Пользовательский поиск

Книга Ночные шорохи. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

— Похоже на выстрелы, — упрямо возразил Джесс, нахмурившись и пристально глядя вдаль.

Вскоре появились Тед Бернби и Лео Рейган.

— Вроде бы стреляли, — пропыхтел Тед. Стоявший рядом Лео лишь беспомощно шевелил губами: за последние годы он окончательно потерял форму и сейчас никак не мог отдышаться.

— Подростки запускали ракеты, — снова солгала Слоан, неловко морщась. Ей действительно было не по себе. Почему ее вынуждают говорить не правду?

Лео и Тед, казалось, безоговорочно приняли объяснение, но Джесс был куда проницательнее, недаром прошел нелегкую школу улиц большого города. Правда, он постепенно стал привыкать к куда более мирной жизни, но профессиональное чутье по-прежнему оставалось острым. Обыскав взглядом окрестности, он хмуро воззрился на Слоан.

— Вечеринка вот-вот закончится, — сухо заметил он. — Мы все гадали, куда ты девалась.

При сложившихся обстоятельствах Слоан сумела лишь невнятно пробормотать:

— Я как раз шла к вам.

Джесс опустил руки и, слегка расслабившись, наконец обратил внимание на ее спутника:

— Кто это?

К облегчению Слоан, агент решил представиться сам.

— Пол Ричардсон, — объявил он, протягивая поочередно руку мужчинам и излучая сердечность и дружелюбие. — Друг Слоан из Форт-Лодердейла.

— Если собираетесь поужинать, вам лучше поторопиться, — предупредил Лео, как всегда на вечеринках неспособный думать ни о чем, кроме еды. — Чорисо

уже слопали. Но сосиски с соусом чили еще остались. Это блюдо выше всех похвал.

— По правде говоря, я от усталости еле держусь на ногах, — с сожалением ответил агент и любезно предложил:

— Слоан, иди без меня, а я поеду в отель.

Слоан запаниковала. Он попросту намерен исчезнуть, не ответив на терзающие ее вопросы! Она разоблачила его, и теперь он просто смоется из Белл-Харбора, оставив ее терзаться сомнениями и неизвестностью! Нужно же узнать, зачем они к ней прицепились!

Готовая на все, лишь бы остановить Ричардсона, она, сама того не сознавая, вцепилась в его руку.

— Я хочу познакомить тебя с Питом. Мы задержимся всего на несколько минут.

— Но я только испорчу всем настроение, — пробормотал Пол, предостерегающе сузив глаза.

— Ни в коем случае. Ты такая интересная личность.

— По-моему, ты заблуждаешься.

— Вовсе нет, — запротестовала она и исключительно от безвыходности прибегла к замаскированному шантажу:

— Позвольте объяснить, насколько необычен мой новый друг…

— Не стоит утомлять их ненужными подробностями, Слоан, — многозначительно улыбнулся он. — Так и быть, пойдем познакомимся с Питом и что-нибудь съедим.

Лео моментально просиял:

— Эй, Пол, любишь анчоусы?

— Обожаю! — с энтузиазмом отозвался тот, но Слоан показалось, что он стиснул зубы.

— Значит, тебе повезло, поскольку пицца сегодня с анчоусами! В жизни не видел никого, кто любил бы анчоусы, кроме Пита и, конечно, тебя.

В продолжение всего разговора Джесс не спускал глаз с агента. Наконец он, по-видимому, потерял терпение.

— Если мы сейчас не вернемся на вечеринку, остальные отправятся на поиски.

— Пойдем, — согласно кивнул Пол, дружески обнимая Слоан за плечи. По крайней мере так казалось со стороны. На самом деле девушка едва заметно морщилась от боли: хватка оказалась поистине стальной. Очевидно, ее предупреждали быть поосторожнее. ФБР не прощает ни малейшего промаха.

Джесс, Лео и Тед зашагали рядом, и вскоре все четверо мужчин уже оживленно дискутировали на тему бейсбола. Сравнительное безлюдье дюн уступило место оживленному пляжу, где музыка, рвущаяся из десятков радиоприемников, заглушала неумолчный рокот прибоя, а одеяла, на которых лежали молодые влюбленные парочки, усеяли песок цветными заплатками.

Глава 8

Беседка, где Пит отмечал грядущее семейное счастье, стояла рядом с мангалом для барбекю, и запахи древесного угля, смешанные с ароматом пережаренных сосисок, вызвали у Слоан что-то похожее на приступ тошноты. Пит и его невеста вместе с остальными гостями окружили Джима Финкла, который догадался захватить с собой гитару и сейчас исполнял зажигательное фламенко.

— Ему следовало бы стать не копом, а музыкантом, — заметил со вздохом Джесс, присоединяясь к слушателям. Лео, однако, задержался.

— Поешьте что-нибудь, — наставлял он Ричардсона, гостеприимно обводя рукой деревянный стол, заставленный открытыми коробками с пиццей, большими мисками с остатками сырного соуса, чили и картофельного салата, а также блюдами с холодными сосисками на булочках. — Выпивка вон там, в переносном холодильнике, — добавил он, перед тем как отойти. — Не стесняйтесь.

— Спасибо, не буду, — кивнул Ричардсон, не снимая руки с плеча Слоан и едва ли не силой подталкивая ее к столу.

Слоан понимала, что у него есть все основания сердиться, но ведь он вроде уже успел немного успокоиться и даже пошутил насчет мужчин, увлекающихся кулинарией. Поскольку она все-таки не выдала его, то, естественно, предположила, что он больше не злится. Однако Пол, деланно улыбаясь, прошипел:

— Попробуй только язык распустить, и я мигом привлеку тебя за противодействие закону!

Неожиданный взрыв злости застал девушку врасплох, и Слоан непонимающе уставилась на него. Пол, по-прежнему скаля зубы в широкой улыбке, вручил ей тарелку и добавил:

— Усекла? Смотри у меня, заглохни и не возникай! Слоан молча кивнула, отчетливо сознавая, что это далеко не пустая угроза. Пол принялся накладывать на тарелку еду из всех мисок подряд, но Слоан заметила, что он и не притронулся к пицце. Очевидно, даже преданность долгу и стране имела свои границы, которые заканчивались как раз там, где начиналась пицца с анчоусами.

— Я вовсе не собиралась ничего им говорить, — попыталась возразить Слоан спокойным, рассудительным тоном, к которому обычно прибегала в самых неприятных ситуациях. — Но мне кажется, я заслужила объяснение И не позволю вам так просто скрыться.

— Значит, стоило подождать до завтра. Слоан обмакнула отсыревшую тортилью

в соус и положила на тарелку, притворяясь, что веселится вовсю.

— Неужели? — фыркнула она. — И где бы я завтра вас нашла?

— Вы? Я сам бы вас нашел.

— С помощью бинокля? — съехидничала Слоан.

Похоже, неожиданный отпор позабавил его… впрочем, трудно сказать: этот человек — настоящий хамелеон.

— Поверьте, я понимаю ваши чувства.

— Эй, Слоан, где ты была? — вмешался подошедший Пит. Одной рукой он обнимал свою невесту, в другой была зажата банка с пивом. Рядом возник Джесс и улыбнулся невесте Пита, Мэри Бет, стройной застенчивой хорошенькой блондинке, которая выглядела столь же счастливой, как и ее жених, не произнося при этом ни слова.

— Солнышко, покажи им медальон, который я подарил тебе в память о последней неделе холостой жизни, — попросил Пит, как только Слоан представила их своему «другу» Полу Ричардсону. — Из чистого золота!

Пит, очевидно, крайне гордился подарком, и Мэри Бет послушно приподняла тяжелый золотой кулон-сердечко, висевший у нее на шее, чтобы все могли выразить подобающее восхищение.

— Прелестно, — пробормотала Слоан, пытаясь сосредоточиться на происходящем и боясь, что каким-то образом выдаст Ричардсона.

Агент внимательно изучал подарок, словно никогда не видел ничего подобного.

— Потрясающе! — заключил он.

— Три недели назад, — призналась ему Мэри Бет, побив личный рекорд по продолжительности разговора с незнакомцами, — Пит подарил мне золотые часики на память о последнем месяце перед свадьбой.

— Очевидно, он без ума от вас, — вставил Пол.

— Просто помешан, — ухмыльнулся Джесс, но Слоан едва его слышала, оцепенев от ужаса. Еще Минута — и Ричардсона безжалостно разоблачат, а он во всем обвинит ее, Слоан!

По берегу шествовала Сара под руку с очередным поклонником, а у Сары была идеальная память на привлекательных мужчин. Странно, она вроде не намеревалась оставаться на вечеринке допоздна, но, очевидно, передумала.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru