Книга Новая космическая опера. Антология. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 19 (2414–2419 н. э.)

Глава 19

(2414–2419 н. э.)

— Что же мы медлим! — Наставник угрюмо привалился к овальному проему переборки, пытаясь совладать с гневом. В условиях слабой гравитации приходилось держаться за поручни.

Его рык прервал трескотню джотоков, и те поспешили заняться делами, чтобы порадовать хозяина. Некоторые удалились в спальные ящики и там затаились.

Наставник изнывал от желания отправиться к человеческому Солнцу с карательным рейдом. Десять лет ожидания и строительства! Наступила пора возмездия! Гормоны требовали вымещения героизма на толпах разъяренных врагов. Он старательно, послушно ждал, ждал, ждал, а лучшего применения клыкам все не находилось, кроме как грызть точильный кусок выдубленной кожи в крошечной каюте.

Он маялся. Одолело беспокойство. Кровь кипела, отчаянно требовала действий…

Однако у неумолимого, непреклонного, сохраняющего спокойствие Чуут-Риита, видимо, имелись собственные взгляды на сложившуюся ситуацию. Ожидание на самом деле не ожидание, заявлял он. Ожидание — это план. Масштабы поражения, похоже, нисколько не сказались на его способности трезво и здраво рассуждать. Да не лишится Клыкастый Бог терпения, глядя на подобное бездействие!

На одной из лекций Грраф-Хромфи сообщил, что Адмиралтейство Дивной Тверди производит переоценку ведущей стратегии. Чуут-Риит со всем цинизмом ожидал поражения Четвертой флотилии, но также рассчитывал, что нападение кзинов посеет панику среди людей и серьезно ослабит их военную мощь. Ныне Чуут-Риит требовал еще несколько лет приготовлений. Центаврианскую промышленность необходимо было вывести на уровень, когда она сможет обеспечить бесперебойное межзвездное снабжение армады. Кроме того, Верховный Командор ожидал, что за это время подрастет свежее пополнение для рядов Героев, которые отправятся в поход.

Третий Прайд продолжал разведку Солнечной системы, получая сигналы через далекие антенны Первого и Второго. Они оставались возле Нептуна, до сих пор не обнаруженные, как и четыре с небольшим года назад. Вели неусыпное дежурство, следили за Солнцем Людей — всего лишь самой яркой точкой среди россыпей звезд.

Сигналы шли с помехами; их пропускали через фильтры и анализировали специалисты разведки альфы Центавра. Размытые снимки базы ОНКФ на Гибралтаре. Нечто напоминающее флот, курсирующий в астероидном поясе. Новые точки на поверхности Меркурия. Следы поисковых спутников, сканирующих космическое пространство. Обрывки переговоров на гражданских радиоволнах, позволяющие судить о нравах человеческой цивилизации. Все более подробные карты земных городов.

Наставник обычно лишь бегло просматривал подобные снимки. Их было слишком много. Один из самых первых, грубый и единственный в своем роде, зафиксировал сборку некоего аппарата среди астероидов. Судя по масштабным меткам, он был огромен, но с массой, обратно пропорциональной величине. Большую часть конструкции составляла хрупкая магнетическая воронка: обычный человеческий «поршень-ковш». Гражданское судно. Посмотреть и забыть. Наверное, подготовка дипломатической миссии к одному из местных союзов.

Несколько месяцев спустя случилась новая вспышка беспокойства: теперь «поршень» был оснащен внушительными водородными цистернами и, собственно, взял курс на альфу Центавра! С какой, скажите, целью?! Наставник обратил внимание на переполох только потому, что Грраф-Хромфи воспользовался случаем и устроил лекцию на тему человеческих технологий. В течение следующих пяти лет он и не вспоминал об этом эпизоде. Едва покинув лекторий, тут же о нем забыл. Дел хватало: заболел джоток и сулила безнадежный проигрыш жаркая карточная схватка с Длиннолапом.

За эти пять лет новая флотилия выросла вдвое. Благодатная почва для семян раздора, охватившего вассалов Дивной Тверди. О подобных масштабах не помышлял даже Чуут-Риит, пока эти семена сеял. Вспышки боевой ярости, распри и стычки всегда там, где требуются сверхусилия, и среди рабов, и среди самих Героев. Долгий Мир требует серьезных жертв. Таков порядок. Мир невозможен без войны, ему предшествующей.

Наставник-Рабов открыл золотоносную жилу. И она приносила не деньги, а выгодные связи и расположение. Его рабы-джотоки поражали своими умениями в ремонтном мастерстве. С ними никто не мог сравниться. Так что дело оставалось за малым.

— Кр-Капитан, теперь ваш «Окорщик» в полном порядке. Но если позволите, могу предложить кое-какие модификации, которые только улучшат ходовые качества.

Освобождая от пут запуганную з'анью, которой предстояло стать их обедом, Наставник сделал паузу, давая собеседнику время поразмыслить над его предложением. Нестандартные изменения запрещались. Кр-Капитан оторвал кусок мяса под мучительный вопль животного. Если ответа не последует, Наставник больше не поднимет вопроса о внеуставных модификациях.

— Согласен на любые предложения. — Рот и клыки капитана были измазаны кровью.

— Разумеется, любое изменение обратимо.

— Отличный способ одурачить дерганых бюрократов.

— И очень эффективный, если в критических обстоятельствах нестандартные запчасти вдруг окажутся недоступны.

— Когда вы сможете приступить к работе?

Чтобы избежать хаоса в поставке снаряжения, стандартизация была проведена единожды и навсегда еще на заре Патриархата. Все улучшения, по директивным предписаниям, назначались только на центральной планете кзинов. Но в империи досветовых скоростей, диаметр которой составляет шестьдесят световых лет, новые стандарты распространяются медленно.

Поэтому все гениальные замыслы, порожденные нуждой на каком-нибудь местном поле боя, были обречены пылиться в виде пробных чертежей. Ведь сначала нововведение должно быть одобрено на столичной планете. После протестировано чиновниками, которые помышляли о себе как о главной вехе любой модернизации и гордились своим ограниченным числом. Если идея выдерживала все испытания, то ей предстоял долгий путь в десять, а то и пятнадцать поколений, прежде чем новый стандарт утверждался Верховным Адмиралтейством, и не потому, что там сплошь дряхлые тугодумы, а потому, что скорость прохождения света от звезды до звезды была слишком невелика.

Тем не менее многие рожденные в битвах идеи все еще дремали в разрозненных архивных уголках интерактивной сети справочников-накопителей. Чтобы найти их, требовались недюжинные усилия и цепкий ум для понимания, что именно требуется, и основательная инженерная подготовка — для осознания, что является возможным, а что нет. Фанатично преданные техники-джотоки также приветствовались.

«Окорщик мартышек» был штурмовиком-разведчиком с экипажем из троих кзинов. Он находился на довольно солидном расстоянии от «Уха Шеррека», на испытаниях нелегального оборудования, когда пришло срочное сообщение: «Окорщик. Окорщик. Окорщик. Запись. Запись. Запись». Кр-Капитан, сидевший у дельтаобразной консоли управления, включил записывающее устройство трансмиттера. Наставник-Рабов в это время разбирался с детектором, а Длиннолап неуклюже расположился в кресле стрелка, таращась на приборы. Он должен их чинить, а не соображать, как с ними управляться.

«Получить и выполнить. Временная задержка не допускает возможности подтверждения. Повторим сообщение. Приближается „поршень-ковш“. Перехватить и уничтожить. „Окорщик“ — единственный боевой корабль поблизости. Повторяем: перехватить и уничтожить. „Поршень“ приближается гораздо быстрее, чем предполагалось». Посыпались числа: «Цель видим на расстоянии три квадратных октала световых дней. Настоящая позиция: проходит А-звезду, возможно, миновал ее силовое поле. Столкновение со звездой А допустимо. В этом случае прекратить перехват. Примите координаты для начала операции».

Была сообщена позиция, как раз на прямой линии между человеческим Солнцем и альфой Центавра, на окружности альфы А в точке тридцать градусов к северо-востоку от базовой долготы, идущей через звезду кзинов.

Если «Окорщик» не успеет осуществить перехват за сорок семь часов, корабль людей ускользнет.

76
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru