Книга Новая космическая опера. Антология. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 15 (2402–2403 н. э.)

Ничего не поделать. Они разорвали одежду, а потом и тело. После трапезы остались окровавленные кости, недоеденная плоть, разбитый и вылизанный начисто череп.

На следующий день на базу кзинов явился мрачный герренманн, отчаянно пытавшийся сохранить самообладание и надлежащие рамки приличия, хотя ярость так и рвалась наружу. Йао встретил его, сперва не обратив внимания на настроение Нордбо. Заметив же, сам пришел в неистовство. Бунт? Герренманн объяснил. Гернинг — городок маленький. Если на горожан охотятся, то кто будет платить налоги?

— Я верно служу вам и исправно снабжаю базу. Но как, скажите, соберу я дань, если творится такое?!

— Я проведу расследование. — Йао включил коммуникатор. — Сержант-Архива, узнайте, кто вчера выходил на охоту.

Позже Ссис-Капитана и Наставника потребовали в кабинет Йао. Сесть он им не позволил, оставив стоять смирно. Клыки то и дело гневно обнажались.

— Вас приняли здесь как желанных гостей! — ревел он, ясно давая понять, что гости эти таковыми больше не являются. — Я позволил вам свободно передвигаться по базе. Вы привыкли к тесным казарменным застенкам, а я испытываю симпатию к тем, кто стойко исполняет свой долг, несмотря ни на что. Но у вас нет никакого права убивать моих налогоплательщиков! Как нет никакой причины. В моих лесах запрещена охота на низших животных.

Йао с презрением размахивал хвостом.

— Неужели вы решили, что лучший способ доказать свое геройство — это запороть беззащитного детеныша? Видимо, следующий шаг — грудные котята!

Он умолк и вернулся к бумагам. Провинившиеся молча ожидали приговора. Наконец Йао протянул Ссису документы:

— Вас отзывают на корабль, немедленно. Я позаботился о том, чтобы вы больше никогда не ступали на поверхность Дивной Тверди. Устроите сафари на планете людей. Слышал, там налогоплательщиков в избытке.

Для Наставника он приготовил речь еще хуже:

— Вы меня также разочаровали. Вы, словно жаба, слонялись по базе, пытаясь выбить место в Четвертой флотилии, ползали слизняком перед теми, кто занимается ее кадровым обеспечением. Выдающееся малодушие. Думаю, одно ваше присутствие на борту военного корабля подвергнет жизни Героев опасности. Следуя моим рекомендациям, вас требуют назад, в Крепость Аарку. Немедленно.

Глава 15

(2402–2403 н. э.)

Когда начали собирать конвой для Четвертой флотилии, опустошая систему Центавра, забирая всех до последнего рабов, Героев и военную технику, Крепость Аарку превратилась в гробницу, насквозь пропитанную вонью из клетей джотоков.

После Дивной Тверди Аарку была сущим казематом.

Наставника ожидал еще один мучительный год у альфы Б. Он изо всех сил старался сделать счастливой кзинррет, которая досталась ему контрабандой, но та тосковала без лихих Героев, державших теперь путь к человеческому Солнцу, сделалась угрюмой и капризной. В войне она ничего не смыслила Только осознавала, что ее бросили. Покинули. Оставили без внимания. Она призывно терлась о Наставника, пока тот работал. Он мягко отказывал, и самка мстила, выслеживая его личных рабов; одного чуть не убила. На помощь пришел Длиннолап, и было решено поместить кзинррет в гибернатор. Будить, если только Наставник по ней соскучится.

Через несколько месяцев после отбытия Четвертой флотилии к альфе Центавра потянулись жалкие остатки Третьей. Ангары Аарку вновь были забиты. Поляризаторы, слишком долго работавшие на пределе возможностей, требовали незамедлительного полного осмотра и ремонта. Однако куда серьезнее дело обстояло с боевыми повреждениями корабельных корпусов, слишком тяжелыми, чтобы обойтись простым латанием вдали от родных верфей.

Наставник лично осматривал один из таких потрепанных скитальцев. Из сорока кзинов команды выжило только восемь, которые и вели теперь судно домой. Трое умирали от полученных ран. «Злопамятный» едва держался на ходу после сильного внутреннего взрыва. Командная рубка в трех местах пробита рентгеновскими импульсами. В одном из отсеков лежал высушенный труп кзина, оказавшегося во время боя рядом с пробоиной в корпусе. В главной орудийной башне трое канониров намертво примерзли к пушкам. Трофея из такого корабля не получится.

Впечатлений достаточно, чтобы кровь застыла в жилах. Наставник вспомнил, как отчаянно боится смерти. Как же Ссису удалось усыпить его бдительность мечтами о доблести и героизме?

Затем, как гром среди ясного неба, пришел приказ об освобождении Наставника от его обязанностей в Аарку.

Отпрыск некой благородной фамилии провинился перед Чуут-Риитом и в наказание был сослан в Крепость. Но хотя Наставнику позволили взять троих личных рабов, новая должность особой привлекательностью, похоже, не отличалась: согласно документам, молодой кзин должен был приступить к долгосрочной службе не на Дивной Тверди и даже не на Тиамат, а где-то в глубинах космоса. Еще один смертельный тупик, как раз для труса? Однако на предписании стояла печать Пятой флотилии.

Утлое суденышко, прибывшее за ним, было одним сплошным гипердвигателем, без малейшего намека на бронированную обшивку или какое-никакое оружие на борту. Оно звалось «Цтиргор», в честь длинноногого травоядного, чьи выдающиеся способности бегуна оставались единственным способом защиты от хищников. Расстояние в два световых дня «Цтиргор» преодолел за шесть обычных, развив скорость в треть скорости света при ускорении в семидесят кзинских g. Альфа Центавра очень быстро из пары огромных светил превратилась в двойную сияющую точку в созвездии Андромеды.

Корабль плавно заходил в док. В лучах звездного света огромный корпус связного военного крейсера выглядел карликом по сравнению с его же развернутой гигантской антенной. Каркас трансмиттера, переливающийся всеми цветами радуги, казалось, заполнял собою все пространство. На расстоянии нельзя было даже предположить его истинных размеров — в космосе бинокулярное зрение воспринимает предметы искаженно.

Исполинская антенна была направлена в сторону человеческого Солнца, принимая также помехи из созвездия, которое люди звали Кассиопеей, а кзины — Клыкастым-Богом-У-Небесного-Водопоя. Солнце-Прародитель, соответственно, лежало в созвездии Полководца Приматы — от природы не воины — называли то скопление в честь свирепого медведя.

Странно, думал Наставник-Рабов, как мало меняется картина на звездном небе Патриархата. Самые яркие звезды, конечно, слишком далеки, чтобы их было видно, когда перелетаешь из одной части Империи в другую. Звезды Клыкастого Бога, все как на подбор, гиганты. Ярчайшая — красная, остальные — белые, массивные создания сплошь из тяжелых металлов.

На платформе для шаттлов его встречал Старший-Сержант, державшийся подчеркнуто строго. Он узнал Наставника по трем рабам-джотокам:

— Грраф-Хромфи ждет вас незамедлительно. Младший-Сержант позаботится о рабах. Добро пожаловать на борт.

Наставник почти скучал по своей кзинррет. Он ведь продал ее на рынке, кишевшем жуликами и ловкачами. Слишком быстро, правда, так что выручка оказалась не особенно велика.

На борту крейсера присутствовала легкая искусственная гравитация, достаточная для того, чтобы в воздухе не клубилась пыль и не болтались незакрепленные предметы. По проходам можно было передвигаться беспрепятственно. Обстановка мало отличалась от условий в Аарку, но по пути к Гррафу-Хромфи Наставник все же отметил, что тот установил строгую дисциплину на своем корабле: здесь пахло безукоризненной чистотой.

В командном отсеке Сержант отсалютовал четким движением лапы и отбыл. Наставник махнул когтями перед мордой самым щегольским, по его мнению, образом. Движение самого же Гррафа-Хромфи были легкими и быстрыми — и кожу на хвосте котенка не повредили бы. На нем красовался видавший виды камзол, который Грраф, видимо, чинил самолично, однако пах кзин как исключительно суровый начальник.

— Вряд ли на борту «Уха Шеррека» вы столкнетесь с теми же дикими нравами, к которым привыкли. Однако список обязанностей и правил вы найдете довольно интересным. Вы, кажется, держите при себе кзинррет, вопреки наличествующим уставам?

69
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru