знать. Он никогда, никогда бы не стал допрашивать Длиннолапа, Шутника и Ползуна о Водящем-За-Нос. Эта тема навсегда останется под запретом.

Убийство из бесконечной преданности.

Помнится, еще Смотритель-Джотоков, перебрав контрабандной крови стондата, несвязно бубнил о преданности джотоков так, словно это был великий грех. Истории об их коварстве были правдивы на все сто, но Наставник предпочитал списывать подобные проявления агрессии на счет неумелого воспитания рабов. Неужели мотив был иным? И кровожадная горячка — это то, чем чревата прочная «фиксация»?

Наставник исследовал все уголки корабля на предмет улик и не нашел ничего, что свидетельствовало бы о массовом избиении кзинов. Нет, нет. Подозревать глупо! Его джотоки послушны. Лучше не найти. Может, они способны на убийство из благих намерений… Но только не мятеж. Система обучения проверена многими поколениями. Она не включает развития навыков военной стратегии. Наоборот. От этой выдающейся в прошлом способности пятилапых при выведении современных линий породы старательно избавлялись.

Однако Наставник заметил еще кое-что. Рабы настойчиво держали его подальше от лейтенанта Аргаментайн, с излишним рвением поддерживая в отсеке с клетками феноменальный порядок. Кзин даже замурлыкал от осенившей его догадки. Вся эта завеса тайны после его пробуждения заставила совсем позабыть о Норе. И никто о ней даже не напомнил…

Да. Джотоков он жалел. Но без колебаний решится на допрос мартышки. Должно быть, она совсем поправилась.

Размышляя об этом, он проверял курс «Самки» к тусклому, далекому Р'хшссире, сидя в командном кресле на мостике. Навигация не его специальность, но ведь Наставник полжизни провел в космическом пространстве, покоренный величием небесной сферы. Он получил кое-какие знания о более чем тысяче звезд, навсегда завладевших его сердцем. Проложить курс — не проблема. Главное — избегать изменчивых скоплений массы, что есть и искусство, и гордость, и ночной кошмар любого штурмана. И в этом Наставник преуспел.

Нора Аргаментайн была не в духе, когда он пришел к ее клетке. Джотоки превысили полномочия и собрали четыре пустые клетки в одну общую для самки и детенышей, но Мягкий-Желтый только признал, что подобное решение оказалось оптимальным. Дети зарыдали, едва увидев его.

— Тихо, рабы! — рявкнул он, и троица умолкла.

— Похоже, твои маленькие фокусники вытащили тебя из холодильника. Взяли командование целым кораблем на себя и спасли хозяина.

— Я доверяю своим джотокам. Но Грраф-Хромфи ни за что бы не отдал док под их начало, пока на ногах хотя бы один кзин. Я хочу знать, что случилось.

— У них и спроси!

Наставник открыл клетку и заверил детенышей:

— Я только ненадолго заберу ее. Задам несколько вопросов и тут же верну.

За руку вытащил Нору и, придерживая на расстоянии, чтобы она не смогла его ударить, толчками направил к палубной станции транспортных кабин. В условиях легкой гравитации они почти парили. Лейтенант пыталась стряхнуть лапу кзина:

— Я не брыкаюсь!

Но на самом деле каждый шаг пути она вела себя с точностью до наоборот.

Пыточное кресло было слишком большим для человека. Наставник стянул конечности самки жгутами и достал инструменты. Подключил вокодер к монитору, чтобы исключить из разговора непонимание.

— Скажи мне правду, и боли не будет. — Голос его был мягким.

— Я уже была здесь, своего мучителя прибила. Ситуация начала проясняться. Сообразительность самок — неиссякаемый источник лишних неприятностей!

— Гр-р, это все?

— Должна ли я сдать твоих вероломных пятируких ловкачей?

— Они предали тебя?

— Они вкололи мне успокоительное и вернули в клетку. Они предали себя.

— Что произошло? Я не могу их допрашивать, у меня все нутро сжимается от жалости. Позор мне, ведь они мои друзья.

— Друзья?! Вместе мы за полчаса перерезали твоих соратников-крысокотов! Им определенно понравилась забава! Только одну ошибку я совершила. — Нора плюнула в кзина что есть сил. — Спасла твою шкуру!

Сам того не ожидая, Наставник вдруг низко, угрожающе зарычал. Вот он, лидер мятежа! Теперь все встало на свои места.

88
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru