Пользовательский поиск

Книга Новая космическая опера. Антология. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 5 (2392 н. э.)

Кол-во голосов: 0

Надстройку, похоже, смонтировали джотоки. Они перебирались с одной платформы на другую, как по ветвям деревьев, но под весом кзина конструкция дрожала, не вызывая у Коротышки никакого желания использовать свои навыки скалолаза: у него попросту от страха дрожали колени. Посмотреть вниз было сущей пыткой. Напарник-джоток глядел на него терпеливо, одновременно держа в поле зрения поручни и камеры наблюдения.

Язык, который Коротышке пришлось учить, сводил его с ума Донельзя искаженное Наречие Героев, отличавшееся отсутствием шипящих и рычащих звуков, текучестью и чириканьем. Что еще хуже — выразительность языка кзинов бесследно исчезла: никаких смачных словечек, никаких военных идиом, никакого искусства лести. В сухом остатке — набор рубленых фраз, чтобы описать, указать, предупредить. С подобным лексическим запасом не только раб не сможет сформировать мысль о побеге, но и кзин растеряет всякую способность свободно изъясняться.

Тем не менее, усвоив местный говор, Коротышка впервые обрел власть. Стоило ему задать вопрос любому из джотоков, как тот бросал работу и очень старательно объяснял все, что котенку требовалось. И никаких издевок. Никаких унижений. Никаких наставлений, мол, воину это знать не обязательно. Ему не приходилось сдабривать фразы солидным объемом лести или переживать, что его любознательность кого-то оскорбит. Он просто получал ответы. Если скалился — ответы быстрые.

И так увлекли его искусство строить корабли и азы гравитационной науки, математика и чертежи, что Коротышка совсем позабыл про игры, в которые обязаны играть юные воины, забыл, что за стенами верфи на него все еще ведется охота. Они почти отыскали его. Как-то он отправился в магазинчик неподалеку, помышляя только о вкусе ватаков, которых собирался купить на обед, и вдруг заметил одного из команды Водящего-За-Нос. Тот присматривался, выжидал, будто бы просто так околачиваясь возле пустых ящиков рядом с мясной лавкой.

Коротышка замер. Страх гнал его во мрак душной мастерской, за маленький пыльный рабочий стол. Он растерял всю способность мыслить. Нельзя здесь быть. Но и уйти нельзя. Он решил пойти в обход — на террасе над рабочей частью раскинулся небольшой сад с высокой зеленой травой специально для отдыха. В этот час он был пуст, но в зарослях можно было спрятаться и наблюдать за лавкой, а также за гигантскими грузоподъемниками, соединяющими с поверхностью. Так что Коротышка затаился в лучах искусственного солнца, подавляя урчания пустого желудка, и ждал, ждал, пока враг не отправился восвояси. Теперь, к великому стыду, можно было уносить лапы домой.

Зато вместе с рабочими-джотоками его послали в космос устанавливать двигатели на Патрульном Охотнике, недавно вернувшемся из рейда к Кзррошу и теперь держащем путь на Дивную Твердь, чтобы присоединиться к боевой армаде, идущей в поход на приматов. Впервые в своей жизни K°ротышка увидел Охотника целиком. Ничего подобного не знал он прежде. Внушительный скафандр для работы в открытом космосе, салазки для траления, громоздкие герметичные «доспехи» джотоков, вытянувшиеся в одну длинную металлическую цепочку…

Сферический боевой корабль принадлежал к классу самых маленьких кзинских военных судов. Главный раб из команды Коротышки указал на крейсер вдали, красную точку, двигавшуюся в свете Р'хшссиры. Но этот Охотник вблизи казался гораздо более внушительным и грозным, утыканный боевыми турелями, сенсорными щитами, куполами командной палубы, соплами и спасательными шлюпами по бортам. Да, сейчас он был беззащитен — старый двигатель демонтировали, а новый находился на ремонтном шаттле Коротышки.

Внизу поворачивался Хссин, кровавый сгусток, похожий на тот далекий боевой крейсер. Но более реальный. Именно с Хссина уходили корабли, завоевавшие когда-то Дивную Твердь. И сюда по-прежнему прибывали все, кто жил ради битвы: новости о четвертом походе на приматов вместе с волнами света достигали самых дальних уголков Империи. Такова была манера кзинов вести войны. Подкрепление продолжало подходить в течение поколений после того, как битва была выиграна. Порой эти силы требовались, порой в них не было нужды. В нынешней ситуации припозднившиеся воители пришлись, как никогда, кстати, ведь в незавоеванных системах до сих пор хозяйничали мартышки.

Окруженный сияющими звездами, устанавливая гравитационный двигатель на борт смертоносного Охотника, Коротышка впервые подумал о том, что мог бы присоединиться к армаде, готовящейся штурмовать человеческие владения. Его власть над небольшой группой рабов вдруг заставила желать большего, соблазнила званием настоящего воина. И Коротышке пришлось по душе это звание. Стоя в магнитных ботинках на обшивке корабля, его корабля, он представлял, как разбивает флот людей.

Но в тот же день, как он вернулся с орбиты, Коротышка обнаружил, что наблюдатель из своры Водящего-За-Нос тут как тут, на своем посту, терпеливо ждет у мясной лавки, ждет его. А он-то решил, что величие космоса переменило его… Ему была дана сила путешествовать среди звезд на великолепном корабле, полном добычи, поигрывая чудовищным гравидвигателем в собственных лапах! Ну неужели не нашлось в той благословенной высоте силы избавиться от трусости?! Стать воином?

Ведь одного взгляда на наблюдателя хватило, чтобы накатила волна такого страха, какого Коротышка еще не знал. Они его нашли. Страх! Чудесный образ, который он принес с собой из космоса, тут же потускнел и исчез. Он не был кзином, способным взвалить на свои плечи заботу о гигантском космическом корабле, — он всего лишь насекомое, перекатывающее песчинку. Как теперь спасти свою шкуру?

Снова он помчался во двор и забрался на крышу-террасу. Все, что он мог поделать. Завтра он придумает план получше. Какое жалкое чувство. Он отступил от края, в самую гущу зарослей. Почему они не оставят его в покое?

Лишь когда трава зашевелилась, он осознал свою фатальную ошибку. Сначала показался только один кзин, в рубашке и эполетах, как у всех молодых воинов Хссина. Но остальные тоже были здесь; Коротышка чуял их напряжение. Он медленно попятился к двери, и дорогу ему преградил котенок в коричневую полоску, тот самый наблюдатель. Справа вышел из засады третий. Убежать ему не дал четвертый. Двое других охраняли дальние выходы. Он попался в ловушку, расставленную шестью кзинами, давно охотящимися за его ушами.

— Теперь тебе придется драться! — прорычал Водящий-За-Нос, пригнулся и приготовился к прыжку.

Глава 5

(2392 н. э.)

Было понятно, что с крыши не спрыгнуть, — слишком высоко, и этот путь отрезан. В искусственное небо уходили опоры двух гигантских грузоподъемников, но до них еще дальше. Отчего кзины не летают?

Никогда Коротышку не охватывала такая ярость. Его губы, обнажая клыки, задрались в отчаянном оскале с такой силой, что казалось, эта маска застынет навсегда. Он выпустил когти. Бедренные мышцы напряглись для прыжка; он разорвет мучителя на части со всей ненавистью, на какую способен. Дыхание участилось. И только страх держал его на месте.

— Мы наслышаны о твоих подвигах в загоне джотоков! — съязвил Водящий-За-Нос, даже не скрывая улыбки.

Сквозь пелену почти бесконтрольной ярости Коротышка припоминал слова Смотрителя о том, каким полезным может оказаться страх и как следует действовать. Ждать прыжка преследователя. Скользнуть в сторону, развернуться и пустить в ход лапы. Внезапно он обнаружил, что не контролирует подушечки пальцев, — он не мог втянуть когти.

— Видать, отец твой был ватаком! — прорычал еще один, державшийся поодаль.

— Драться этого беззубого котенка мать учила!

Водящий-За-Нос даже расслабился, чувствуя, что Коротышке не хватит духу для драки. Это раззадоривало. Не стоит спешить. Водящий-За-Нос приказал приятелям не двигаться. Он сам ссечет эти трусливые уши.

— Ты что-то скрючился, как з'анья на столе перед тем, как ею закусят. От тебя несет страхом, з'анья!

Коротышка зарычал.

— О, да мы побеспокоили тебя! Ты же собирался пощипать травки. Не обращай на нас внимания в таком случае! — Водящего-За-Нос распирало от гордости за свое остроумие.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru