Книга Леди, будьте паинькой. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 18

— Понимаешь, случилась совершенно безумная вещь. — Эмма откашлялась. — Я только что поняла… это невероятно глупо, но… — Язык едва ворочался во рту. — Ты будешь потрясен. И весьма возможно, разозлишься. И я не обижусь. На твоем месте.

Кенни терпеливо ждал.

— А, не важно. Забудь.

Она все-таки попробовала отступить, но тут же одернула себя. У нее много недостатков, но в их число не входит трусость! И кто придумал правило, что женщина может уберечь свою гордость, только скрыв свои подлинные чувства? Ну уж нет, она слеплена из теста покруче!

— Видишь ли, я влюбилась в тебя, — с ходу выпалила она и осеклась.

Он смотрел на Эмму так, словно из ее ушей поползли змеи. Она гордо вскинула голову.

— И ничего не говори! Я так зла на себя, что не могу описать! Можешь представить что-то более идиотское? Ты! Именно ты из всех людей!

Она схватила со стола вилку.

— Уж лучше я воткнула бы себе это в сердце! Или бегала бы за Томом Крузом! А то, втюрилась бы в какого-нибудь кретинского рок-идола! Не вижу никакой разницы.

Она швырнула обратно вилку, скрестила руки на груди и принялась притоптывать ногой, чтобы не раскиснуть и не разрыдаться у него на глазах.

— Что же, я не собираюсь с этим жить. Некоторые вещи просто невозможно вынести. Я немедленно положу конец этой дури.

Кенни открыл рот. Захлопнул. Снова открыл и едва слышно выдавил:

— И как… каким образом ты собираешься это сделать? Эмма высокомерно вздернула подбородок.

— А вот это мое дело.

Она страшно боялась, что раскиснет и расплачется. Такое унижение просто сломит ее.

Зазвонил телефон, но она словно не слышала.

— Я прекрасно понимаю, что ты тут ни при чем, но разъярена как черт на себя и на тебя, так что извини, мне лучше уйти.

Снова звонок. Эмма пошла к выходу, споткнулась о высокий табурет и едва его не опрокинула. Немного опомнившись, она схватила трубку и раздраженно рявкнула:

— Алло!

— Привет, это Тори. Хватай Кенни и немедленно ко мне.

— Что случилось?

— Узнаешь, когда приедешь. Поторопитесь. И, не сказав больше ни слова, повесила трубку.

Эмма пожала плечами.

— Очевидно, твоя сестра переживает нечто вроде очередного кризиса.

— Что на этот раз?

Эмме смертельно хотелось забиться в свою комнату и спрятать голову под подушку, но, кажется, ей и этого утешения не дано.

— Не знаю. Просила приехать как можно скорее.

— Значит, бежим. Она, наверное, прикончила Декса и хочет, чтобы мы спрятали его труп.

Поездка в поместье Тревелеров была сплошным мучением. Эмма не могла смириться с его жалостью или, чего хуже, неловкостью, поэтому включила радио на полную громкость, что сделало беседу невозможной.

Не успели она войти в дом, как появилась Шелби. Глаза ее сияли, щеки раскраснелись от удовольствия.

— Леди Эмма! У нас совершенно неожиданный гость. Деловой знакомый Уоррена — один из главных инвесторов… но думаю, он здесь не из-за отца. По-моему, приехал из-за вас. Представляю, что будет твориться в городе, когда все узнают, что я принимала настоящего живого герцога!

Глава 18

Эмма оцепенела.

— Герцог? — переспросил Кенни.

— Герцог Беддингтон! — торжествующе прочирикала Шелби. — Он в гостиной! Уоррен зовет его «Хью»! — Она так понизила голос, что теперь он невероятно напоминал сценический шепот. — Оказывается, они знакомы целую вечность! Герцог делал вложения в компанию с начала восьмидесятых… но встретились впервые! Немедленно идите, покажитесь ему! Мне нужно принести еще один поднос с закусками! Аппетит у него дай Боже! Эмма не знала куда деваться. Сначала эта нелепая любовь, теперь Хью!

Ей было известно, что Беддингтон разбогател на инвестициях в компании, занимающейся высокими технологиями, но таких компаний было огромное множество! Откуда она знала, что «ТКС» — одна из них?! А завтра ей уже лететь домой! С чего вдруг он решил проделать такой дальний путь? Неужели лишь для того, чтобы увидеть ее?!

Кенни схватил Эмму за руку.

— Ты немедленно едешь на ранчо. Совершенно ни к чему терпеть все это.

Его стремление уберечь ее, каким-то образом защитить немного утешило ее. Как соблазнительно было бы послушать Кенни… но нет, это невозможно!

Она раздвинула в улыбке дрожащие губы.

— Спасибо, но я сама о себе позабочусь. — Собравшись с мужеством, она направилась в гостиную.

— Эмма, дорогая!

Стул скрипнул. Хью тяжело поднялся на ноги. Одет, как всегда, безупречно, в темно-серый костюм-тройку, скроенный с таким расчетом, чтобы скрадывать полноту; редеющие рыжеватые волосы аккуратно зачесаны назад, белесые маленькие глазки прячутся под мохнатыми бровями. От него буквально разит дорогим одеколоном.

Позади раздался шепот Кенни:

— Сукин сын — просто двойник этого ублюдка Генриха…

Эмма поспешно шагнула вперед.

— Я потрясена, ваша светлость. Что, скажите на милость, вы делаете в Техасе?

Пухлые пальцы Хью клещами сомкнулись вокруг ее ладони.

— Хотел сделать сюрприз. Все равно на той неделе пришлось бы лететь в Штаты по делу, поэтому мы так и не смогли бы увидеться сразу после вашего возвращения. А ваши описания Техаса были такими красочными, что мне захотелось самому взглянуть на эти места.

Явная и ничем не прикрытая ложь. Он терпеть не мог срываться с места. Просто примчался удостовериться, по-прежнему ли она у него под каблуком.

Не понятно, почему он выбрал именно ее? В Англии найдутся тысячи женщин куда красивее нее и при этом готовы из кожи вон вылезти, чтобы заарканить герцога. С его титулом и деньгами он может выбирать любую, хоть принцессу! Почему он зациклился на ней?

Вот мерзкий тип!

Кенни заметил, что взгляд Хью Холройда не отрывается от рта Эммы. Уж ему-то яснее ясного, почему герцог Беддингтон так одержим директрисой «Святой Гертруды». Похотливый козел!

Кенни стиснул кулаки. Эмма так наивна, что думает, будто Холройд интересуется исключительно ее титулом и репутацией. Ха! Кенни готов прозакладывать ранчо, что именно ее ладное тело превратило аристократа с рыбьей кровью в готового на все опасного безумца. Хью просто бредит фантазиями о горячем жадном ротике леди Эммы, проделывающем с ним все, чего удостаивает исключительно его, Кенни.

Ну уж нет, не дождется!

Кенни еще не осознал как следует, не свыкся с поразительным откровением Эммы. Признание не было бы столь удивительным, если бы исходило от любой другой женщины. Он привык отбиваться от подобных деклараций любви и преданности, но эта леди удивительно хорошо разбиралась в людях. Каким же образом она умудрилась убедить себя, что втрескалась в него по уши?

Кенни напомнил себе, что, несмотря на все возвышенные разговоры, она все-таки скромница, недотрога и в какой-то мере ханжа. И ради собственного спокойствия, вероятно, просто обязана убедить себя, что вместо обычного секса, так называемой отпускной интрижки, обрела первую и единственную любовь своей жизни. Но его долг — помочь ей увидеть истину.

Эта идея отчего-то подействовала на него угнетающе, но времени хорошенько ее обдумать не оставалось, поскольку отец объявил в своей преувеличенно-жизнерадостной манере, которую держал в резерве исключительно для влиятельных инвесторов:

— Хью, позвольте представить вам моего сына Кенни. Я много лет назад пригласил Хью посетить нас, когда ему будет удобно. Хорошо, что он наконец решился.

— Ах да…

Рукопожатие Хью напоминало прикосновение влажного полотенца.

— Очень рад, Кен. Не могу передать, как я благодарен, что вы заботились об Эмме.

Челюсти Кенни судорожно сжались.

— Никаких проблем.

Вперед выступила Тори, и по тому, с каким покровительственным видом обняла Кенни, сразу стало ясно, что она безошибочно прочла мысли брата.

— Привет, братишка. Хью тоже играет в гольф, и я только что рассказывала ему о сегодняшней партии в клубе. Не промахнись я на четырехфутовой позиции, наверняка выбила бы семьдесят пять очков!

55
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru