Книга Новая космическая опера. Антология. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 14 (2402 н. э.)

— Нужно срочно очистить твой камзол, пока молоко не высохло. Идем.

Старательно сдерживая насмешливый оскал, Наставник отсалютовал стаканом бармену. Пусть уже расслабится эта несчастная животина.

— Ваше здоровье! — рявкнул он, довольный прогрессом в овладении звуками человеческой речи.

Ссис-Капитан все же задержался. Он выместил злость на стуле, разнеся его в щепки и столь самозабвенно орудуя когтями и клыками, словно это был военный крейсер Объединенных Наций.

Глава 14

(2402 н. э.)

Во время перелета к базе друзья миновали особняк Нордбо и прилегающие к нему земли в Коршнессе — огромные угодья, огражденные от остального мира холмом и дремучим лесом вдоль береговой линии. Разветвленная цепь дорог, ведущих к Коршнессу, отчетливо демонстрировала кто является действительным хозяином Гернинга.

Аэромобиль, снабженный легкой броней, нес двух друзей-Героев над лесистыми холмами, минуя раскопы для новых кзинских построек. Был еще только полдень, но горизонт уже расцветили кровавые оттенки заката, и там, укрытая облаками, садилась альфа Б. Море отличалось удивительной голубизной; прибрежные же воды, наполнявшие кратеры или лагуны вокруг островов, были окрашены в нежные зеленоватые тона

Подобные кратеры были разбросаны по лику Дивной Тверди в огромных количествах. Близость Змеиного Клубка была причиной частых метеоритных атак, так что по ночам небо буквально пылало звездным дождем. Удары исполинской силы, случавшиеся раз в несколько миллионов лет, привили жизни Дивной Тверди стойкую способность к адаптации. Флот, защищавший планету от Героев-Завоевателей, состоял в основном из подразделений Метеоритной гвардии.

Базу Гернинг построил кзин, обожавший охоту. Идея же приспособить данный комплекс под станцию, сканировавшую высокие слои атмосферы и орбитальное пространство на предмет наличия вражеских судов, казалась лишь удобным «послесловием», припозднившейся догадкой. Просто один сообразительный кзин положил на эти земли глаз и в ожидании заветного момента, когда доблесть и героизм добудут ему право на полное имя, без лишнего шума выполнял для Чуут-Риита тихую, непыльную работу.

Разведчик-Аналитик был местным провинциалом, что придавало ему сходство с хссинскими соотечественниками, хотя он никогда не бывал в системе Р'хшссиры. Он утолил любопытство Наставника, поведав много интересного о планетах Патриархов. Ссис-Капитана подобные разговоры только раздражали; большинство миров он пропускал, находясь в гибернации, поэтому то и дело пытался прервать обсуждение и перевести его на более веселые темы.

Например, шутки: «Как заставить человека прекратить носиться по кругу? Прижать когтем одну его ногу к полу».

Зоология: «Интересно, здешний тигропард быстрее кзинского кррач-шеррека? Или только умнее?»

Что Ссис обожал больше, чем выслеживать добычу в лесу? Только посиживать, развалившись, в охотничьем домике на резных бревнах и потягивать простоквашу. Все политические интриги плелись в охотничьих домиках.

Вместе с Наставником они пытались угадать, кем же является тот властный кзин, «кто метит границы здешних территорий», перебирали все благородные и весомые имена, обладатели которых теоретически могли бы здесь безраздельно править. Должно быть, это Йао-Капитан.

Хотя он мало подходил на роль хозяина Гернинга. Ростом и весом не вышел, комплекция вроде той, что у Наставника. Другими словами, не был рожден для побед в яростных схватках, однако отличался завидным складом ума — и, надо добавить, исключительной энергичностью, — так что мог дать фору любому самому отчаянному верзиле-бойцу.

Впрочем, поразило друзей не это. А безграничное тщеславие Йао-Капитана.

Наставник-Рабов вежливо принюхивался неподалеку, когда его пригласили разделить только что убитую добычу. Ею оказалось лесное травоядное, обезглавленное, с надрезами на туше, чтобы легче было рвать мясо. Кровь все еще стекала по специальным желобкам на столе и через узкий носик — в большую чашу. Аромат ее кружил голову. На сервировочном столике стояли темно-зеленые бутыли с аквавитом,[17] готовым для смешивания с кровью.

Из разговоров Наставник узнал, что аквавит попал в Гернинг в качестве возмещения за неуплату налогов, а дочь винокура вообще продали на фабрику рабов в Вальбурге. Наместники-люди, иначе герренманны, решили бы подобный вопрос другим путем, но кзины нарочно «прочесывали» поместья и деревни, когда им казалось, что налоги платятся неохотно, и быстро находили наипростейший и самый верный путь, чтобы вызвать в налогоплательщиках горячее желание поскорее расстаться с деньгами. В конце концов, ставки были умеренными.

От мирских забот отошли, когда явился сам Йао-Капитан, чтобы оторвать полагавшийся ему кусок мяса. Он тут же принял участие в обсуждении и со всем энтузиазмом занял доминирующую позицию. Подкинул жару в вялый спор на тему «Логистика — основа победы в войне». Спровоцировал несколько оскорблений и парировал их изумительными по остроумию выпадами, колкими, но разряжающими обстановку. Когда же потеха ему наскучила, он привлек общее внимание рассказом о приключении.

Для Йао-Капитана приключение тесно связано с астрономией. Полагавшийся ему кусок вырезки лежал, позабытый, а сам капитан активно фырчал и плевался на Наречии Героев, подражая горячке боя. Узнать, открыть звезды! Ходили слухи о странных созданиях, населявших глубины космоса, о древних империях, размещавших боевые батареи на ледяных панцирях комет задолго до того, как первые звезды вспыхнули светом жизни. Гр-рок! Слухи! Невидимые следы! Звездные сеянцы, пустившие корни на самых окраинах галактики! Где начался их путь? И где закончился? Тайны! А те лунные кратеры, укрытые тенью планет, что оборачиваются вокруг красных карликов? Кратеры и пещеры столь древние, что, вероятно, их создали лучи, однажды разделившие свет и хаос? Богатство! Слава!

Пауза, чтобы дать умам переварить монолог. Йао громко чавкал, принявшись вновь за вырезку. После ушел, внезапно вспомнив о важном деле, к исполнению которого, никто не сомневался, он приступит со всем присущим ему пылом.

Разговор моментально вернулся к сальным шуточкам о кзинррет, к тому, кто и какое недавно получил имя, к доблестной дуэли между Ремонтником-Электронных-Систем и Строителем-Стен, к спорам о вчерашних учениях, к обсуждению вкусов содержимого пищевых пакетов из походного пайка. И наконец, болтливые языки принялись с блаженством облизывать самую бестолковую, но заветную кость — военные состязания. Кто первым выйдет к Солнцу Людей?

За дни, проведенные на совместной охоте, Наставник и Разведчик-Аналитик крепко сдружились. Они выходили на заре и порой не брали с собой Ссиса. Разведчик охотился в этих лесах со дня открытия базы, знал все запахи и тропы. Знал, где водопой, а где можно наткнуться на тигропарда, выслеживающего собственную добычу.

Ароматы Дивной Тверди, просторы, открытое небо, вечера на берегу моря — все это доставляло Наставнику безграничную радость, он чувствовал себя счастливым. Он и сам был охотником когда-то; ежедневные походы вглубь загона для выбраковки диких джотоков или для добычи переходных особей, для замера уровня соли в болотных водах, где среди тростника плавали джотоки-личинки… Тогда он считал, что загон — это спасительный уголок свободы, вдали от городской тесноты и опасностей, но здесь… Дивная Твердь покорила его сердце!

Как-то охота завела их слишком далеко в лес, к самим границам Коршнесса. С вершины холма Наставник вдруг увидел Йао-Капитана, помогавшего самцу-примату и его ребенку: они убирали поваленное дерево с дороги. Молодой кзин поспешил на помощь капитану. Своеобразное политическое взаимодействие — абориген и доблестный офицер только доказывали его выгодность. Но зачем же капитан сам взялся помогать, когда вокруг довольно рабов и техники?

— Р-р-р, помощь нам потребуется, — промурлыкал Йао крошечному детенышу, пытавшемуся поднять дерево по центру.

вернуться

17

Аквавит — скандинавская тминная водка.

67
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru