Книга Новая космическая опера. Антология. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 18 (2410–2413 н. э.)

Слава Клыкастому Богу, что Длиннолап и Ползун давно миновали стадию, когда волнуют подобные вещи. Тем не менее пришлось пожертвовать интереснейшей карточной игрой ради подробного изучения волновавшего «четверку» вопроса. Интерактивный справочник-накопитель неожиданно оказался бесполезен. Он несколько раз просил переформулировать требование, а после выдал ответ из области азов элементарной астрофизики. А именно теорему Исчислений-Шткаа-Касательно-Ш'рол.

Шткаа был из тех деятелей просвещения, кто, ратуя за свое дело, буквально кровью мучеников записывал формулы и вычисления. Учитывая, какие выдающиеся плоды принесло его служение науке, его имя было полностью обелено. С помощью накопителя Наставник ознакомился с разнообразными граничными значениями уравнений Шткаа. Затем вызвал на экран расшифровку терминов, с которыми никогда не сталкивался: ведь единая теория поля относится к сакральной области науки со специфическим набором шипящих и рычащих, да к тому же Наречие Героев претерпело значительные изменения со времен Шткаа. В случаях, когда достойные определения отсутствовали, приходилось углубляться в другие уравнения, прежде чем становился понятным смысл умозаключений математика. А тремя днями позже…

В целом, теорема Шткаа звучала довольно просто. «Вселенная не способна свернуться дальше нижнего информационного уровня». Но ведь нижний информационный уровень призывал учитывать «принцип неопределенности» величины температуры, при которой «все частицы сворачивающейся Вселенной имеют равные возможности находиться где угодно в виде раскаленного болида». Ох, даже шерсть на загривке дыбом от напряжения! Ну хорошо, принцип учтем. Тогда… Частицы способны миновать минимальный радиус.

Умно!

Наставник-Рабов старательно и со всей ответственностью проинформировал об этом четырех «сыновей». Он привел уравнения единой теории поля, избегая любопытных подробностей. Удовлетворенно прянул ушами, ведь «принцип неопределенности» автоматически сводил на нет любые сомнения!

Если вам известна скорость частицы, то вы не сможете определить ее местоположение. До сих пор ли она приближается к центральной точке или миновала пограничный рубеж? Вычислив ее позицию, вы тут же теряете возможность определить скорость. Устремлена наружу или внутрь? Таким образом, информация о том, расширяется или сжимается Вселенная, незамедлительно оказывается в области непостижимого.

Дело сделано! Вот вам минимальный радиус Вселенной. Спасибо Исчислениям-Шткаа-Касательно-Ш'рол. Но «четверке» о теореме — ни слова.

Если на тебя устремлены сразу три глаза джотока — о, ты преуспел в умении завладевать его вниманием. Но если смотрят все пять глаз — ты просто гений. Большерот, полный восхищения, тут же сбегал за чашей с граши-землеройками, а другие джотоки принялись благоговейно расчесывать мех Наставника. Отчего котята кзинов не способны на такие проявления чувств?

Только сейчас он начал осознавать, насколько преуспел в воспитании рабов. Едва джоток обзаводится разумом, он готов привязаться к любому, кто сообщает ему элементарные вербальные коды. Наставник наблюдал однажды, как ювенил переходной стадии пытался быть сыном говорящему компьютеру. Этот момент перехода-привыкания был самым ответственным и критическим. Но не решающим. Джоток, как любое живое существо, страстно нуждался в родителе. И вам следовало быть им, если вы задались целью вырастить верного, адекватного раба.

С пониманием пришло странное, незнакомое до сей поры смущение. Наставник не мог быть настоящим отцом джотокам, потому что был не в состоянии обучить их навыкам боя. Они ведь травоядные, не Герои. Воистину лишь трус может стать отцом для тех, кто никогда не научится драться.

Помнил ли Наставник об убийстве Водящего-За-Нос? Вероятно. Но только как о необъяснимом отклонении.

В целом, ему нравилось его занятие, отчасти потому, что держало подальше от драк. Он научился искусно лавировать, избегая дуэлей. Предпочитал быть исполнительным: старым воинам подобострастие нравилось — есть кому поручать задания, — но юные Герои воспринимали равнодушного к боевым потехам соратника как потенциальную жертву.

У того, кому не нужны неприятности, выход один: завоевать уважение на тренировочной арене. Грраф-Хромфи вызывал Наставника на поединок чаще остальных, что только было тому на лапу. Гордым воинам Третьего Черного Прайда, преклонявшимся перед командором, и в голову бы не пришло, что Хромфи никогда не позволит себе покалечить или унизить Наставника, что старый кзин старается выпестовать достойного учителя для собственных сыновей. Он натаскивал его как полномочного заместителя в суровом деле воспитания помета и выбраковки безнадежно слабых котят. Самому Хромфи для этого не хватало ни духу, ни времени.

Едва почуяв страх Наставника, какой-нибудь воитель был вынужден себя сдерживать, ведь у того на поясе висело ухо сына командора, да и тело сплошь покрывали ссадины и раны — последствия жарких учебных дискуссий с подопечными котятами. Шрамы, по сути, являлись орденами, которыми Наставник ужасно гордился, какую бы боль ни приходилось терпеть. Ведь они заставляли остальных держать недовольство и раздражение при себе.

Все же, несмотря на большой прогресс в развитии боевых навыков, Наставник предпочитал уединение. Многими годами позже на охоту в саваннах родной планеты кзинов он будет выходить один, без компаньонов и сопровождения.

Глава 18

(2410–2413 н. э.)

Об уединении, увы, можно забыть, едва ты становишься частью грозной военной машины, и не важно, насколько далеко тебя командировали для несения службы. Наставник мог сколько угодно прятаться за своей работой — начальство всегда находило его, поскольку он оказался незаменим. В свое время с инспекцией пожаловал и Чуут-Риит.

Черные Прайды являлись основой, костяком Пятой флотилии, поэтому Верховный Командор-Завоеватель полагал особенно важным пристально следить за развитием подразделений. Согласно кзинской поговорке, всегда «оборачивай хвост вокруг новостей». Пока офицеры его свиты с мостков осматривали трюмы-мастерские самоходного дока «Гнездящаяся самка косоклыка» и разобранный «Рык воздаяния», Чуут-Риит обернулся к Наставнику:

— Припоминаю наш разговор во время хссинской охоты.

— Я тогда был слишком молод, господин. Пустота в голове и буйство гормонов.

— Но вы блеснули талантами прекрасного стратега. У вас дар к хитроумным маневрам и продуманным атакам, — отозвался Риит учтиво. — Позвольте освежу вашу память о том, что меня столь заинтриговало. У вас, похоже, есть теория о биохимическом контроле над рабами-приматами. Кажется, вы упоминали некий барьерный механизм, отвечающий за скорость их обучения, способный блокировать эти возможности, едва рабы достигают требуемого уровня интеллекта.

— Да, господин, я раздумывал об этом, но никогда не проводил экспериментов. Ментальная физиология может выкидывать странные шутки. Потерян след — потеряна добыча. Как вывести породу на новый стандарт качества без наличия необходимых признаков у самок?

— Я дам вам новое имя, если преуспеете в данном начинании.

— Господин!

— Приматы с огромным трудом поддаются одомашниванию. Полагаю, на Земле, где популяция огромна, мы столкнемся с этой проблемой в исполинских масштабах. Охотиться на тех, кто не пригоден к рабству, не слишком эффективный способ ее решить. Дикий примат — хитроумное создание, он может притвориться смиренным слугой. И убивает, не раздумывая. Последний случай с перебитыми кзинррет и их котятами напомнил мне о вашем предположении. Если вы располагаете временем, чтобы заняться данным вопросом, я пришлю вам столько животных для экспериментов, сколько вы сочтете необходимым. Мне бы хотелось, чтобы результаты исследований нашли применение в кампании Пятой флотилии.

— Готов приступить к выполнению задания!

— У вас здесь хватит места?

— Я переставлю клетки.

— Хорошо.

В отсеке для боеприпасов, пустующем до начала военной миссии, у Наставника громоздились горы пустых клеток. Слишком маленькие по кзинским меркам, они были достаточно велики для людей, а для их детенышей и вовсе просторны. Когда прибыла первая партия приматов, он установил четкий режим. Животные получали пять восьмых воды и пищи за то, что содержали в чистоте свои клетки. Остальное — за попытки общаться и сотрудничать. Прекрасный стимул сменить настроение тем, кто хранил упрямое молчание и на контакт идти отказывался.

73
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru