Книга Ночные шорохи. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 4

Глава 4

Полицейский участок располагался в новом здании муниципалитета, красивом трехэтажном белом особняке с красной черепичной крышей и широкой, изящно изогнутой лоджией, идущей вдоль всего фасада. Внизу раскинулся широкий зеленый газон, на котором были высажены пальмы. Не всякий город мог похвастаться такой мэрией.

Залы судебных заседаний, отделанные дубовыми панелями, и конференц-зал, используемый в основном для городских собраний, занимали третий этаж: офисы мэра и чиновников, а также отдел записей гражданского состояния и архив находились на втором. Первый этаж предназначался для полиции.

Отделка интерьеров была поручена фирме Сары, и ее своеобразная манера и безошибочное чутье явно ощущались в роскошной обстановке офиса мэра и залах судебных заседаний, где мебель была обита темно-синей с коричневым тканью, в тон ковровому покрытию.

Когда дело дошло до помещений полицейского участка, Саре и ее партнерам утвердили довольно скромную смету, не дававшую простора воображению.

Центр просторного помещения занимали три ряда письменных столов, по десять в каждом, снабженные компьютерами, каталожными шкафчиками, офисными креслами и стульями для посетителей. У входа были отгорожены стеклянные клетушки для офицеров рангом повыше, комнаты для совещаний располагались по правую и левую стороны, а в самом конце, за тяжелой, всегда закрытой дверью, скрывался «обезьянник» для временно задержанных.

В мужественной, хотя и бесплодной попытке противостоять общему впечатлению тоски и уныния, неизменно возникавшему у посетителей и сотрудников при виде моря бежевого линолеума, такого же цвета столов и мониторов, дизайнеры застлали середину сине-бежевым паласом я заказали шторы такой же расцветки. К сожалению, ковровое покрытие было постоянно заляпано пятнами от соусов, чая и кофе, оставленными полицейскими, дежурившими по тридцать человек в три смены круглосуточно.

Слоан была одной из немногих, ценивших усилия коллег Сары, однако сейчас и она ничего вокруг не замечала, По праздникам полиции всегда хватало работы, но сегодня выдался особенно тяжелый и суматошный день. Телефоны разрывались, громкие голоса, перемежавшиеся взрывами нервного смеха, неслись из комнаты, где проходили занятия по обороне, и эхом отдавались в коридоре. В комнатах совещаний с самого утра велись допросы свидетелей и подростков, подозреваемых в ограблении, погоня за которыми закончилась автокатастрофой и многочасовой пробкой на шоссе. Родители и адвокаты мальчишек висели на телефонах и потерянно бродили по холлу.

Все это столпотворение безмерно раздражало капитана Ингерсолла, у которого после вчерашнего разыгралась язва желудка. Он то и дело глотал таблетки и шнырял между столами в поисках козла отпущения, на котором мог бы наконец сорвать злость. К тому же Мэрнан Лиджет, его шестидесятипятилетняя секретарша, туговатая на ухо и считавшая только что установленную телефонную систему, снабженную переговорными устройствами, не иначе как изобретением самого дьявола, вносила свою лепту в общий хаос, время от времени появляясь на пороге и зычно призывая босса к телефону.

Сотрудники честно старались сосредоточиться на работе и не обращать внимания на то, что творилось вокруг, но это было не так-то легко. Всем приходилось туго… всем, кроме Пита Бенсингера, который не мог думать ни о чем ином, кроме предстоящего вечером мальчишника и грядущей свадьбы, и поэтому упорно не обращал внимания ни на дурное настроение Ингерсолла, ни на окружающую обстановку. Весело насвистывая, он разгуливал вдоль столов и то и дело останавливался поболтать с теми, кто был рад хоть на минутку отвлечься.

— Привет, Джесс! — воскликнул он, не дойдя до стола Слоан. — Как делишки?

— Проваливай! — проворчал Джесс, печатавший рапорт о задержании пушера . — Противно видеть твою веселую рожу!

Нимало не обидевшись. Пит шагнул к столу Слоан, наклонился и, пытаясь подражать Хамфри Богарту, обольстительно улыбнулся.

— Скажи, крошка, что может делать такая красотка, как ты, в этой дыре?

— Надеется встретить такого болтуна, как ты, малыш. Давно мне никто зубы не заговаривал, — бросила Слоан, не поднимая глаз от плана занятий.

— Опоздала! — провозгласил Пит, радостно воздев к небу руки. — На следующей неделе меня захомутают. Неужели не слышала?

— Ходили какие-то слухи, — улыбнулась Слоан, продолжая писать.

По правде говоря, едва ли не все ее коллеги принимали живейшее участие в бурном романе Пита. Он встретил Мэри Бет пять месяцев назад и, по собственному признанию, «втрескался с первого взгляда». К несчастью, ни Мэри Бет, ни ее весьма состоятельные родители не были в восторге от ухаживаний простого полицейского, чьи карьерные и финансовые перспективы были крайне сомнительны, чтобы не сказать большего. Но настойчивость, терпение и преданность победили. Вооруженный бесчисленными дружескими советами, многие из которых, честно сказать, никуда не годились, он упорно преследовал Мэри Бет и все-таки, несмотря на все препятствия, добился своею. Теперь Слоан не могла без улыбки смотреть на его восторженное мальчишеское лицо, выражавшее безграничную веру в то, что отныне он поселился на седьмом небе и больше никогда не спустится на грешную землю.

— Не забудь прийти на мальчишник сегодня! Будешь королевой бала, — напомнил он.

Джесс, Лео Рейган и Тед Бернби вначале планировали роскошную вечеринку со стриптизеркой и обычными заморочками надравшихся вдрызг буянов, но Пит и слушать ничего не пожелал, стойко объявляя всем и каждому, что женитьба на Мэри Бет слишком много для него значит и он ни за какие коврижки не сделает того, о чем мог бы позже пожалеть… или, как ехидно вставил Джесс Джессап, того, о чем Мэри Бет заставила бы его пожалеть.

И чтобы уж наверняка оградить себя от всяких неожиданностей, Пит настоял на том, чтобы на мальчишник были допущены дамы. Сам он собирался привести Мэри Бет.

— Сегодня? А я думала, завтра, — схитрила Слоан, неуклюже стараясь сделать вид, что очень занята вечером.

— Слоан, ты просто обязана прийти! Без тебя и праздник не в праздник! Соберемся на берегу! Разожжем костер, устроим барбекю… Нужно когда-то и повеселиться, не все же пахать!

— Похоже на нарушение всех экологических законов! Не хватало еще, чтобы нас арестовали, — пошутила она.

— Представляешь, море пива, — соблазнял Пит, — Пьянство и непристойное поведение в общественных местах… Нас всех посадят в кутузку, пресса раздует дело на всю страну.

— Кто, интересно, тебя сцапает, если дежурить будет некому? — резонно возразил Пит.

— Как это некому? А я? Мы поделили смену с Диреком Кипински, так что он придет к тебе первым, а я потом. — И при виде сокрушенной физиономии Пита, слегка смягчившись, пояснила:

— Нужно же кому-то проследить за пляжем. Последнее время, особенно по уик-эндам, там проходу нет от наркоманов.

— Знаю. Но арестом пары-тройки пушеров здесь не обойдешься. Эта зараза доставляется морем. Какое-то судно. Вот где корень зла, и искать его нужно именно там.

— Это работа отдела по борьбе с наркотиками, и они, по-моему, уже последовали твоему совету. Наше дело — очистить улицы и пляж. — Подняв глаза, Слоан заметила Сару и встала. — Через десять минут у меня занятия.

Пит дружески стиснул ей плечо и, подойдя к своему столу, поднял трубку. Рядом со Слоан мгновенно очутился Лео Рейган.

— Ставлю десять к одному, что он опять звонит Мэри Бет. Это уже в третий раз сегодня.

— Совсем крыша поехала, — согласился Джесс. Подошедшая Сара небрежно присела на край стола, улыбнулась мужчинам и тоже всмотрелась в Пита, на лице которого играла блаженная ухмылка.

— По-моему, он просто душка, — хихикнула она. — И судя по выражению его лица, определенно любезничает с Мэри Бет.

Удостоверившись, что Пит не обращает ни на кого внимания, Лео вытащил большой конверт и протянул Джессу:

— Собираем деньги на подарок Питу и Мэри Бет. По двадцать пять баксов, — Мы что, решили их домом порадовать? — ворчливо осведомился Джесс, кладя в конверт требуемую сумму. Слоан потянулась за кошельком.

7
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru