Книга Новая космическая опера. Антология. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 4 (2391–2392 н. э.)

Огромный кзин отшагнул в сторону, развернулся и вдруг выбросил лапу вперед. Коротышка понял, что промахивается, его лапы помимо воли растопырились, пытаясь одновременно и скорректировать траекторию прыжка, и помочь увернуться от кинжальных когтей. Он с размаху хлопнулся на землю, словно безмозглая туша. Как же это вышло?

Над ним склонилась оскаленная морда. Попытавшись встать, Коротышка повернул голову и увидел целое скопление глаз под защитными пленками, разглядывающих его из-под нагромождения пятипалых конечностей. Скрытые в складках плоти ротовые щели откровенно хихикали.

Как бы между прочим Смотритель заметил: — Если бы я выпустил когти, ты бы валялся тут с распоротым брюхом, изрядно удивленный. Я тоже очень удивлялся, когда стоял вот так над своей первой жертвой. Поднимайся. Теперь прыгать буду я, надо же показать тебе, как правильно двигаться.

Глава 4

(2391–2392 н. э.)

Согласно заведенным на Хссине порядкам, Чиир-Ниг обязан отказать в приеме безымянному Смотрителю-Джотоков, но необычность прецедента снимала ограничения. Воистину не найти лучшего способа проникнуть в жилище благородного обладателя имени, чем временно взять на себя роль отца и тем самым защитить репутацию родителя провинившегося котенка. Поскольку Смотритель проявил завидное благоразумие во всей этой ситуации с вторжением в загон, избавив Чиир-Нига от публичного осмеяния и издевок, и обошелся с Коротышкой со всей добротой и необходимой строгостью, он был с почтением встречен, ему даже предложили сесть в просторной приемной комнате.

Здесь прислуживали неловкие рабы-кдатлино, и две жены Чиир-Нига возлежали на меховых покрывалах подле меняющего цвет инфракрасного обогревателя. Чиир-Ниг воспользовался случаем и излил гостю душу, выразив все свое недовольство и огромное разочарование по поводу неумения Коротышки пользоваться элементарными приемами самозащиты. Щедро потчуя Смотрителя свежими конечностями джотоков и рыбой и подкармливая с собственной тарелки младшую жену, Чиир-Ниг разразился целой тирадой, сначала яростно, после потише, разглагольствуя об отсутствии у подрастающего поколения какой-либо самодисциплины.

Незаметно в комнату проскользнула мать Коротышки. Чувствуя недовольство хозяина дома, грациозная Хамарр прошлась по комнате, потягивая носом воздух. Почуяв раны на спине своего котенка, взглянула на двоих самцов и Коротышку, игнорируя рабов. Низким тихим рычанием согнала с места одну из жен повелителя. Затем, отвлекая его от разговора, потерлась носом о щеку в знак того, что очень беспокоится за сына. Супруг лениво почесал ее затылок: для беспокойства нет причин. Мать яростно охраняла младшего из своего помета от его же братьев и драчливых сестер и особенно от отпрысков других самок, ведь у Чиир-Нига было слишком много сыновей, чтобы выбирать любимчиков.

Отчаявшись заполучить внимание своего именованного повелителя, Хамарр обратилась к сыну, потеревшись о его голову. Игриво принялась выманивать Коротышку из комнаты, препятствуя любой его попытке вернуться, заставляя следовать за собой, оставаться с ней.

Чиир-Ниг наблюдал за происходящим, с удивлением подняв уши. Сыну, похоже, хотелось остаться, пока обсуждались его персона и судьба, но кзины любят потакать своим самкам. Эти слабые существа способны так трогательно нарушать порядки!

— Иди поиграй с Хамарр, — махнул лапой Чиир-Ниг, отпуская сына, — видишь, ей скучно, развлеки ее.

Разговор перешел к проделкам юности, когда база на Хссине только-только обживалась. Чиир-Ниг то и дело выражал благодарность гостю за доставленного домой сына, а Смотритель напоминал о необходимости интенсивной и жесткой тренировки важнейших навыков ведения боя.

Мать вела сына в зону отдыха, то подталкивая сзади, то забегая вперед, постоянно оборачиваясь к нему — настороженная и молчаливая, — балансируя между шутливым нападением и бегством. Добравшись до места, она прогнала остальных кзинррет рычанием и угрозами и заставила Коротышку лечь, чтобы обнюхать и вылизать его раны. Она смотрела на сына умоляющими глазами, в которых стоял молчаливый вопрос, хотя ответа она все равно не смогла бы понять.

Ее беспокоила вялость котенка. Другие ее сыновья такими не были. Легким толчком Хамарр заставила Коротышку подняться, снова завела свою игру, попыталась взбодрить его неожиданным, но просчитанным и безопасным ударом. Она демонстрировала клыки, навострив при этом уши. Потом вышла столь стремительно, что котенку пришлось побежать за нею, но едва он приблизился к матери, как она вновь ударила его так, что у Коротышки клацнули челюсти. Ему доставляли удовольствие подобные игры, но он уже превзошел мать в размерах, так что боялся причинить ей боль. Тем не менее Хамарр понуждала сына к борьбе, накидывалась на него до тех пор, пока жажда боя не разгорелась в нем дикой страстью. Ему даже удалось ответить ей ударом достаточной силы.

На ночь Хамарр отказалась оставить Коротышку одного; она не вернулась в свои покои, а улеглась возле сына, время от времени поднимаясь, чтобы заботливо облизать следы от прута на его спине.

Она помнила, какими жадными были другие сыновья, пока питались ее молоком, как ей приходилось расталкивать и отгонять их, уже насытившихся, от сосков, чтобы самый младший не умер с голоду. Он был странным детенышем, она не понимала его.

Отец, послушный долгу, провел с братьями Коротышки положенные беседы, и те, по доброте душевной, устроили для младшего уроки воинского мастерства. Это был их шанс продемонстрировать собственные умения, и в своих безжалостных играх они вскоре обнаружили: Коротышка их требованиям не отвечает. Они осыпали его ударами, подстрекая к яростным выпадам, тискали, избивали, и все это во имя добродетельной цели — сделать из брата настоящего воина.

Коротышка едва дышал после подобных уроков. Он уже смирился со своей участью, понимая, что драка один на один с кем-то из братьев вовсе не подготовит его ко встрече с целой сворой воинствующих котят, жаждущих срезать ему уши и убить. Единственным эффективным средством оставался только трюк, который ему недавно продемонстрировал старый рыжий великан.

Какое-то время Коротышке все же удавалось избегать участия в играх: пригодился интерес к устройству механизмов. Отец отправил его подмастерьем на верфи собирать гравитационные двигатели для Патрульных Охотников. Многие окталы этих двигателей отправлялись к Дивной Тверди. Коротышке пришлось работать бок о бок с рабами-джотоками, кое-кто из них даже преподал ему уроки мудрости.

Зркрри-Диспетчер однажды сказал: «Рабы выполнят за тебя тяжелую работу. Пользуйся этим, но никогда не показывай им, что не знаешь или не умеешь то, что знают и умеют они. Это конец. Я не признаю тебя компетентным работником до тех пор, пока не увижу, что ты способен заменить любого из рабов».

Ничего нового в двигателях, что они собирали, не было: чертежам насчитывалось уже четыре сотни лет. Патриархат провел стандартизацию один раз и навсегда, так что не имело никакого значения место, где был собран двигатель: он мог использоваться на любой другой базе. Только так и можно было управлять Империей. Кораблю ремонт требовался даже в сотне световых лет от родной верфи, и зависимость от изготовленных там запчастей могла стоить жизни экипажу.

Стоило в какой-нибудь ведомственной лаборатории Адмиралтейства Патриархата появиться нововведению, как его производство тут же замораживалось. Разумеется, Герои, на деятельности которых подобные правила сказывались особенно тяжело, роптали и предпочитали заведенный порядок игнорировать. Но с подобным нарушением субординации также научились бороться, списывая с корабля незапатентованное оборудование и заменяя его стандартизированным, ссылаясь при этом на трудности производства запчастей по новым чертежам.

Собирать двигатели — труд нелегкий. В мастерской темно и душно: условия, пригодные скорее для джотоков, чем для кзинов. Коротышке отвели персональный рабочий стол рядом с надстройкой, окружавшей собираемый или перебираемый двигатель. Этот стол никто никогда не приводил в порядок, и даже после уборки края и пазы пачкали Коротышке лапы.

50
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru