Книга Ночные шорохи. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 24

— Знаю, — жизнерадостно согласилась девочка. — Я была великолепна! Ною следовало бы удвоить мои карманные деньги за все то, чего я добилась!

— И чего же, спрашивается, ты добилась?

— Но разве это не очевидно? Слоан немного успокоилась — да что там, попросту освоилась в нашем обществе. Сначала она очень нервничала, и неудивительно. Она никого здесь не знает и даже с родными познакомилась только позавчера. Всю жизнь прожила в маленьком городке, понятия не имеет, как нужно флиртовать, и, уж конечно, без гроша за душой.

— Уверен, что Картер обеспечил ее и бывшую жену, — Ну… если бы ты слышал ее ответы на мои вопросы, вместо того чтобы пожирать взглядом ее большие прекрасные…

— Кортни!

— Глаза. Я хотела сказать — глаза, — докончила девочка. — Так или иначе, будь ты повнимательнее, узнал бы, что ее мать работает продавщицей в бутике, а Слоан окончила местный колледж и при этом работала неполный рабочий день. И после этого будешь оправдывать Картера? И надеюсь, понимаешь, к чему я клоню?

— Не понимаю, при чем тут…

Кортни даже глаза закатила, возмущенная тупостью отца.

— Учитывая все это, можешь представить, как она должна была растаять от Ноя! Высокий сексуальный красавец брюнет, к тому же богатый и утонченный! Я из кожи вон лезла, чтобы немного его приземлить.

Чтобы он казался ей не божеством каким-то, а обыкновенным мужчиной!

— Понятно, — сухо буркнул Дуглас. — Именно поэтому ты величала бывшую жену Ноя не иначе как ведьмой Гингемой и намекала, что у его любовницы зубы торчат?

— Я ни разу не употребила слово «любовница»! — негодующе возразила Кортни. — Подобные понятия слишком уж крутые для простой девушки вроде Слоан. Не хватало еще отпугнуть ее! И я называла Николь только по имени!

Наклонившись, чтобы отколупнуть лепесток отслоившегося лака, девочка театрально вздохнула:

— Бедняжка Слоан! Вот увидишь. Ной включит свое обаяние на полную мощность. Начнет приглашать ее на яхты, соблазнять дорогими безделушками, окружит вниманием и таки заманит в постель. Она, разумеется, втюрится в него, как большинство женщин, и только потом обнаружит, что он бездушнее робота и единственная его страсть — пачки зелененьких. Он, разумеется, с головой погрузится в дела, так что будет уже не до нее. Она станет плакать и дуться, пока ему все это не надоест. Тогда он без всяких церемоний отделается от нее и разобьет глупышке сердце. Знаешь, — торжественно сообщила она, — не будь я преданной, любящей сестрой, непременно объяснила бы Слоан, какой он подонок!

Проклятая застенчивость, которую Слоан совсем было преодолела за завтраком, вернулась с новой силой, едва она оказалась наедине с Ноем. Но вскоре девушка забыла обо всем, особенно когда он стал расспрашивать, любит ли она морские прогулки, и даже рассказал о том, как Кортни и Дуглас попали в шторм недалеко от берегов Нассау и чуть не погибли.

Немного не доходя до дома Картера, они увидели компанию малышей, увлеченно строивших песочный замок. Самый младший, пухленький крепыш полутора лет, еще нетвердо державшийся на ногах, храбро старался не отставать от старших и довольно бойко передвигался с ведерком в руке, но, пробегая мимо Слоан, споткнулся и Упал.

— Нужна помощь? — посочувствовала она, присаживаясь на корточки.

Все еще не выпуская ведерка, ребенок неуклюже перевернулся, сел и обиженно заорал. Слоан подхватила перемазанного в песке мальчишку и, смеясь, прижала к себе.

— Не плачь, карапузик! — весело уговаривала она. Няня, с которой Слоан успела познакомиться утром, встрепенулась было, но не тронулась с места, видя, что все в порядке. — Все будет хорошо, вот увидишь.

Мальчик постепенно успокаивался, вытирая глаза грязными кулачками и судорожно икая. Слоан поставила его на землю и взяла за руку.

— Мы поможем тебе, — снова пообещала она и вопросительно уставилась на Ноя. — Правда?

Ной, словно загипнотизированный, долго молча смотрел в ее умоляющие глаза, потом с трудом перевел взгляд на исполненное надежды личико малыша и потянулся за ведерком. Слоан и мальчик одновременно расплылись в улыбке. И тут Ноя осенило. Словно громом ударило.

Он хотел ее.

Невыносимо.

Глава 24

— Дети — такие забавные существа, — заметила Слоан, когда они отошли от почти завершенной крепости из леска. Теперь, когда воды было в избытке, работа шла полным ходом.

— Это вы забавное существо, — пожал он плечами, явно не разделяя ее восторгов.

— Спасибо за столь лестное мнение. Разве вы не любите детей?

— Нет, не люблю.

— Не может быть! — Она, по-видимому, настолько расслабилась и потеряла бдительность, что позволила себе задать вопрос, показавшийся ей самой неприлично-бестактным, едва слова слетели с губ:

— Именно поэтому у вас никогда не было своих детей?

— Видите ли, мне исполнилось двадцать пять, когда родилась Кортни, и это излечило меня от всяких иллюзий насчет детей. Нет уж, родительские обязанности не для меня. Хватит и взбалмошной сестрицы!

— Кажется, я сунула нос не в свои дела, — чистосердечно пожалела Слоан. — Вообще не стоило заводить этот разговор.

— Можете спрашивать меня обо всем на свете, и я постараюсь ответить как можно откровеннее. Предпочитаю правдивость и искренность.

С самого завтрака Слоан мысленно готовила себя к тяжелому испытанию. Она действительно не привыкла флиртовать с мужчинами, а этот к тому же просил ее о невозможном. О честности и откровенности. У Слоан тревожно сжалось сердце.

— К-конечно, — запинаясь, пробормотала она.

— Вы упустили прекрасную возможность ответить мне тем же и заверить, что я тоже имею право на любые вопросы, а вы ответите мне с таким же прямодушием.

— Не уверена, что это такая уж светлая мысль, — настороженно отозвалась Слоан, и Ной расхохотался.

— Все-таки, по-моему, стоит попробовать. Не согласны? Он остановился у высоких кустов, загородивших забор поместья Картера от посторонних глаз.

— Прямо сейчас?

— Прямо сейчас, — подтвердил Ной и с пугающей прямотой признался:

— Я хотел бы, пока вы здесь, почаще видеться с вами. Начиная с сегодняшнего вечера.

— Не могу, — отказалась Слоан, мгновенно впадая в панику. Да что это с ней? Почему она так по-дурацки себя ведет?

— В чем же дело?

— На это есть три важные причины: Парис, Пол и Картер.

— Вчера Парис заверила меня, что вы с Полом только друзья. Я не питаю никаких чувств к Парис, и поскольку к Картеру мы, оба равнодушны, не вижу никаких препятствий.

— Нет. Я имела в виду, что должна проводить как можно больше времени с ними.

— Это можно уладить. На пути нашего более близкого знакомства есть еще какие-то преграды?

— Близкого? Насколько? — уклончиво спросила Слоан, но он мгновенно раскусил ее увертки.

— Давайте не играть друг с другом в эти недостойные игры. На своем веку я уже все это пережил и не думаю, что вам они понравятся, даже если вам известны правила.

Не зная, как выкрутиться, Слоан подняла маленькую раковину и сделала вид, что внимательно ее изучает. Ной терпеливо ждал, пока она поднимет голову.

— Поверьте, больше всего мне нравится в вас именно естественность. Неподдельность, если можно так выразиться. Однако трудно не заметить, что, оставаясь наедине со мной, вы ведете себя так, словно попали в лапы к тигру. Что вас тревожит?

Слоан не могла не задаться вопросом: кем бы он посчитал ее, узнав правду?

«Когда я остаюсь наедине с тобой, мне не дает покоя мысль, что я вовсе не дизайнер, а коп, да еще получивший задание пробраться в дом отца под благовидным предлогом. И Пол вовсе мне не друг. Что бы ты сказал, узнав, что я привезла с собой агента ФБР? И кстати, он совсем не против, чтобы я заодно шпионила и за тобой. Честность и откровенность? Да такой подлой дряни ты еще не видывал! И не моя вина, что меня тянет к тебе как магнитом! В животе все переворачивается при мысли о том, как ты поступишь, когда все выплывет наружу!»

39
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru