Книга Ночные шорохи. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 26

Слоан зарделась при мысли о том, что небезразлична Мейтленду и даже, вероятно, более чем, иначе тот не сумел бы переспорить Картера.

— Нас не будет целый день! — радостно провозгласила Парис, подходя к машине Пола. — Мы оттянемся по полной программе: косметичка, маникюр, педикюр, массаж и прическа. Только нужно поторопиться, нам и так сделали огромное одолжение, согласившись принять без предварительной записи.

— В таком случае едем! — воскликнул Пол, усаживаясь в машину. Отъехав на несколько кварталов, он открыл «бардачок», вынул сотовый телефон и набрал номер. Ответил его коллега, сидевший в эту минуту на причале с удочкой в руках. — Ты можешь говорить? — спросил Пол.

— Я? — негодующе отозвался фэбээровец. — При чем тут я! Это ты должен объясниться, и немедленно. Пол! Ты не сказал мне, что затеял всю операцию по собственной инициативе! И никому не объяснил, что собираешься внедриться в дом Рейнолдсов. Вчера мне звонил босс из главной конторы. Он случайно узнал обо всем и полез на стенку. Считает, что ты позволил своим личным обидам взять верх над здравым смыслом и долгом и что ты просто одержим этим делом. Я говорю серьезно, приятель, береги задницу! Это может стоить тебе карьеры, и даже если представишь улики, адвокаты Рейнолдса камня на камне от них не оставят, учитывая способ, каким ты все это добыл…

— Но я не ищу никаких доказательств, и когда они все-таки будут, окажется, что собрал их совершенно посторонний человек, — перебил Пол усталым, терпеливым тоном человека, вынужденного объяснять очевидное. — Я здесь просто как друг Слоан и не заставлял Картера приглашать дочь. А если Слоан случайно наткнется на какие-то свидетельства его вины, она, естественно, как всякий законопослушный гражданин, немедленно передаст все властям, независимо от того, буду я рядом или нет. В конце концов, она служит в полиции!

— Мне можешь не заговаривать зубы, попробуй-ка убедить шефа!

— Никого я не собираюсь убеждать. В конце концов, у меня отпуск, а когда шеф предстанет героем в глазах начальства, немедленно поутихнет. Ну а пока я здесь всего лишь гость и, следовательно, развлекаюсь по мере сил. Играю в теннис, часами лежу у бассейна, ужинаю в ресторанах, танцую и так далее. Поверь, я не открыл ни одного ящичка и даже не заглядывал в фотоальбомы без разрешения. Строго-настрого запретил Слоан рыться в бумагах и книгах. Она даже не знает, что искать. Я не сказал ей ни что Рейнолдсы используют свой банк для отмывания денег, ни тем более чьи деньги они отмывают. И можешь себе представить, судьба вознаградила нас за асе и Слоан сумела выиграть главный приз.

— О чем это ты?

— Всего лишь о том, что моя неотразимая спутница обзавелась весьма настойчивым поклонником, и ни один федеральный судья не сумет поставить мне это в вину, а уж тем более не принять во внимание добытые Слоан сведения.

— Кто он?

— Ной Мейтленд.

Агент громко присвистнул.

— То что доктор прописал! — восхищенно прошептал он.

Глава 26

Слоан стояла на балконе, зачарованно глядя вниз. Задний газон был ярко освещен факелами и пестрел столиками, покрытыми белыми скатертями и украшенными цветами и свечками в стеклянных чашах. Одетые во фраки официанты разносили бокалы с шампанским и закуски, ловко лавируя между собравшимися гостями. Сколько же тут людей? Человек двести, не меньше!

Справа были расставлены банкетные столы с огромными цветочными аранжировками посредине, а слева, у бассейна, рядом с импровизированной танцевальной площадкой, играл оркестр. На отдельном столе в самом центре красовалась гигантская ледяная скульптура, изображавшая взмывающих в небо чаек.

— Готова к торжественному выходу? — осведомилась Парис.

— Не думала, что прием будет таким роскошным, И народу тьма! Я боюсь!

— Секретарша Ноя — настоящая волшебница, — объявила Парис, одобрительно разглядывая собрание. — Мне до нее далеко! Подумать только, всего за несколько часов устроить такое грандиозное шоу! Ну, нам пора!

— Честно говоря, поджилки трясутся, — призналась Слоан.

— У меня тоже, — усмехнулась Парис. — Никто и никогда еще не носил мои модели. Давай проверим общее впечатление.

Сестры направились в спальню, где Слоан принялась медленно поворачиваться перед Парис.

Платье из лимонного шифона с многоярусной юбкой, плавно колыхавшейся при малейшем движении, а облегающий лиф с американской проймой и квадратным вырезом застегивался на спине усыпанной стразами пряжкой.

— Так изумительно я никогда еще не выглядела. И вряд ли буду, — полушутливо добавила Слоан.

— Идеальный цвет для такого загара, — заметила Парис, отступая и восторженно оглядывая сестру. — А платье как на тебя сшито. Я впервые ощущаю себя… профессионалом.

— Ты и есть профессионал, — искренне выпалила Слоан.

— Отец так не считает. Он все твердит, что я зря трачу время на пустяки.

— Картер постоянно давит на тебя, — со спокойной силой перебила Слоан. — Пожалуйста, не позволяй ему этого. Он не прав. Взгляни на меня. Взгляни на нас! — Она, пританцовывая, вбежала в гардеробную и встала перед высоким, в человеческий рост, зеркалом. — Ведь это твои платья! И посмотри, как чудесно!

Сестры, обнявшись, на секунду замерли перед зеркалом. Парис в вышитом персиковом шелке, с темными волосами, разделенными на прямой пробор и подобранными по бокам золотыми заколками, и Слоан в бледно-желтом, с локонами, золотым облаком падавшими на плечи.

— Да после этого никакое подвенечное платье в подметки не будет этому годиться! — пожаловалась Слоан.

— Вот уж нет! — решительно тряхнула головой Парис. — Ведь его тоже смоделирую я! — И, обняв сестру, скомандовала:

— Вперед, принцесса Слоан! Отец ждет нас во внутреннем дворике, и я не отойду от вас, пока он со всеми тебя не познакомит.

Ной уже давно находился в толпе гостей и сейчас рассеянно прислушивался к приятелю, пытавшемуся убедить его приобрести племенную ферму, которую тот намеревался превратить в акционерное предприятие.

Он стоял спиной к дому, но безошибочно уловил момент, когда среди гостей появилась Слоан, потому что гул беседы внезапно стих и присутствующие стали оборачиваться.

— Господи Боже, только взгляните на это! — выдохнул кто-то.

Ной медленно повернулся, не желая показаться чересчур заинтересованным, и едва удержался от того, чтобы не броситься навстречу. Он буквально заставил себя не двигаться с места те полчаса, на протяжении которых Картер, под руки с обеими дочерьми, обходил собравшихся.

Слоан приветливо улыбалась, внимательно слушала, и Ной видел, как все мало-помалу подпадают под чары ее безыскусных манер и искренней теплоты.

Кортни, однако, выходила из себя.

— Пожалуй, Слоан пора спасать! — прошипела девочка. — Картер уже достал ее своими гостями!

— Стой где стоишь, — приказал Ной. — Через несколько минут она освоится и подойдет.

— Ну вот и Слоан, и, слава Богу, без Картера! — восторженно взвизгнула Кортни, но тут же угрожающе уставилась на друзей Ноя, явно намеревавшихся перехватить прекрасное видение. — И волчья стая тут как тут! Не терпится разорвать жертву. И наш папочка туда же! Омерзительно!

С этими словами она решительно шагнула к Слоан и загородила ее от остальных, включая собственного брата.

— Привет, Слоан, — улыбнулась Кортни. — Ной сказал, что ты просила меня прийти, так что теперь терпи. Посмотри, я даже оделась специально для такого случая, не заметила? — Она приподняла юбку, чтобы дать Слоан полюбоваться ее нарядом, состоявшим из бального платья, отделанного кружевами, очевидно выкопанного где-то на чердаке, длинных атласных митенок и армейских ботинок. Девочка выглядела невыносимо вызывающе и в то же время так забавно и мило, что Слоан разразилась смехом и порывисто обняла ее.

— Я так рада, что ты здесь!

— Правда? Но как тебе нравится мой туалет?

— Ты вся в нем выразилась, — улыбнулась Слоан.

43
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru