Книга Новая космическая опера. Антология. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 23 (2420 н. э.)

Офицер связи хорошо знал Наставника, знал о его теплых отношениях с Гррафом и все же до последнего пытался отговорить от затеи. Наставник остался непреклонен, но когда Хромфи узнал, где он, то немедленно вызвал в командный центр:

— У меня к вам вопрос насчет военнопленной. Вы не замечали, что она ведет себя, будто загипнотизированный раб?

— Никак нет, господин! Она колотит меня со всей яростью.

Глаза Хромфи светились безумным светом.

— Этим утром вы почуяли зов долга, это священное откровение, призывающее вас подчиниться и исполнить предназначение?

— Вы о будильнике?

— О Рабовладельцах! О расе зеленых чешуйчатых монстров-циклопов!

— Господин! Я здесь, потому что сверхсветовой двигатель — это единственное, что у нас есть!

— В самом деле? И что дальше? — рявкнул Грраф. Наставник пришел в бешенство. Неужели это ископаемое не понимает?!

— Мы бросаемся в атаку без малейшей мысли в голове! Думай, прежде чем прыгать! Помните?! Мы должны доставить двигатель на центральную планету!

Командор тут же оскалился и угрожающе, знакомо пригнулся.

— Вздумал насмехаться! — пророкотал он. — Кидаешься моими собственными словами, ты, сопляк, зарезавший отца!

Забеспокоившись, обернулся Второй-Офицер: не пора ли прийти на выручку командору? Хромфи был страшен.

— Жалкий котенок, ты все пропустил мимо ушей! Да что ты знаешь о древних империях, оружии и войне?! Ничего!!!

Наставник уже пожалел о своей дерзости и принял как можно более безобидную позу:

— Я никогда не разбирался в мифологии так хорошо, как вы, великий.

— В мифологии?! — горестно воскликнул разъяренный Грраф. — Триста двадцать лет назад безмозглые мартышки нашли и пробудили одного из этих одноглазых монстров! По-твоему, это мифология?!

— Я только рад, что мой лорд интересуется полками с древними сказаниями в мюнхенской библиотеке.

«Зачем я дразню его?»

Наставника пугал ужасающий приступ гнева, который он спровоцировал. Командор был столь же зол, сколь и безрассуден.

Он наматывал круги, смертельно опасный, извергая громовые звуки:

— Они наткнулись на этот кошмар и освободили монстра из животного любопытства, но он завладел их умами, сделал все человечество послушными вассалами! Они оказались под гипнозом, но мартышки — существа взбалмошные и везучие. Заманили циклопа обратно в капсулу и включили режим стаза. И что же сделали потом? Поместили в музей. Остолопы! Назвали Морской статуей!

Хромфи резко отвернулся и плюхнулся в кресло, разразившись яростным рыком и плевками над панелью управления. Потом, успокоившись, вновь заговорил:

— Вот вы твердите об этом сверхсветовом двигателе. Откуда, по-вашему, он взялся? Вы видели технику приматов. Уничтожили тот жалкий «ковш». Оснащали поляризаторами их «горелки». Разве могут эти существа создать что-нибудь действительно грандиозное? Открыть рецепт путешествий за световым барьером? Нет. Но, исследовав артефакты на планетах собственной системы, мартышки пришли к выводу, что Рабовладельцы знают секрет сверхсветовой скорости. Это вроде головоломки В'ккая. Но на этот раз я способен уложить все части верно. Приматы вновь пробудили Морскую статую, их единственный шанс противостоять Патриархату. Древний монстр помог построить сверхсветовые звездолеты. И теперь он здесь, в Змеином Клубке. Я чую его мысли, и мои Герои чуют. Потому что этот разум поставит на колени нашу расу! Если бы вы поменьше спали, то поняли бы, о чем я!

Потрясающая способность убеждать. Способность страшная. Но не глупо ли верить в истории, рассказанные пять поколений назад представителем расы, почитающей за честь врать при любом удобном случае?! Один глаз и зеленая чешуя! Да неужели!

— Господин! Я здесь, чтобы просить позволения доставить человеческий двигатель на столичную планету.

Хромфи грузно поднялся, подошел к Наставнику вплотную. Нос его утыкался тому в лоб, да и в плечах старый кзин был гораздо шире.

— Прошение отклонено. Думаете, удастся вам куда-нибудь вообще попасть, если мы не остановим угрозу? Он одной лишь мыслью сдернет вас с небосклона и бросит, хныкающего, в прах.

Страх всепоглощающ. Никогда прежде Наставник не бросал вызова. Никому. Ни отцу Чиир-Нигу, ни Водящему-За-Нос, ни Смотрителю-Джотоков, ни другу Ссис-Капитану. Всюду он демонстрировал покладистый, мягкий нрав. Исполнял любые приказы Хромфи и офицеров рангом выше. И сейчас был склонен именно лестью заставить командора дать добро.

— Господин! В своей безграничной мудрости вы призывали думать, прежде чем прыгать…

Грраф ударил когтями в грудь нахального кзина, пропоров до мяса камзол:

— Думаешь, позволю тебе смыться, когда остальные отправляются на верную смерть, Пожиратель-Травы?! Только Герои, готовые сложить головы в сече, имеют право браться за подобные миссии! — Командор сделал знак двоим охранникам. — Не могу прикончить этого труса. Доставьте его назад на «Самку» и закройте в гибернаторе. Он погибнет с остальными. Но если мы выживем… Тогда я с ним сам разберусь.

Лорд-командор обнаружил, что запах презренного страха, разлитый на мостике, невероятно стоек.

Глава 23

(2420 н. э.)

Длиннолапа чуть не разорвал на части спор между «руками». Корабль больше не был надежным пристанищем. Мягкий-Желтый в опасности. Мягкий-Желтый в гибернации. Кзинские воины думают, когда лучше перерезать горло презренному трусу. Они запихнули Наставника в капсулу гибернатора очень грубо. После битвы они разбудят его и выпотрошат. Шутник слышал сам, пока менял накладки гравитационных проходов. Горе переполняло Длиннолапа до самых кончиков пальцев. Больше никаких игр в карты. Никакого ухода за великолепной желтой шерстью…

Необъяснимое чувство заброшенности.

Непосредственно на Мягком-Желтом было «зафиксировано» сознание четырнадцати джотоков. В отсеке рабов эти четырнадцать всегда держались особняком, избегали общения даже с джотоками, привязанными к другим кзинам. Образовав кружок из переплетенных рук, они переговаривались и оплакивали хозяина, передавали идеи из одного мозга в другой. Они должны спасти Мягкого-Желтого. Но эта мысль только порождала волну тревоги и боли, ведь они не могли ему помочь. Потерянные и раздавленные горем, они быстро покончили с работой и уединились в углу отсека, чтобы предаться отчаянию.

Длиннолап помнил, что биологические часы сейчас велят зверям-приматам ложиться спать, и, пока он обходил клетки, ему вспомнились другие тревожные времена, в другом мире. Тогда все было проще. Тогда жизни Мягкого-Желтого угрожал лишь один кзин, а не битком набитый кзинами корабль. Чудесные небеса родины Длиннолапа, свет ламп… Деревья, болота, пещеры, заботливо опекавшие растущего детеныша, будто живые и способные прийти на помощь, когда ему потребовалось воспользоваться преимуществом узкой расщелины между холмистыми насыпями… Сама земля помогла Длиннолапу убить того опасного кзина.

Теперь вокруг только холодные коридоры корабля, трубопроводы, змеящиеся линии электроснабжения, мостки и грозная охрана. Та история с убийством Героя ради спасения жизни хозяина стала самым жутким кошмаром в жизни Длиннолапа. Избавиться от всей команды крейсера… Да это же немыслимо. От страха «руки» готовы были бежать кто куда.

Тем не менее именно подобный план занимал все мысли верного джотока.

Лейтенант Аргаментайн с огорчением поняла, что «спокойным временам» пришел конец. Тот эксцентричный кзин, Мягкий-Желтый, как его звали пятирукие создания, всюду сновавшие за ним по пятам, куда-то исчез, и его заменил другой, темно-рыжий, неразговорчивый и гораздо более массивный. Похоже, он только и знал, что вести допросы. Он грубо вытаскивал Нору из клетки, правда никогда не причиняя ей боли. В передвижной кабине они добирались до тесной камеры пыток. Там кзин допрашивал ее. А потом возвращал в клетку и не вспоминал о ней до следующего допроса.

Пока Нора росла, ей приходилось общаться с тяжелыми людьми, включая отца, так что она в совершенстве владела искусством находить подход к особо нелюдимым, но этот кзин оказался крепким орешком. Инопланетянин был инопланетным до мозга костей. Ненавидел болтовню, даже легкие беседы ни о чем его раздражали. Состояние здоровья животных в клетках его не волновало, к нуждам детей он оставался глух. Его интересовали только ответы и приводили в ярость ответы уклончивые.

85
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru