Книга Ночные шорохи. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 52

Вместо ответа он ткнул ее дулом в висок.

— Заткнись, сука недотраханная, и пиши.

— Хорошо. Сейчас достану бумаги, но… но послушайте, моя сестра не имеет ко всему этому никакого отношения. Нет, не размахивайте пистолетом. Я знаю, меня вы убьете, но она тут ни при чем. Позвоните своему боссу и спросите, Краем глаза она внезапно заметила какую-то тень в коридоре, ведущем в ее спальню, и даже вспотела от возбуждения. Нужно и дальше заговаривать им зубы в надежде, что они ничего не увидят!

— Разве вы не знаете, что моя смерть нужна только затем, чтобы она вышла сухой из воды? — еще громче выпалила она. — Скажите вашему боссу…

Незнакомец схватил ее за волосы и, грубо дернув, ткнул дулом в зубы.

— Еще одно слово — и я спущу курок! Слоан медленно наклонила голову в знак согласия. Он отдернул руку и выпустил ее волосы.

— Что мне нужно написать? — спросила она, осторожно выдвигая ящик. Правой рукой она взялась за блокнот, пальцы левой сомкнулись вокруг ствола револьвера. Под прикрытием блокнота она успела опустить оружие на колени и подвинулась ближе к столу, чтобы скрыть его от посторонних глаз. — Что мне писать? — повторила девушка.

Бандит вытащил из кармана смятый листок и бросил на стол.

Для Парис шелест бумаги слился с оглушительными звуками выстрелов, раздавшихся одновременно с трех сторон. Внезапно ее лоб обожгло резкой болью. Последнее, что она видела, прежде чем соскользнуть в пропасть мрака, было искаженное яростью лицо Пола Ричардсона.

Глава 52

Атмосфера в городской больнице Белл-Харбора была поистине праздничной, несмотря на то что небольшое здание буквально осаждали толпы обезумевших репортеров, которые только недавно стояли лагерем у дома Рейнолдсов. Покушение на убийство сестер Рейнолдс вызвало самые нелепые кривотолки и предположения.

Местная телестудия предпочитала превозносить до небес мужество и находчивость детективов Рейнолдс и Джессапа и полностью игнорировать подвиги двух агентов ФБР, участвовавших в операции. Остальные представители второй древнейшей профессии старательно обсасывали тот любопытный факт, что один из этих агентов накануне умудрился стать чем-то вроде знаменитости, поскольку не побоялся арестовать и обыскать яхты самого Ноя Мейтленда Всеобщий восторг вызвало сообщение, что Парис Рейнолдс пришла в себя и готова давать показания Весь персонал больницы искренне надеялся, что это событие также ознаменуется исчезновением назойливых папарацци.

— Мистер Ричардсон?»

Улыбающаяся медсестра вошла в приемную третьего этажа и, понизив голос, чтобы не разбудить измученных Кимберли и Слоан, прошептала:

— Мисс Рейнолдс очнулась. Если хотите повидаться с ней, поторопитесь.

Пол встал и нерешительно огляделся. После ужасных, мучительных часов ожидания он неожиданно растерялся, не зная, что ей сказать. И окончательно запаниковал, увидев, что глаза Парис закрыты. Но, сев у постели, понял, что дышит раненая ровно и глубоко, а на щеках появился легкий румянец.

Пол осторожно взял ее ладонь. Темные ресницы медленно приподнялись. Кажется, она узнала его. Еще минута, и Парис окончательно вспомнит, кто перед ней: подонок, считавший ее гнусной тварью, актрисой, притворщицей, обвинивший в самом страшном преступлении. Ох, если бы только у нее хватило сил закатить ему еще одну пощечину!

Но вместо ожидаемого отвращения во взгляде Парис светилась бесконечная нежность. Она с усилием шевельнула губами, пытаясь что-то Произнести Пол невольно сжался в ожидании худшего.

— Почему ты так долго не шел? — едва слышно прошептала она, чуть раздвигая губы в подобии улыбки. Пол хрипло засмеялся и стиснул ее пальцы.

— Меня ранили?

Он кивнул, вновь переживая тот ужас, когда срикошетившая нуля прошла по касательной, сорвав кожу на ее голове.

— Кто в меня стрелял?

Пол оперся лбом об их сцепленные руки, зажмурился и сказал правду:

— По-моему, я.

Парис на миг застыла, затем слабо усмехнулась.

— Мне следовало бы знать, кто мой злейший враг! Пол нервно дернулся, но тут же утонул в ее бездонных глазах. Навсегда.

— Я тебя люблю, — простонал он,

Глава 53

К концу недели Парис выписалась из больницы и отправилась к матери, решив, что лучшего случая поближе познакомиться не придумаешь. Пол взял отпуск, чтобы побыть с ней. Кимберли хлопотала над обретенной дочерью, как курица-наседка, Слоан забегала каждый день, чтобы проверить, как идет выздоровление.

И все, казалось, были счастливы. Вот только Слоан с каждым днем становилась все бледнее и худела на глазах. Пол молча качал головой, глядя на нее. Ох уж этот Мейтленд!

И поскольку Пол до сих пор чувствовал себя виноватым в их разрыве, то и был готов на все, чтобы исправить свою ошибку, несмотря на строгий приказ держаться подальше от Мейтленда. Беда была в другом: именно Ной отказывался встретиться с ним. Пол звонил дважды, унижался, умолял, но дальше секретаря не пробился. Ной решительно отказывался взять трубку.

Пол ломал голову, как лучше все устроить, пока Парис, Слоан и Кимберли болтали в гостиной. Прошло две недели со дня убийства, и рана все еще была свежа. Но в этот солнечный день не хотелось думать о грустном.

В дверь позвонили, но женщины, похоже, так увлеклись, что ничего не слышали. Пол нехотя поднялся, повернул ключ в замке и ошеломленно отступил, встретившись с презрительным взглядом Кортни Мейтленд.

— Мы приехали навестить Парис, — сухо сообщила она. — А вы что здесь делаете? Собираетесь конфисковать фарфор и серебро?

Пол посмотрел поверх ее головы, увидел Дугласа, который как раз выбирался из машины, и в его голове появилась еще неясная, но заманчивая идея.

— Мне бы хотелось поговорить с вами обоими, прежде чем вы увидите Парис, — заявил он, шагнув вперед, так что Кортни невольно попятилась. Немного подумав, он захлопнул за собой дверь, чтобы они не смогли проскользнуть мимо него. Кортни негодующе запыхтела, Дуглас уничтожил его взглядом, но Пол, твердо решив держаться до конца, честно признался:

— Я очень виноват не только перед вами, но и перед Слоан. Мой поступок непростителен, и я хотел бы загладить его, если, конечно, вы согласитесь мне помочь.

— Почему бы вам не помахать у нас перед носом жестянкой с названием вашей поганой конторы и не зачитать наши права? Разве это не ваша волшебная палочка, с помощью которой вы и решаете все проблемы? Раз — и все гнут на вас спину!

Но Пол мужественно вынес все уколы пущенных в него стрел и обратился к Дугласу:

— Поверьте, Слоан ни о чем не знала. И понятия не имела, что меня интересует Ной. Я сказал ей только, что подозреваю Картера Рейнолдса в нелегальных операциях, и приказал согласиться на его приглашение приехать. Вы, разумеется, прочли, что он во всем сознался. И что Дишлер арестован за убийство. Уж этот-то раскололся через полчаса и все выложил. А знал он немало.

Пол замолчал, пытаясь определить, какое впечатление произвел на своих недоброжелателей, но, не дождавшись ответа, добавил:

— Видите ли, я оказался прав насчет Картера и зря подозревал Ноя. Но не это сейчас главное. Вы не ошиблись в Слоан. Она именно такая, какой вам представлялась. И вы ей небезразличны. Недаром она рисковала жизнью, чтобы спасти Парис. Слоан доверяла мне. А я предал это доверие, но лишь из чувства долга и еще потому, что считал, будто она не права насчет Ноя.

Он снова осекся, и Дуглас посмотрел на Кортни, словно желая знать, что думает дочь.

— Кортни, — прошептал Пол, — она все время говорит о вас с матерью и Парис. Слоан тоскует по вас.

— Откуда нам знать, что вы не врете? — упрямо буркнула Кортни.

Пол раздраженно сунул руки в карманы.

— А зачем мне это, спрашивается?

— Потому что вы жлоб и подонок? — предположила Кортни вкрадчиво, но без особой убежденности.

74
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru