Пользовательский поиск

Книга Ночные шорохи. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

— Отец считает, что никакие предосторожности не лишни.

У Слоан отчего-то возникли вполне обоснованные опасения, что для этого у него есть свои причины.

Глава 21

Едва Слоан и Парис вошли в холл, как рядом с ними моментально материализовался Дишлер.

— Миссис Рейнолдс спрашивала о вас, — сообщил он Парис. — Она наверху, в своей спальне.

— Бабушка хорошо себя чувствует? — встревожилась Парис.

— По-моему, единственное, от чего она страдает, — это скука, — заверил Гэри.

Пока Парис расспрашивала, к каким телеканалам подсоединены камеры, Слоан исподтишка рассматривала дворецкого. Нордстром отличался огромным ростом, светлыми волосами, голубыми глазами и мускулистой фигурой.

По пути наверх она поделилась с Парис своим мнением: . — Он выглядит скорее как телохранитель, чем дворецкий.

— Верно, — отозвалась Парис. — Настоящий гигант.

Все еще улыбаясь, сестры вошли в спальню Эдит. Старуха восседала на, затейливом диванчике, обитом бордовым бархатом, в дальнем конце огромной комнаты размером с весь дом Слоан и так тесно заставленной темной тяжелой мебелью, что девушке показалось, будто она вот-вот задохнется.

Миссис Рейнолдс, грозно хмурясь, сняла очки и отложила книгу.

— Вы где-то пропадали целый день, — буркнула она. — Ну, как прошел урок?

— Мы не ездили в клуб, — призналась Парис.

Белые брови Эдит взлетели вверх, но прежде чем она успела что-то сказать, вмешалась Слоан. Пытаясь одновременно защитить Парис и умаслить старуху, она шутливо заметила;

— Парис пробовала меня уговорить, но я умоляла о милосердии и в конце концов отказалась выходить из машины. Она даже тащила меня силком, только я оказалась гораздо сильнее. Тогда она попыталась стукнуть меня по голове клюшкой, но я увернулась и успела вовремя напомнить, что вы не терпите публичных проявлений чувств, так что Парис пришлось сдаться.

— Ты снова дерзишь! — объявила Эдит, однако суровая гримаса как по волшебству исчезла и лицо разгладилось.

— Да, мэм, знаю, но ничего не могу с собой поделать, — усмехнулась Слоан.

— Я велела тебе называть меня прабабушкой.

— Да, прабабушка, — послушно повторила Слоан, инстинктивно почувствовав, что следует уступить. И оказалась права. Губы Эдит дернулись в невольной улыбке.

— Кроме того, ты безобразно упряма.

— Так и мама говорит, — вздохнула Слоан. Поняв, что проигрывает в этом поединке характеров, и желая избежать полного поражения, Эдит небрежным взмахом руки отпустила Слоан:

— Убирайся! С меня достаточно! Я хочу поговорить с Парис.

Обрадованная тем, что сестре теперь не попадет, Слоан поспешно исчезла, мельком успев, однако, заметить ее ошеломленное лицо.

Оставшись наедине со старшей внучкой, Эдит кивнула на стул.

— Садись. Я хочу знать, что вы делали и о чем говорили.

— Пообедали в «Гамене»и болтали обо всем на свете. Беседа с прабабкой заняла больше часа, поскольку старуха постоянно перебивала Парис новыми и новыми вопросами.

— Все было так замечательно, — заключила наконец девушка, когда допрос был завершен. — Я могла бы остаться там хоть на всю ночь. И Слоан тоже, я в этом уверена.

— Ну а теперь, — сдержанно предположила Эдит, — ты, должно быть, собираешься в Белл-Харбор, увидеться с матерью?

Парис приготовилась к буре упреков и возражений, но вопреки всегдашней привычке на этот раз решила не отступать.

— По правде говоря, собираюсь. Слоан так много рассказывала о ней. Оказывается, она совсем не такая, как о ней говорили отец и бабушка!

— Ты знаешь Слоан меньше двух дней и так сразу ей доверилась?

Парис изо всех сил старалась выговаривать раздельно каждое слово и ни в коем случае не заикаться. Она не позволит себе спасовать перед прабабкой!

— Дело вовсе не в этом, я просто хочу сама принимать решения.

Вместо ожидаемой словесной выволочки прабабка молча подалась вперед и уставилась на нее. И после напряженной долгой паузы изрекла:

— Похоже, нахальство и дерзость Слоан крайне заразительны.

— Надеюсь, — бросила Парис, вскинув голову.

— Если ты все еще способна воспринимать мудрые советы, предлагаю тебе воздержаться от подобных высказываний в присутствии отца и ни в коем случае не делиться своим новообретенным мнением о матери. Парис кивнула и встала.

— Я могу идти?

— Несомненно, — ответила Эдит.

Долго еще после ухода правнучки старуха сидела неподвижно, погруженная в собственные мысли. Наконец она потянулась к телефону и набрала номер, не указанный ни в одном справочнике.

— У меня для вас работа, Уилсон. — сообщила она тому, кто ответил. — Необходимо все сделать очень быстро и без шума.

И только потом объяснила, что требуется от собеседника.

Глава 22

— Ну, как прошел день? — поинтересовался Ной, входя в гостиную, где отец смотрел старый, фильм с Джоном Уэйном, а сестра, нацепив наушники, лениво перелистывала журнал. При его появлении Кортни сняла наушники, а Дуглас поднял глаза.

— Донельзя тоскливо, — пожаловался он надорванным голосом калеки, который считает, что все обязаны разделять его страдания. — Читал, а потом вздремнул. А где был ты?

— Отнес на подпись бумаги Картеру, потом съездил по делам и встретился с Гордоном Сандерсом.

— Не доверяю я Сандерсу, — проворчал Дуглас, но тут же с жаром спросил:

— Надеюсь, ты видел Слоан?

— Пришлось, — с иронической улыбкой ответил сын. — Явился туда как раз в тот момент, когда Картер вызвал ее на поединок. Пожелал узнать, чему она научилась на курсах самообороны.

— Неладно что-то в Датском королевстве, если женщинам приходится ходить на такие курсы, чтобы чувствовать себя в безопасности на наших улицах. Бедняжка Слоан! Такая милая и нежная, настоящая голубка!

— Твоя милая нежная голубка отбила папаше задницу.

Дважды.

Дуглас потрясение захлопал глазами.

— Неужели? Но я все равно жалею современных женщин. Представляете — постоянно жить в страхе, что на тебя нападут. Или еще похуже.

— Лучше пожалей грабителя! Будь я проклят, если Слоан не имеет черного пояса в карате или не знаю чем там еще она укладывала Картера на лопатки!

— Ты куда-нибудь собираешься вечером? — осведомился Дуглас, запоздало заметив, что Ной в смокинге.

— Совершенно верно.

Отец и сестра уставились на него с таким видом, словно он обрекает их на невыносимую участь, оставляя наедине друг с другом.

— И кто же эта счастливица? — с горечью буркнула Кортни.

— Я ужинаю с Парис и Слоан…

— Ну никакого стыда! Ухлестывает сразу за двумя сестрами, не боясь инцеста! — объявила Кортни, подняв глаза к небу.

— ..и Полом Ричардсоном, — добавил Ной, обращаясь к отцу.

— А это еще кто?

— Друг Слоан.

— Несчастный, — объявила Кортни, снова натягивая наушники. — Вот-вот лишится подруги, упорхнувшей в объятия самого завидного, самого неотразимого жениха в Палм-Бич!

Оказалось, что из Кортни ясновидящей явно не вышло и предсказания ее не оправдались. Во всяком случае, пока Слоан Рейнолдс едва обращала на него внимание, что вряд ли волновало бы Ноя, если бы… если бы она не интриговала его все больше. Сидя за столиком в «Оушн-клаб», он старался не слишком пристально глазеть на нес. Но никак не мог привыкнуть к мысли, что изящная золотоволосая красавица в соблазнительно открытом черном платье для коктейлей — та самая растрепанная девица в грязных шортах, только сегодня утром уложившая Картера на обе лопатки.

Слушая, как она весело болтает с Парис и Полом, Ной никак не мог взять в толк, почему вчера посчитал ее скучной и безмозглой дурочкой. Но если сам спрашивал ее о чем-то, она отвечала односложно и отчего-то избегала смотреть в его сторону.

Ричардсон тоже оказался настоящей загадкой. Хотя он считался приятелем Слоан, однако усиленно ухаживал за Парис, и Слоан, похоже, ничуть не возражала. А сама Парис! Потрясающая метаморфоза! Ной знал ее много лет, но сегодня в обществе почти незнакомых людей она оживилась, сыпала шутками и остротами. Ной никогда еще не видел ее такой. У него сложилось странное, почти не правдоподобное впечатление, что Парис искренне симпатизирует поклоннику собственной сестры.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru