Книга Новая космическая опера. Антология. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 22 (2420 н. э.)

Не было уверенности, что медробот спасет ее. Наставник клыками сорвал остатки зеленой униформы. Разрезал, а потом, как кожуру, стащил герметичный костюм. Кусочки поврежденной, обгорелой плоти сошли следом. Запинка на предмете туалета, прикрывающем молочные железы. Пришлось повозиться, проявляя чудеса изобретательности, чтобы расстегнуть застежки. Тщетно. Обозлившись, Наставник просто сорвал его. С остальным проблем не возникло.

Очнувшись от мрачного забытья, лейтенант Аргаментайн страшно обрадовалась тому, что хотя бы понимает, где находится: в капсуле медробота. Она ощущала вокруг студенистую массу, и если двинуться чуть вправо, натыкаешься на иглы. Но где же находится сам медробот?

В памяти всплывали разрозненные, смутные картины. Пробиваясь сквозь пелену беспамятства, Нора увидела кукурузные початки, запекавшиеся на костре прямо в листьях. Непорядок. Слишком далеко в прошлом. Едва сводящий концы с концами человек в красной рубахе продает коровий навоз. Черт побери! А что вчера-то было?! Что происходит?!

Новое усилие вспомнить, ухватиться за ниточку событий… Но нет. Забыла. Генерал Фрай! Вспышка! Вот он ключ! Торжество внезапного осознания. И вновь все кануло в темноту. Единственное, что она смогла припомнить о генерале Фрае, — это как парочку застукал в одном гамаке полковник, а потом, потешаясь, крутил и крутил их в плетеной ловушке.

Да нет же! Вот оно! Нора даже всхлипнула от облегчения. Она в госпитале на Гибралтаре, а «Акула» потерпела неудачу на пути к альфе Центавра. И снова ее затянул в свои объятия вязкий бред. Она отчаянно пыталась объяснить младшей сестренке, что с нею все хорошо, а когда вновь очнулась, разговорилась с Фраем. Впрочем, Нора не была уверена, что этот разговор не игра воображения. Все убеждала его отпустить ее драться с кзинами…

Наконец бред оставил ее. Медробот выглядел более реальным. Она чувствовала, что идет на поправку. Спала крепко. Понимала, что жизнь уже в безопасности. Скоро камеру откроют и поговорят с ней. Генерал Фрай ее любит, и, конечно, она увидит его первым, увидит нежный взгляд обычно суровых глаз. А может, нет. Может, капсулу откроет медсестра

Она ошиблась. Это был кзин. Смотрел на нее, огромный, волосатый, с клыками, как у волка из «Красной Шапочки». Первый кзин в ее жизни. Она все еще ничего не помнила.

— Sprechen Sie Deutsch? — заговорил крысокот. — Ich spreche niht sehr gut.[23]

А что, кзины оккупировали Германию? Неужели едва «Акула» отбыла, началось Пятое Вторжение? Нора была уверена, что находится дома, в Солнечной системе.

Желто-рыжий монстр принялся щелкать портативным переводчиком, произносившим одну и ту же фразу на различных человеческих языках. Наконец выбрал нужный:

— На каком языке вы говорите?

— На английском.

— Мой английский тоже неважный, — прошипел, плюясь, кзин. — Может, машина помочь. Я учу английский. Вы учить?

— Томас Алва Эдисон! — воскликнула Нора в совершенном изумлении.

— Мозговая травма, — прорычал великан. — Я благопристойный и опытный ветеринар. Опыт с мозгами самок. — Его уши горделиво топорщились. — Много экспериментов. Лечить всех животных.

Он поднял спинку капсулы, чтобы Нора оказалась в сидячем положении, и протянул ей креманку и ложку. Лейтенант вдруг поняла, что страшно проголодалась. Кзин продолжал бессмысленную болтовню:

— Прошу, будь благопристойным рабом и чисти клетку. Нора зачерпнула полную ложку лакомства и отправила в рот.

То было ванильное мороженое с кусочками рыбы.

Глава 22

(2420 н. э.)

Пока лейтенант восстанавливала силы в медроботе, Хрит-Старший-Офицер вел док «Гнездящаяся самка косоклыка» за останками загадочного корабля-разведчика. Максимальное ускорение свободного падения дока составляло десять g, поэтому времени, чтобы прибыть на место, у него ушло гораздо больше, чем у боевой тройки. После того как корпус «Акулы» втянули в ремонтный ангар, Наставник-Рабов и его джотоки приступили к тщательному осмотру судна

Строение двигателя не поддавалось осмыслению. Но Наставник и не ожидал, что будет легко. Первой задачей был разбор рабочих узлов и выяснение возможностей. Второй — пригодность для создания аналогов и серийного производства А после, удовольствия ради, можно было бы воссоздать картину принципа действия с помощью команды физиков.

Длиннолап провел первичную оценку деталей, определенно относящихся к гравитационным вращателям. Это лишь подтвердило подозрения Наставника, что мартышки научились строить сложнейшие гравитационные поляризаторы, позволявшие путешествовать на скорости, близкой к световой, и каким-то образом избегать воздействия смертелыю опасного «голубого сияния», пагубно сказывавшегося на любых кзинских двигателях.

Тогда все и по времени сходилось. Странные импульсы были засечены сенсорами «Носа Патриарха» пять лет назад. Все походило на серию тестов нового аппарата. А после, четыре и три десятых года спустя, испытательный корабль прибыл с разведывательной миссией. Все просто. Опасения Гррафа-Хромфи о технологиях, позволяюпшх миновать барьер скорости света, так и остались опасениями.

Несведущие в науке, вроде командора «Уха Шеррека», хотя и предостерегают остальных, сами склонны делать выводы прежде, чем хорошенько все взвесят. Сплетни о древней погибшей цивилизации, исследовавшей галактику еще до рождения самых ярких звезд, стали благодатной почвой для фантазий о сверхсветовых путешествиях.

Только пусти слух, что в сорока световых годах отсюда, на одной из обгрызенных метеоритами лун возле какого-нибудь красного гиганта, сохранились артефакты загадочной расы, и толпы кзинов ломанутся в поход, потратят жизнь на бесплодные поиски химеры. Чем древнее империя, тем притягательнее легенды, что ее сопровождают. Чем дольше империя лежит в руинах, тем внушительнее высоты, которых она, должно быть, достигла. В Наречии Героев для подобных фантазий имелось одно короткое слово: густой-лес-где-листья-пахнут-мясом. Всегда находились кзинти, предпочитавшие охотиться именно в этих зарослях.

Наставник обошел клетки, накормил проголодавшихся детенышей-приматов. Экспериментальная программа была безжалостно прервана недавними событиями, но животных следует кормить, несмотря ни на что. Смертельно уставший, он поплелся в тесную каюту, отталкивая Длиннолапа, которому хотелось поиграть в карты.

Он обвалялся в тальке, чтобы избавиться от грязи и запаха. Тщательно втер пудру в мех и завершил «душ» вакуумным массажером. Какое облегчение! Подоткнул под голову жесткую подушку и растянулся на койке. Ну а теперь пощекотать нервы увлекательным виртуальным приключением, чтобы забыться! Он нацепил инфоскопы на нос, слегка сбрызнув их маслом.

Удастся ли обнаружить, что такого вычитал Грраф-Хромфи, коль поддался этим «сверхсветовым предрассудкам»? Просматриваемые командором файлы были закрыты для доступа, что только усилило зуд любопытства. Наставник отдал голосовую команду: «Быстрее света», после, подумав: «Древние империи». Заранее готовясь к тысячам тематических статей, он просто приказал занести их в список отложенных и обратился к другой области: «Боевые приключения». А для полного набора — «Привлекательные самки». Ибо за эти годы даже позабыл, как кзинррет пахнут.

Приключение, которое он выбрал, оказалось дурной поделкой под названием «Прайд Героев жестоким штормом проносится по землям за границами Патриархата». Они сражались с гигантскими червями, загнавшими их в кристаллические руины цивилизации, зародившейся во Взрыве Творения, столь древней, что она погибла задолго до образования первых галактик. Главный червь уже готовился к нападению, желая отомстить за павших собратьев, как Герои попали в кристальную комнату, где и обнаружили великолепно сохранившееся устройство для мгновенного перемещения, угрожающе засиявшее, едва его коснулась лапа кзина.

Не удержавшись, Герои поддались искушению и были транспортированы в самый центр галактики, в темный, мерзлый мир, охраняемый гигантами. Великаны берегли Вселенную от существ, один вид которых убивал любого, кто на них смотрел, — столь прекрасны они были. Миновав трупы охраны, Герои углубились в мрачный лес и у поразительного по красоте водопоя обнаружили стройных, похожих на кзинррет самок. Тут кзины бросились друг на друга, в воздух полетели клочья меха, заклацали челюсти. Выжил сильнейший. Он-то и увел доставшийся ему великолепный гарем обратно в кристаллические развалины, где жил долго и счастливо, выходя на охоту в заливные луга, окружавшие его дворец.

вернуться

23

Говорить понемецки? Я говорить не очень хорошо (нем.).

82
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru